ЛитМир - Электронная Библиотека

— Когда-то при ней были и лошадки, — сказал граф, передавая карету Ричарду и поднимаясь с полу, — и фигурки, сидевшие внутри и снаружи.

— Вот такие, сэр? — Рейчел раскопала в огромном деревянном сундуке резную фигурку без одной руки.

— Это кучер Джон! — Граф снова опустился на колени и осторожно посадил фигурку на облучок. Пришлось подпереть ее с одной стороны, чтобы она не падала. Потом он заглянул в сундук, очевидно, в надежде отыскать там и другие, но, не найдя, пожал плечами. — Мы прикажем сделать новые. А теперь, — сказал он близнецам, вскакивая с той плавной и мощной грацией, которая напомнила Мэг о хищниках, — пора вам отвезти меня в ваш старый дом и показать ваши игрушки.

Близнецы схватили его за руки с обеих сторон и буквально потащили вниз по лестнице, беспрестанно щебеча. Едва не прослезившись от потрясения и счастья, Мэг в сопровождении Лоры и Джереми последовала за ними.

— Он, кажется, весьма приятный человек, — осторожно заметила Лора.

— Да, очень приятный, — согласилась Мэг, хотя «приятный» было не совсем подходящим словом. Она молилась лишь о том, чтобы не случилось опасной перемены в его настроении.

Что, если в какой-то момент он решит, что она или кто-то из членов ее семьи — его враг, как бабушка?

— Я смогу продолжать занятия с доктором Пирсом? — спросил Джереми.

Мэг чуть было не сказала, что нужно спросить графа, но решила: раз она теперь замужем за богатым человеком — хорошо это или плохо, но можно самой принимать такие решения, и твердо сказала:

— Ну конечно. И мы сможем купить те греческие книги, которые тебе были нужны. Новые.

Глава 7

Они уселись в две кареты, причем на сей раз граф не возражал, чтобы близнецы ехали с ними, а поскольку те болтали без умолку, это освобождало Мэг от необходимости поддерживать беседу — к ее облегчению.

Когда они подъезжали к их старому дому, она с улыбкой прислушалась к пояснениям детей.

— Это Нед, — рассказывал Ричард, — старьевщик.

— Он кажется грубым, — вставила Рейчел, — но на самом деле он хороший. А это миссис Пикетт со своей собакой.

— Пес кусается, сэр. Будьте с ним осторожны. Галантерейная лавка. Ничего интересного.

— А вот и нет! Там есть такие симпатичные ленты. И пряжки и пуговицы. Ну, всякое такое. А это книжный магазин. А вот шляпный.

— Фи, шляпный!

— Лорд Саксонхерст носит шляпы, так что молчи!

Пока близнецы выясняли, чьи шляпы смешнее — мужские или женские, граф рассматривал новую шляпку Мэг.

— В следующий раз определенно нужно будет купить шляпку с цветами.

Мэг инстинктивно потянулась к своему прелестному бархатному капору.

— Вообще-то я предпочитаю более простой стиль.

— А на меня иногда производят впечатление легкомысленные шляпки, украшенные цветами.

Мэг вынуждена была себе признаться, что ее тоже иной раз тянет к такого рода вещам.

— О, смотрите, — закричал Ричард, — вот наш дом, сэр! Тот, что с голубой дверью, прямо за гостиницей «Лошадиная голова».

Мэг впервые задумалась о том, что придется покинуть родной дом, и сердце у нее сжалось. Выходя на улицу сегодня утром, она почему-то считала, что вернется сюда, сбросив с плеч груз проблем. А вот теперь они должны забрать свои пожитки, чтобы в дом могла въехать какая-то другая семья.

Две красивые кареты произвели фурор на улице: прохожие, останавливаясь, глазели на них, соседи с любопытством выглядывали из окон. Поскольку близнецы прилипли мордашками к окошкам кареты, большинство наблюдателей вскоре поняли, кто приехал, и стали махать руками и улыбаться, несомненно, удивленные происходящим.

Мэг, которая не любила выносить свои дела на всеобщее обозрение, чувствовала себя очень неловко и благодарила небеса за то, что никто, казалось, не догадывался, что произошло.

Похоже, граф умел читать мысли. Когда карета остановилась, он тихо сказал:

— Думаю, нет необходимости всем все рассказывать.

