ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Я очень хочу жить: Мой личный опыт
#Карта Иоко
Тайна моего мужа
Девочка с медвежьим сердцем
Древний. Расплата
Черепахи – и нет им конца
Думай и богатей: золотые правила успеха
Миры Артёма Каменистого. S-T-I-K-S. Окаянный
Сердце. Как у тебя дела?

— Мне нужно обсудить кое-какие дела. С вами, милорд,. — Мэг было чрезвычайно неприятно так скоро начинать разговор о деньгах, но долги висели на ней, словно насквозь вымокший черный плащ, готовый в любой момент удушить.

— Тогда обратимся к делам, если с едой покончено. Еще мороженого или желе?

— Нет, благодарю вас. Я и так слишком много съела.

— Думаю, всем вам надо немного поправиться. Кто-нибудь хочет еще чего-нибудь?

Лора и Джереми отказались, а в глазах близнецов Мэг читала мучительное искушение, хотя животы у них были уже набиты до отказа.

— Все, довольно, — решительно сказала она им. — Позже, если проголодаетесь, сможете съесть что-нибудь еще.

Она понимала: понадобится время, чтобы дети поверили, что хорошую еду им будут давать регулярно. Так же, как ей нужно время, чтобы поверить, что все они более или менее встали на ноги.

Но ведь это правда, несмотря на временами странное поведение графа и неумолимо надвигающийся час брачной постели. Похоже, теперь у них есть все.

Они встали из-за стола, и по предложению графа мистер Чанселлор повел детей осматривать предназначенные для них комнаты. Граф крикнул им вслед:

— Непременно скажите, если вам что-то захочется там изменить!

После этого он сопроводил Мэг в другую комнату, пес последовал за ними.

У Мэг отлегло от сердца, когда она увидела кабинет с огромным письменным столом и книжными стеллажами. Безопасная комната. И уютная. Пес тут же улегся возле пылающего камина.

Мэг отметила, что здесь в каждой комнате имеется большой камин. Впрочем, сейчас ее бросало в жар отчасти от смущения и неловкости, а не только от тепла горящих углей. Впервые она осталась наедине с мужем и собиралась говорить с ним о деньгах.

Саксонхерст указал ей на диван, расположенный поближе к камину. Мэг с тоской посмотрела на два стула, стоящих на расстоянии друг от друга, но присела все же на краешек дивана.

— Так вот где вы занимаетесь делами, милорд?

— Все делает Оуэн — у него есть свои апартаменты, а я просто праздно слоняюсь здесь, делая вид, что работаю. — Он подтвердил слова делом, вальяжно раскинувшись на другом конце дивана. У графа Саксонхерста была неприятная привычка занимать собой все видимое пространство. — Итак, какие дела вы хотели обсудить?

— Тогда, может быть, мистеру Чанселлору лучше присутствовать при нашей беседе? — Ей было страшно любопытно узнать, как он устроил свою жизнь, но еще больше хотелось, чтобы компаньон графа был здесь. Саксонхерст положил руку на спинку дивана так, что кисть ее оказалась в опасной близости от плеча Мэг.

— Я дам ему потом соответствующие поручения, но ваши личные дела нам с вами лучше обсудить наедине.

В этом он был прав. Мэг так привыкла бороться в одиночку, что ей было трудно рассказывать о своих проблемах даже одному человеку, пусть и мужу. Особенно неприятно было то, что придется просить денег.

— Итак, — подбодрил ее граф, — что вас заботит?

— У меня есть долги, — произнесла она без всякого выражения, тупо уставившись на сложенные на коленях руки. — Я знаю, что об этом мы не уславливались, и понимаю, что вы не обязаны платить их…

— Вот здесь вы ошибаетесь, моя дорогая. Муж принимает на себя долги жены.

— О, — Мэг нахмурилась, — тогда не было ли это легкомыслием с вашей стороны не поинтересоваться, есть ли они у меня?

— Минерва, я был бы удивлен — даже более того, — если бы у вас не было долговых обязательств, способных нанести урон моему состоянию. Но мне необходимо было жениться, и я был готов за это платить. Итак, каковы ваши долги? — Поскольку Мэг продолжала хмуриться, пытаясь поделикатнее сформулировать свое предостережение не быть слишком беспечным, граф прибавил:

— Не надо. Люди посильнее вас пытались изменить меня. Каковы ваши долги, Минерва?

