ЛитМир - Электронная Библиотека

Мэг широко открыла глаза и уставилась на горничную. Она-то представляла себе, что весь дом пребывает в таком же плачевном состоянии, как она сама. Неужели все идет своим чередом? А граф тоже ведет себя так, словно ничего не произошло? Как бы спросить об этом Сьюзи?

— Вы будете завтракать здесь, миледи?

Мэг не хотела есть, но упираться не стала.

— Ненавижу есть в постели. Пусть поставят поднос в будуаре.

— Слушаюсь, миледи. А какое платье вы наденете?

Досадуя от того, что приходится заниматься такими мелочами, Мэг все же сделала выбор, после чего позволила Сьюзи извлечь себя из постели, одеть в теплое платье и усадить на стул в будуаре.

Вошла другая служанка с подносом и поставила завтрак на маленький столик. Мэг посмотрела на эту простую женщину средних лет и подумала: интересно, какой дефект или какое пятно в своем прошлом так хорошо скрывает она?

— Поешьте, миледи, — с материнской улыбкой сказала служанка. — В конце концов все уладится, вот увидите.

Очень мило, конечно, что кто-то так думает. Быть может, поэтому мысль о завтраке вдруг показалась не такой уж неприятной. Мэг взяла тост, осторожно откусила кусочек и обнаружила, что голова уже не пульсирует и желудок вовсе не собирается отвергать пищу. А яйца всмятку и вовсе выглядели очень аппетитно. Интересно, это случайность или гениальная догадка повара, что он не прислал сегодня обычной жареной еды?

А когда Мэг увидела, что в чайнике горячий крепкий чай, она окончательно поняла, что выживет. Поглощая еду, Мэг продолжала размышлять и пришла к выводу, что следует довериться мистеру Чанселлору в том, что касается собственной безопасности и безопасности родных. Она также должна навести мосты между графом и его бабушкой, и сделать это, пока герцогиня еще в Лондоне. Вероятно, можно подстроить встречу на балу Двенадцатой ночи, если он по-прежнему планируется. Саксонхерст не пригласит, разумеется, вдову, но это может сделать Мэг.

Поразмыслив, Мэг решила, что ей следует прежде самой встретиться с герцогиней, чтобы подготовить почву. Ее неуравновешенному мужу это, конечно, не понравится, и она поклялась ему этого не делать, но следует ли придерживаться клятвы, столь явно неразумной?

Однако Мэг призналась себе, что боится спровоцировать графа на новый приступ ярости. Хорошо всем утверждать, что гнев его распространяется лишь на неодушевленные предметы и не выходит за пределы его спальни! А что, если она окажется в его комнате в неподходящий момент? Достаточно вспомнить, как он схватил ее вчера вечером, а потом чуть не задушил, и она была совершенно бессильна против него. Мэг расстегнула манжету и завернула рукав — как она и ожидала, рука была в синяках. Когда он спросил ее, не связаны ли ее секреты с его бабушкой, он казался настоящим безумцем, и ей пришлось ударить его, чтобы освободиться.

Поставив пустую чашку на стол, Мэг подумала: хорошо бы, чтобы граф последовал совету своего друга и действительно рассказал ей, почему герцогиня вызывает у него такую ярость. А что, если у него есть основания до безумия ненавидеть ее? Мэг решила разговорить графа и узнать все от него самого, если, разумеется, он станет с ней разговаривать. Она вздохнула. По прошествии всего лишь четырех дней замужества мысль о том, что граф больше не захочет разговаривать с ней и оставит свои попытки соблазнить ее, разрывала ей сердце.

Мэг отогнала эти мысли. Они женаты. У них вся жизнь впереди, и подобная ссора не может длиться вечно. И Мэг предалась мечтам, в которых граф входил в ее комнату в самом лучшем расположении духа, чтобы принести извинения, объясниться и снова попытаться соблазнить ее.

Глава 14

Из задумчивости ее вывел стук в дверь. У Мэг бешено заколотилось сердце, она вздрогнула, села прямо, оправила платье и крикнула:

— Войдите!

Это была Лора. Ну конечно, он бы стучать не стал.

— Все в порядке? — входя, спросила сестра. Мэг лишь вздохнула в ответ, решив впредь лгать только по крайней необходимости.

