ЛитМир - Электронная Библиотека

— Но это вы ненавидите!

Он отошел подальше, опасаясь утратить власть над собой.

— Вы с самого начала знали, что я ненавижу герцогиню. Почему же только теперь это вас так возмутило? Пытаетесь этим оправдать свое малодушие, мой нервный цыпленочек? Или просто дразните меня?

Ее лицо приобрело такой же землистый оттенок, как унылое платье на ней.

— Я не знала, насколько далеко это зашло.

— Вы пытаетесь убедить меня, что отказываете мне только из-за того, что я не могу поладить с родственниками?

— Из-за того, что вы ненавидите свою бабушку. Это отравляет мне все!

Граф посмотрел на ее окаменевший подбородок и гневно сверкающие глаза. Ну просто пламенная пуританка, гори она адским пламенем!

Граф снова взял бокал.

— Ну что ж, Минерва, если вы решили отвергать меня до тех пор, пока я не стану милым и любящим внуком, брак наш обещает стать адом. Спокойной ночи.

В следующее мгновение она выскочила прочь, хлопнув дверью.

Сакс чуть не запустил ей вслед хрустальным графином, но овладел собой и аккуратно поставил его на стол. Это был прекрасный образец уотерфордского хрусталя.

Брэк, поскуливая, заполз под кровать — умный пес.

Сакс остановил свой взгляд на часах с ухмыляющейся фигуркой цвета бледной личинки и качающимся маятником и, размахнувшись, изо всех сил швырнул ими в амазонок.

* * *

Влетев в свою спальню, Мэг повернула ключ в замке. Но тут же сообразила, что это глупо. Разумеется, муж не собирался преследовать ее. Спустя несколько секунд издалека донесся звук разбивающегося не то стекла, не то фарфора, и она подбежала было к двери, готовая броситься на помощь, но грохот повторился снова, снова, снова и снова… О Господи милосердный! Дети!

Дрожа от страха и потрясения, Мэг открыла дверь и выглянула в коридор. Никого. Подобрав юбки, она поспешила в апартаменты братьев и сестер.

Влетев в классную комнату, она увидела, что все ее семейство, сидя вокруг стола, заканчивает ужинать, беззаботно болтая.

При ее появлении Джереми вскочил:

— Что случилось? — И спустя мгновение добавил:

— Что за шум?

— Не спрашивай. — Мэг закрыла дверь, и звуки стали гораздо тише, но все-таки были слышны. Она сгребла в охапку близнецов. — И не ходите вниз! Никто. — Джереми встал возле двери, глядя на нее во все глаза.

Мэг поняла наконец, что пугает всех и что сжимает в объятиях близнецов скорее для собственного, а не для их успокоения, поэтому отпустила детей и заставила себя улыбнуться.

— Боюсь, граф немного расстроен.

— Он бьет посуду? — с округлившимися от удивления глазами спросила Лора.

— Да.

Рейчел непроизвольно прижалась к Мэг:

— Мне страшно.

Мэг, стараясь выглядеть спокойной, погладила шелковые волосы сестренки.

— Не бойся, вас он не тронет. Он просто крушит вещи. — Она надеялась, что все обстоит именно так. В голову ей закрались страшные подозрения относительно хромой ноги Кларенса и выбитого глаза Сьюзи.

— Но почему? — спросила Рейчел. — Что его рассердило? Мы?

— Нет! Конечно же, нет. — Мэг села и крепче прижала к себе сестру. Снова придется солгать. Ну, не солгать, а сказать полуправду. — Это касается его бабушки, дорогая.

— Он ее что, не любит?

— Не любит.

— А почему?

— Не знаю, милая. Но к нам это не имеет никакого отношения, так что нам ничто не грозит. — Доносившиеся издали звуки стихли. Это обнадеживало, но в следующий момент, услышав тяжелые шаги на лестнице, Мэг еще крепче прижала к себе Рейчел. Однако это оказалась всего лишь невероятно толстая горничная с тремя подбородками и веселой улыбкой на лице.

— Ну что, готовы в постель, мисс Рейчел? — спросила она, словно ничего необычного в доме не происходило.

Рейчел подняла глаза на Мэг, и та вспомнила, что детям действительно пора спать, хотя в глубине души желала бы собрать всю семью в этой комнате и забаррикадировать дверь.

Вздохнув, она поцеловала сестру.

— Спокойной ночи, милая. Все уже позади.