— Местные ремесленники и торговцы были добры ко мне и предоставили кредит. Я заплатила, что могла, но еще много осталась должна. Мне бы хотелось, чтобы они получили свои деньги, так как это люди, которые своим трудом… — О, как все это было мучительно! — Если вы собирались давать мне какие-нибудь карманные деньги, милорд…

Почувствовав его крепкое пожатие на своем плече, она замолчала и, отчаянно смутившись, уставилась перед собой невидящим взглядом.

— Минерва, нет никакой необходимости говорить со мной так, словно вы исповедуетесь в грехах. Разумеется, есть счета, которые вы были не в состоянии оплатить. И разумеется, я их оплачу. И конечно же, я не собираюсь вычитать эти суммы из ваших карманных денег. Двух сотен хватит?

— Две сотни покроют все счета!

— Это все, что вы должны?

Заметив, как он удивлен, Мэг покраснела, словно ей было стыдно признаться, что сумма ее долгов так ничтожна. Но ведь кое для кого она составляла годовой доход, а ее семью могла привести к полному краху.

— Считайте, что этих долгов уже нет, — сказал граф. — Когда я говорил о двух сотнях, я имел в виду ваши ежеквартальные карманные деньги.

— Двести фунтов!

— Гиней.

— Это чересчур много.

— Увидите, что вовсе нет. — Она только сейчас заметила, что его рука все еще лежит на ее плече, однако больше не сжимает его. Ощущение казалось почти обжигающим. — Я буду оплачивать счета ваших портних и тому подобное, но найдется очень много мелочей, которые вам захочется купить самой. К тому же от вас как от леди Саксонхерст будут ожидать участия в благотворительности и тому подобное. Вам также придется составлять великосветским дамам партию в карточных играх. Я бы хотел, чтобы эти расходы вы оплачивали из своего кармана.

— Я не играю в азартные игры.

На его губах мелькнула улыбка.

— Думаю, однако, что сегодня вы именно этим занимались.

— Вы понимаете, что я имею в виду.

— Да. Но ваша жизнь теперь изменилась, было бы глупо это отрицать. Отныне вы будете жить по-другому. Моя бабушка была права, намекнув, что это потребует от вас усилий, но я не сомневаюсь, что вы справитесь.

Мэг почувствовала себя так, будто ей выдали награду.

— Благодарю вас.

— Если игра не слишком увлечет вас — а я позабочусь, чтобы этого не случилось, — больших денег не понадобится. У меня здесь есть адвокат, который уладит все детали, а также выделит деньги на содержание ваших братьев и сестер. — Он улыбнулся:

— Лора скоро начнет разбивать мужские сердца. Она должна выглядеть достойно.

Мэг сделала попытку деликатно воспротивиться искушению его щедростью:

— Было бы неверно…

— Мысль о разбитых мужских сердцах вас обескураживает? А я полагал, что дамы это обожают.

— Я имею в виду то, что касается Лориного обеспечения.

— Но разве мы не условились об этом заранее?

— Я рассчитывала лишь на то, что вы предоставите ей крышу над головой…

— Но тогда она навсегда останется у нас на руках. — Он смягчил свое высказывание улыбкой, чтобы оно не прозвучало обидно. — Так или иначе, я уже вижу, как мои друзья перед ней разбиваются в лепешку.

Мэг вспомнила сэра Артура и почувствовала тревогу.

— Ей всего пятнадцать лет!

— Это их не остановит. На будущий год, если вы согласитесь, она может начать выезжать и произведет настоящий фурор.

— Я не знаю… — Однако «начать выезжать» звучало пристойно и безобидно, а кроме того, подразумевало… — Быть представленной ко двору? — прошептала Мэг. — Ну, разумеется, нет.

— Разумеется, да. Вы должны быть представлены в качестве моей жены, и очень скоро. Так положено. А ваши братья и сестры — в свой срок.

— О… — Мэг почувствовала, что все это было чересчур. Однако у нее не хватило духу лишить родню подобных привилегий.

Как-то незаметно граф оказался рядом и взял ее за руку. Начальный контакт — соприкосновение кожей.

— Не надо так волноваться, моя дорогая, — успокаивающе произнес он. — Не сомневаюсь, что на вашу долю выпали трудные времена, но отныне вы можете переложить свое бремя на мои плечи. Оно покажется мне не тяжелее птичьего пера, тем более что все заботы я переложу на Оуэна. Составьте ему полный список ваших долгов, и он все уладит. Вас беспокоит что-нибудь еще?

21
{"b":"3459","o":1}