ЛитМир - Электронная Библиотека

— Нет, милорд, что вы! Но разве ваша бабушка не в состоянии понять, что вы просто не смогли сдержать обещание?

— Нет. Абсолютно не в состоянии. Ну пошли, мисс Джиллингем. Я должен побить противника его же оружием. Что вас во мне не устраивает?

Его легкомысленная самоуверенность повергала ее в отчаяние. Как сказать ему, что она не хочет выходить за него замуж, потому что он — жертва колдовских чар? Или что ее напугало, сколь неравноценной оказалась сделка? Что ей хотелось бы, чтобы он оказался нелепым и неуравновешенным?

— Вы очень высокий, — пробормотала она.

— Не очень, — возразил он. — А когда мы сидим, разница в росте и вовсе не бросается в глаза. Я постараюсь сидеть, как можно больше. — И добавил с вызовом:

— Я полагал, что мы заключили соглашение, мисс Джиллингем. Вы дали обещание.

— Но я оговорила, что соглашение вступит в силу, если мы сочтем, что подходим друг другу, милорд.

— Я нахожу, что вы мне подходите.

— Как это может быть? Вы меня не знаете.

— Мне нравится уже то, что вы мучаетесь сомнениями.

— Что?

— Если бы вы решительно вошли сюда и бестрепетно произнесли клятву перед алтарем, мисс Джиллингем, я бы огорчился. В конце концов, я и сам немного волнуюсь. Но двум разумным людям будет вовсе не трудно притереться друг к другу, особенно если их отношения будут покоиться на материальном благополучии. И разумеется, я стану заботиться о ваших братьях и сестрах. — Это была козырная карта, и он выложил ее. без всякой помпы, но обдуманно — в этом она не сомневалась. — Вы мне их представите?

Отказаться было невозможно, и Мэг жестом подозвала домочадцев. Близнецы подошли с опаской, но, поболтав с графом несколько минут, уже смотрели на него с восхищением. Лора была по-прежнему озадачена, но вскоре граф заставил ее покраснеть. Мэг с дурным предчувствием наблюдала за его легкими победами и радовалась тому, что Джереми оставался невозмутимым.

— Милорд, — сказал он, — Мэг не обязана выходить за вас замуж, если она того не желает. Мы можем обойтись и без вас.

— Не сомневаюсь, что можете. Вы, судя по всему, способные и трудолюбивые люди. Но если мы выполним это соглашение, всем нам станет легче и я буду вечно вам благодарен.

Он завел разговор об их интересах и школьных занятиях и так умело втянул в беседу, что вскоре даже Джереми смягчился, особенно когда граф упомянул как бы невзначай о своей учебе в Кембридже.

Мэг следовало бы радоваться, что тревоги ее семейства рассеиваются, и она была этому рада, если бы не одно обстоятельство: граф Саксонхерст вел себя уверенно, как человек, который с самого рождения привык к тому, что ему никто не смеет перечить. Он был чарующе обаятелен и прекрасно сознавал это.

Казалось, не было никаких причин сомневаться — и все же она по-прежнему сомневалась. Она чувствовала себя так, словно это она была околдована заклятием. Конечно, так и есть! Мэг едва не вскрикнула вслух. Поделом ей. Он околдован Шилой, а ей грозит оказаться околдованной им.

Наблюдая за графом, Мэг почти зримо ощущала вокруг него сияющий ореол обаяния… Она тряхнула головой, чтобы отогнать видение: просто это играют проникающие сквозь цветные стекла солнечные лучи. Но нет, не только! Невозможно было отрицать воздействие, которое он на нее оказывал, так же как и то, что оно волновало ее до глубины души.

Этот человек был слишком большим подарком для такой мышки, как Мэг Джиллингем. Но у нее не было выбора.

Глава 5

Наконец он повернулся к ней и, решив, что она достаточно пришла в себя, встал, после чего, поддерживая под локоть, заставил встать и ее. Он счел, что больше она сопротивляться не будет, и оказался прав. Однако со стороны Мэг дело было вовсе не в доброй воле, а в необходимости — семья отчаянно нуждалась в ее помощи.

Спустя несколько секунд они стояли перед викарием.

Худой, седоволосый преподобный Билстон смотрел на Мэг с участием. Он знал ее почти с детства и всего три месяца назад отпевал ее родителей.

