ЛитМир - Электронная Библиотека

О, как же ей хотелось действительно оказаться сейчас в постели!

— Это замечательно. Если вы любите утренние прогулки, вам понравится в Хейвер-Холле, даже зимой. Брэк тоже обожает там гулять. Желаете ли вы продолжить общение с природой или готовы вернуться в дом и позавтракать?

Мэг сделала несколько шагов вперед, и только тут до нее дошло слово «позавтракать» — она не рассчитывала, что придется включиться в обычный распорядок дня. Она не могла!

Вероятно, Мэг пошатнулась, потому что граф поддержал ее.

— Вы неважно себя чувствуете?

Существовал только один способ отвертеться, и, удрученная собственной бесчестностью, Мэг прибегла к уже опробованной лжи:

— Просто сейчас у меня такие дни, знаете ли. Мне бы хотелось вернуться в постель.

Граф подхватил Мэг на руки и понес ее через кухню, мимо настороженных слуг, наверх, в ее комнату. Оказавшись прижатой к его горячей груди, обнимая его так, что руку ее от его плеча отделяли лишь тонкая ткань рубашки и ее перчатка, Мэг едва сдерживала слезы тоскливой безнадежности.

Ни к чему хорошему ложь не приводит. А ей так хотелось, чтобы все у нее было хорошо с этим мужчиной! Так хотелось!

Граф бережно положил ее на кровать и освободил от пальто. Не став звонить горничной, сам снял с нее перчатки и туфли, затем нежно убрал с лица растрепавшиеся волосы.

— Ну вот. Прислать Сьюзи, чтобы она раздела вас?

Он выглядел таким заботливым, и даже его пес положил голову на край матраса, словно тоже хотел помочь.

— Да, пожалуйста. Простите меня…

И снова его палец прижался к ее губам.

— Это я виноват, что наш брак был заключен так поспешно. Вернее, герцогиня виновата. Если бы у нас было время сделать все, как полагается, и позволить невесте самой выбрать день венчания, всего этого можно было бы избежать.

Мэг чувствовала себя так, словно сам Сатана должен был немедленно явиться и уволочь ее прямиком в преисподнюю.

Граф поцеловал кончики пальцев и нежно прикоснулся ими к ее губам.

— А вообще, это не так уж плохо. Вы были правы, моя дорогая. Прошлой ночью было слишком рано, и теперь я смогу поухаживать за вами должным образом. Я хочу, чтобы вы горели желанием, Минерва, а не были изнуренной и напуганной.

— Я постараюсь.

— Надеюсь, что вам для этого не придется прилагать слишком много усилий. — Он отнял пальцы от ее губ и удалился вместе с собакой, но прежде чем покинуть комнату, пес лизнул ей руку.

Глаза Мэг затуманились слезами, причиной тому были и сухой тон, каким муж произнес последнюю фразу, и выражение симпатии, которым один трус одарил другого. Какая же она бессовестная!

И почему ей было не сказать, что ее месячные подходят к концу? Ах, лучше бы она вообще не лгала ему! Тем более что эта ложь ничего не принесла: Шила пропала.

Глава 9

К тому времени как в спальню влетела Сьюзи, Мэг уже давилась слезами. Она потеряла Шилу, солгала мужу и, вероятно, будет вынуждена лгать ему снова и снова…

Теперь даже Сьюзи смотрела на нее неодобрительно.

Ну конечно! Горничная знает о своей хозяйке все — даже когда у нее месячные. Должно быть, Сьюзи считает, что Мэг солгала просто для того, чтобы уклониться от исполнения своих супружеских обязанностей. Что ж, в каком-то смысле так оно и было, но почему она не придумала что-нибудь другое? Почему, черт ее побери, она не сослалась, например, на мигрень?

Пока Сьюзи с холодным неодобрением помогала ей выбраться из постели и раздевала ее, Мэг решилась.

— У меня нет никаких месячных, — сказала она.

— Я так и думала, мисс. Простите… миледи.

О да, Сьюзи определенно в ней разочаровалась.

— Я не хотела лгать! Просто сорвалось с языка.

Платье было уже снято, теперь Сьюзи расшнуровывала корсет.

— Это меня не касается, миледи.

Еще вчера Мэг и представить себе не могла, что осуждение прислуги способно так ее огорчить.

— Господи, как я устала! — пробормотала она. Сьюзи повернула ее лицом к себе и, нахмурившись, произнесла:

— Я не знаю, что вы там задумали, но надеюсь, что ничего дурного. Ведь это вы выходили ночью через полуподвальную дверь, не так ли?