Лора взяла Рейчел за руку.

— Я тоже пойду. День сегодня был долгим.

Мэг молча благословила ее. Они все должны друг за другом присматривать. Ведь, кроме друг друга, у них никого нет. Но кто позаботится о ней, если явится ее муж и предъявит свои права?

Когда горничная ушла, в дверях появился слуга, пришедший за Ричардом.

— Питер, — обратился к нему Джереми, — ты слышал только что какой-то шум?

— Это просто у графа случился один из его приступов, мистер Джереми. Не беспокойтесь, — ответил слуга, зыркнув, однако, при этом весьма многозначительно на Мэг; его взгляд явно свидетельствовал о том, что он догадывается о причине графского приступа.

Джереми, да благослови его Бог, задал вопрос, который хотела бы задать сама Мэг:

— А с графом это часто случается?

Слуга пожал плечами:

— Всяко бывает… Но это всегда происходит, видите ли, только в его спальне. Так что вам нечего бояться, что он выкинет что-нибудь за дверь. Вы готовы, мистер Ричард?

Ричард, успокоенный словами добродушного слуги, а скорее его умиротворяющим тоном, пожелал всем спокойной ночи и ушел. Мэг, впрочем, не знала, насколько можно доверять слугам, которые, конечно же, не принимали всего этого близко к сердцу.

Джереми взглянул на Мэг:

— Думаю, это не мое дело.

— Или надеешься, что это так.

Брат пожал плечами и направился к столу, где лежали раскрытыми и ждали его любимые книги.

— В твоих книгах нет полезного совета на подобный случай? — полюбопытствовала Мэг. Джереми сдержанно улыбнулся:

— Здесь написано об отцах, поедающих собственных сыновей. Матерях, жертвующих детьми. Мужчинах, сведенных с ума песнями.

— И это называется образованием? — Мэг снова села и тяжело вздохнула. — Ты прав — вас это не должно касаться. Надеюсь.

— Рикошетом задевает. Немного.

Ах, если бы брат был постарше, если бы она могла переложить на его плечи хоть часть бремени! Она вообще не знала никого, кто мог бы ей помочь. На какое-то короткое время ей показалось, что она нашла такого человека в лице графа… Возможно, первые ее мрачные подозрения были справедливы. Несмотря на все свое обаяние и щедрость, ее муж, наверное, был не вполне нормален. Это трагедия, но что поделаешь.

Она устало поднялась со стула:

— Оставляю тебя с твоими книгами.

— Ты уверена, что тебе следует идти вниз?

— Ты же слышал, что сказал слуга. Все это происходит с ним только в его комнате. А я постараюсь держаться от нее подальше.

— Вы разве не спите вместе, как мама с папой?

Мэг почувствовала, что краснеет.

— Нет. У нас раздельные спальни.

— Странно, — удивился Джереми, но тут же окунулся в свои книги, полные детоубийств и каннибализма.

Мэг хотелось бы остаться наверху, но она понимала, что ощущение, будто здесь она в безопасности, иллюзорно. Она замужем за графом, и это на всю жизнь. Ее семья не сможет защитить ее от него, напротив, прячась здесь, она может и на них накликать беду.

— Не забудь погасить свечу, когда будешь ложиться спать, — напомнила она брату.

— Я никогда не забываю.

Вздохнув, Мэг вышла из классной комнаты и тихо прикрыла за собой дверь. Постучавшись, заглянула в спальню сестер, которые были уже в ночных рубашках. Служанка расчесывала волосы Лоре, а Лора — Рейчел. Мэг вспомнила, как часто они с Лорой вот так же расчесывали друг другу волосы и заплетали косы, и ее охватила тоска по прежним, простым временам.

— Спите спокойно, — сказала она, и обе девочки обернулись, чтобы пожелать и ей спокойной ночи.

Собравшись с духом, Мэг направилась на свой этаж. По лестнице она шла крадучись, все ее чувства были обострены в ожидании опасности. Не раздастся ли вдруг снова грохот, крик? Что он сейчас может делать?

Заглянув за угол, Мэг увидела процессию слуг со швабрами, совками для мусора, мусорными ведрами. Они гуськом выходили из двери и направлялись по узкой лесенке вниз. Одна служанка несла осколки разбитого верблюда, другая — искореженные внутренности бывших часов. Кларенс, хромой дворецкий, словно трофей, нес розовую ножку разбитого столика.

46
{"b":"3459","o":1}