— Ты вполне пришла в себя, Мэг? Никакой спешки нет, знаешь ли. Брачное свидетельство будет действительно и завтра, и через неделю. Если ты не совсем уверена…

Мэг снова взглянула на графа и поняла, что больше он не собирается оказывать на нее давление. Он бросил кости и теперь просто ждал, как они лягут.

«Лора, Лора, Лора!» Мысленно трижды произнеся имя сестры как заклинание, Мэг обрела твердость и улыбнулась викарию:

— Это была просто минутная слабость, ваше преподобие. Теперь я совершенно готова.

После непродолжительной паузы преподобный Билстон начал церемонию. Для Мэг время вопросов закончилось, теперь она лишь давала подобающие ответы, полностью доверившись течению событий, которое выбрала сама. В конце концов, ничего в сущности не изменилось — разве что граф оказался отнюдь не объектом сочувствия, и было бы странно сожалеть о…

Она очнулась от прикосновения графа.

Теперь они были мужем и женой!

— Ну-ну, — успокоительно произнес он, видя, что ее снова охватывает паника. — Худшее позади. Благодарю вас, леди Саксонхерст. — И он поцеловал ей руку рядом с кольцом, которое только что надел ей на палец.

Мэг была ему горячо благодарна за то, что он не поцеловал ее в губы. Но Господи помоги, если она не готова даже к поцелую, что же с ней будет, когда наступит ночь?

Он вглядывался в нее несколько мгновений, потом сказал:

— Уверен, что все ваши страхи и сомнения вполне естественны, но постарайтесь не дать воображению увлечь себя, моя дорогая. А теперь давайте поставим свои подписи в церковной книге и покончим с этим.

Как только формальности были соблюдены, граф повернулся к ее родне.

— Добро пожаловать! Знаете, у меня нет братьев и сестер, поэтому я в восторге от того, что сразу обрел многочисленное семейство.

— Подождите, пока вы с ними получше познакомитесь, милорд, — заметила Мэг.

Легкая ирония в ее голосе заставила его бросить на нее быстрый взгляд, в котором читались одновременно и удивление, и одобрение. Этот взгляд странно обжег ее, словно язычок пламени, согревающий, но опасный. Мэг поспешно отвернулась и стала принимать добрые пожелания присутствующих.

Джереми, настороженный, стоял неподвижно, а вот сияющая Лора подбежала и обняла Мэг:

— Мне кажется, что все это замечательно!

Граф запечатлел поцелуй на ее щеке, после чего поручил заботам секретаря:

— Оуэн, позаботься особо о моей новой сестренке.

Оуэн Чанселлор, с его темными волосами и квадратным лицом, был таким приятным джентльменом. Мэг хотелось бы самой оказаться на его попечении, а не на попечении своего красавца мужа.

И тут она заметила, что близнецы, задрав головы, с любопытством разглядывают графа. О Господи!

— А у вас есть мантия? — спрашивала Рейчел.

— Графская мантия? Да. И венец. И у вашей сестры будут.

— А у меня? — спросил Ричард.

— Только если ты сам их заслужишь. Мне не пришлось этого делать.

— А вы видели короля? — спросила Рейчел.

— Довольно давно. Он не слишком хорошо себя чувствует, чтобы принимать посетителей.

— Но вы, должно быть, встречались с принцем, — вставил Ричард. — Он что, действительно такой толстый?

— Очень. Ну, теперь в путь. Обед заждался.

— А что на обед? — хором выпалили близнецы с простодушной горячностью десятилетних детей, которых долго держали на голодной диете.

— Подождите — увидите. — Граф продел руку Мэг себе под локоть и повел ее к выходу. Близнецы мгновенно стали по краям: Ричард — со стороны графа, Рейчел — со стороны Мэг, — словно пастушьи собаки, оберегающие стадо, чтобы ни одна овца от него не отбилась.

Мэг почувствовала, что на глаза у нее наворачиваются слезы. Как, должно быть, страшно было этим детям после того, как они потеряли родителей! Разумеется, теперь все должно измениться к лучшему.

Близнецов, как всегда, было трудно успокоить.

— А ветчина будет, сэр?

— А гусь? А пирог?

15
{"b":"3459","o":1}