Ну конечно, от слуг ничего не скроешь. Мэг вдруг поняла, что им все известно, и кивнула так, словно признавалась в самом страшном грехе.

— Мне кое-что необходимо было сделать.

— Это касается графа? Я ведь чувствую себя в какой-то мере ответственной, миледи.

Мэг видела по лицу Сьюзи, что та искренне обеспокоена.

— О нет. Ничего такого, что причинило бы ему вред, поверь мне. Просто мне нужно было уладить одно личное дело. В конце концов, ведь все произошло так быстро. Я не успела привести дела в порядок.

Поразмыслив немного, Сьюзи кивнула:

— Ну тогда ладно. — Она надела на Мэг ночную рубашку и расчесала ей волосы. — Но знаете, это все равно выйдет наружу. Ведь вскоре у вас действительно начнутся месячные.

Мэг, уже пребывавшая в полудреме, при этом последнем замечании Сьюзи встрепенулась:

— О нет!

— О да! — Сьюзи проворными пальцами заплетала ей косу. — Разве что вы вступите в брачные отношения. И чем скорее, тем лучше, если позволите высказать мне свое мнение. — Она уложила клюющую носом Мэг под одеяло и подоткнула его со всех сторон, но то, что она произнесла дальше, прозвучало отнюдь не так умиротворяюще:

— Сакс не слишком требователен, миледи, но лжецов он не выносит. А теперь отдайте мне ключ.

— У меня в кармане, — пробормотала Мэг с уже закрытыми глазами. — Я хотела подбросить его…

— Я сама об этом позабочусь. Спите, но больше никаких глупостей. Если вам что-то нужно, кто-нибудь из слуг всегда может сделать это за вас.

Мэг с трудом воспринимала последние слова Сьюзи, потому что уже почти спала. Впрочем, вряд ли она приняла бы ее предложение. Так или иначе, ей по-прежнему нужно было заполучить назад Шилу, но перепоручить это слугам она не могла.

* * *

Когда Оуэн Чанселлор спустился к завтраку, он с удивлением обнаружил, что Сакс восседает за столом в одиночестве, читая «Таймс». Нокс сидел на спинке его стула и что-то ел.

— Добр-рое утр-ро, мой дор-рогой, — проверещал попугай.

— И тебе доброго утра, Нокс.

Брэк, клубком свернувшийся у ног Сакса, лишь приветственно помахал хвостом. Пес всегда напоминал Оуэну ужасных, ощерившихся медведей, шкуры которых использовали в качестве ковриков. Что касается его самого, едва ли он смог бы держать в доме такую собаку. Но Сакс есть Сакс.

Однако Сакс никогда не был ранней пташкой.

Взглянув на каминные часы, Оуэн убедился, что не проспал. Нет, еще не было и девяти, а Сакс уже определенно позавтракал.

— Кажется, первая брачная ночь прошла интересно? — не удержался он.

— Фантастически. — Сакс отложил газету. — Что ты знаешь о поведении женщин во время месячных?

Оуэн почувствовал, что краснеет.

— Уверен, меньше, чем ты. — Чтобы скрыть неловкость, он подошел к блюду с копченым лососем и стал накладывать ломтики на тарелку, проклиная себя за то, что похож в этот момент на тетушку-девственницу, невзначай наткнувшуюся на спаривающихся собак.

— Как знать! В конце концов, дамы, с которыми я был интимно знаком, избегали встреч со мной в этот период. У тебя есть сестры?

Оуэн сел за стол, и Обезьян именно в этот момент внес кофе с молоком, который тот предпочитал.

Сакс обернулся к нему:

— Ты ведь немало знаешь о поведении женщин во время месячных, Мартыш, правда?

Настала очередь Обезьяна почувствовать себя тетушкой-девственницей.

— Вам бы лучше спросить об этом какую-нибудь женщину, милорд. Это точно. — И, вздернув подбородок, он торжественно вышел вон.

Сакс фыркнул:

— Реакция мужчин на подобные вещи очень интересна. Нужно будет как-нибудь в тоскливый пасмурный день поднять эту тему за обедом в клубе.

— Пож-жалуйста, кофе! — потребовал Нокс.

Единственным, что привлекало птицу в друге графа, был кофе с молоком, который тот всегда пил и который попугай тоже обожал. Оуэн налил немного кофе в блюдце и поставил его на пустой стул. Пока попугай пил, Оуэн вытаскивал из рыбы мелкие кости.

32
{"b":"3459","o":1}