— Я сегодня еще не видела графа, — добавила Лора. Мэг улыбнулась:

— Уверяю тебя, что я не съела его.

Лора хмыкнула, приободренная, и села на стул.

— А что там с Шилой?

Мэг подалась вперед:

— Боже милостивый, я совершенно о ней забыла!

— Но вчера вечером…

— Знаю, знаю. Наверное, я тоже схожу с ума.

Лора пристально на нее посмотрела:

— Ты думаешь, что граф…

— Нет! Нет, разумеется, нет. Он… просто немного эксцентричен.

— Ну тогда, может быть, он поможет тебе вернуть Шилу?

Уверена, что ему ничего не стоит приструнить сэра Артура.

Мэг тоже в этом не сомневалась, но дело было не в этом.

— Я не намерена никому, кроме женщин нашей семьи, рассказывать о ней.

— А мама наверняка рассказала папе.

— Я тоже так думаю. И именно поэтому, безусловно, сэр Артур ее нашел. Но ему самому мама бы никогда не рассказала.

— Значит, и ты можешь рассказать графу, — предположила Лора. Было очевидно, что она относилась к графу по-прежнему, несмотря ни на что.

— Что я ему скажу? — вздохнула Мэг. — «Милорд, я являюсь хранительницей древнего магического идола, которого украл у меня сэр Артур? И мне нужна ваша помощь, чтобы вернуть его»? Да он меня запрет в Бедламе!

С внезапной тревогой Мэг подумала: не обрадуется ли он возможности запихнуть ее в сумасшедший дом? Удобный повод избавиться от столь неподходящей жены.

— Но когда он убедится, что это правда…

— Лора, даже если я отправлюсь вместе с графом требовать Шилу обратно, сэр Артур заявит, что ничего об этом не знает. И я не смогу ничего доказать, даже того, что Шила действительно существует.

— Я могу это подтвердить.

— Не думаю, что это покажется ему убедительным, а больше никто, насколько мне известно, статуэтки в глаза не видел. И конечно же, никто не может сказать, что она действительно обладает волшебным свойством, а если бы и мог… Ты представляешь себе, как странно все это прозвучит? Я даже не уверена, что практиковать подобное колдовство не является противозаконным деянием.

— Как черная магия? — воскликнула Лора.

Мэг содрогнулась. Она никогда прежде не думала о Шиле как об орудии черной магии, но теперь поняла, что обнародовать ее существование невозможно.

— Если это и не противозаконно, то все сочтут меня сумасшедшей за то, что я в это верю. Нет, придется мне пойти к сэру Артуру и выяснить, чего он хочет. — «Только бы не Лору», — добавила она про себя. Но теперь, слава Богу, такое невозможно. Безумен или нет, но Саксонхерст никогда этого не допустит.

— Мне бы очень этого не хотелось, — сказала Лора. — Я не люблю сэра Артура. И надеюсь, мы никогда больше его не увидим.

— Ах, если бы и я могла с ним больше никогда не встречаться! Постарайся уговорить близнецов тоже не искать встречи с ним. У них теперь достаточно развлечений, и ему их уже не так легко соблазнить.

— А как ты думаешь, что ему нужно? Деньги?

— Надеюсь. Это было бы проще всего, хотя, как я их раздобуду, понятия не имею. Граф пообещал щедро снабжать меня карманными деньгами, но пока еще ничего не дал. И тем не менее я должна вернуть статуэтку. Пока она не у меня, я не могу спать спокойно.

На нее вдруг снизошло соблазнительное желание попросить Шилу уладить разногласия между графом и его бабушкой. Конечно, это было бы прекрасно. Если бы не жало…

Мэг очнулась и увидела, что Лора пристально ее изучает.

— Все идет как-то не так, правда?

Старшая сестра сухо улыбнулась:

— Не то чтобы все, нет. Но в любом случае это никак не отразится на тебе. А теперь не вернешься ли ты к близнецам?

— Питер занимается с ними арифметикой. Он понимает в ней гораздо больше моего.

Мэг промолчала. Конечно, мошенник должен хорошо соображать в том, что касается цифр. Она встала:

— Мне нужно поговорить с мистером Чанселлором о более подходящем наставнике. А потом я пойду к сэру Артуру.

— А граф не будет возражать?

50
{"b":"3459","o":1}