— Конечно, — с благодарностью согласилась Мэг. Близнецы радостно обменивались приветствиями с друзьями и с нетерпением ждали, когда опустят ступеньки.

— Что вы сказали своим родным? Мэг покраснела, потому что приходилось сознаваться во лжи.

— Что мы познакомились у Рэмилли — это семья, в которой я служила гувернанткой.

— И безумно полюбили друг друга?

— Разумеется, нет. Это было бы абсурдно.

Его брови поползли вверх:

— Вы считаете любовь абсурдом?

— Нет. Но между мной и вами… — его взгляд заставил ее запнуться, — я имею в виду любовь с первого взгляда. Это невозможно.

— Вы живете в очень рациональном мире.

— Ну, словом, — поспешно закончила Мэг, — вы узнали о положении, в котором мы оказались. Поскольку вам была нужна жена, вы предложили это соглашение.

— Как восхитительно хладнокровно и практично! Что ж, так и будем говорить. Предлагаю для любопытных глаз напустить на себя чуть-чуть аристократического высокомерия. — Он выбрался из кареты и, повернувшись, подал ей руку.

— Увы, сэр, этого я начисто лишена.

— Так тренируйтесь, моя дорогая графиня. Тренируйтесь!

Мэг лишь улыбнулась, роясь в сумке в поисках ключа. Но дверь открылась сама, и на пороге предстал сэр Артур.

У Мэг перехватило дыхание. Она и забыла, что сегодня истекал назначенный им недельный срок. Мэг была не в силах пошевелиться, и ситуация обещала стать весьма неловкой, если бы не подбежали близнецы, которым не терпелось поделиться новостями.

Выслушав их, сэр Артур скользнул острым взглядом по Мэг и Лоре:

— Это правда?

Мэг изобразила оживленную улыбку:

— Разве это не замечательно, сэр Артур? И как вам, должно быть, радостно, что о нас больше не нужно беспокоиться.

Видя ярость, бушевавшую в его глазах, она не посмела бы подойти к двери и встретиться с ним взглядом, если бы граф не подтолкнул ее. На миг ей показалось, что сэр Артур не позволит ей войти, но он ретировался в переднюю, побледнев, но выдавив из себя улыбку.

— Если вы нашли поддержку для своей семьи, все ваши друзья, разумеется, этому рады, — сказал он, сверкнув глазами в сторону Лоры, и Мэг отчетливо увидела в них алчную похоть.

Впрочем, сэр Артур тут же взял себя в руки.

— Вы привезли мужа, чтобы показать ему свое родовое гнездо?

— Графиня приехала, — перебил его граф, — чтобы собрать семейные вещи. — К удивлению Мэг, на свет снова появился лорнет. — Я должен поблагодарить вас за доброту, проявленную к моей жене, сэр. И разумеется, вы можете передать счет на любую сумму моему секретарю.

Преподав ей таким образом урок «аристократического высокомерия», он повел Мэг мимо сэра Артура:

— Покажите мне дом, дорогая. Мне очень интересно увидеть место, где вы играли ребенком.

Мэг испытала злорадное удовольствие от того, что граф обращался с сэром Артуром как с дворецким. Высокомерие определенно иногда бывает весьма полезным.

Она повела графа по своему скромному дому, прислушиваясь к тому, как братья и сестры проводят такую же экскурсию, только в обратном направлении, для исключительно любезного мистера Чанселлора. Как приятно иметь кого-то, кто…

Мэг обернулась к графу:

— А могу я нанять секретаря?

— Нанимайте кого хотите. Но полагаю, что вам больше подойдет женщина-секретарь. Своего рода компаньонка. — Они стояли в коридоре, и Мэг, открыв комод, выбирала хорошее постельное белье, отбрасывая изношенное. — Моя дорогая, — сказал граф, забирая у нее из рук пожелтевшую наволочку и бросая ее обратно в комод, — нам не нужны лишние простыни. Оставьте их здесь, если, конечно, они не дороги вам как память.

Мэг вспомнила долгие часы, проведенные за штопкой, и с облегчением закрыла комод.

— Пусть она будет хорошенькая, непорочная и воздушная.

Мэг непонимающе замигала:

— Кто?

— Ваша секретарша.

— Зачем?

— Таков жалкий вкус Оуэна.

— Жалкий?

— Моя дорогая, хорошенькая — это прекрасно, но непорочная — смертельно скучно.

23
{"b":"3459","o":1}