ЛитМир - Электронная Библиотека

Мэг разлила чай по чашкам, радуясь тому, что появилось несколько минут, чтобы собраться с мыслями.

— Молоко, сэр Артур? Сахар?

Добавив то и другое, она передала чашку сэру Артуру, взяла свою и отпила, предоставляя ему сделать следующий шаг.

— Итак, — сказал он наконец, — что же это за важная вещь, о которой ты забыла?

— Каменная статуэтка. Скорее барельеф.

— Не припомню, чтобы видел что-либо подобное в вашем доме.

— Она хранилась в спальне родителей.

— Но я часто бывал там в последние месяцы жизни бедного Уолтера.

Мэг отпила еще чаю, стараясь делать вид, что не замечает его иронии.

— Ее не выставляли напоказ. — Со слабой надеждой на то, что он не знает, о чем на самом деле идет речь, она мило улыбнулась и слегка наклонилась вперед. — Видите ли, сэр Артур, фигурка несколько неприлична, поэтому ее всегда прятали. Тем не менее она хранилась в маминой семье на протяжении нескольких поколений и поэтому дорога мне как память.

— Неприлична? — Он удивленно поднял брови. — Что ты имеешь в виду, моя дорогая? — Кому-то могло бы показаться, что он просто проявляет любопытство, но Мэг прекрасно понимала, что он старается ее смутить.

— Она изображает обнаженную женщину, — небрежно сказала она, — с широко раздвинутыми ногами. — И чуть не рассмеялась, увидев, как краска бросилась в лицо сэра Артура.

— Моя дорогая Мэг! Тебе следовало бы избавиться от подобной вещицы.

— Как я уже сказала, она хранилась в семье испокон веков. И я считаю, что обязана продолжать хранить ее, пусть и спрятанную от чужих глаз, так же как хранила ее моя мать. Я правильно поняла, что статуэтка у вас? — Она уже полностью взяла себя в руки.

Сэр Артур резко поставил чашку, звякнув ею о стол.

— Все что осталось в доме, считается моим. И разумеется, — добавил он, — любой, кто входит в дом без моего позволения, совершает противозаконное деяние и подлежит аресту.

Мэг сделала еще глоток.

— Сомневаюсь, что можно арестовать графиню, сэр Артур.

— Но, возможно, граф разведется с женой, обвиняемой в занятиях черной магией.

Мэг едва не поперхнулась.

— Черной магией? О чем это вы?

Сэр Артур откинулся в кресле.

— Твой отец детка, был очень больным человеком, его организм был ослаблен недугом и опиумом, который он принимал для снятия болей. Ослаблен настолько, что Уолтер говорил о вещах, о которых при иных обстоятельствах даже и не заикнулся бы. Он очень боялся, что твоя мать сделает нечто не правильное. Нечто связанное с древнеирландской статуэткой, являвшейся, по его словам, языческим идолом, который ни в коем случае никогда нельзя использовать.

Мэг молила Бога, чтобы не выдать себя.

— Если мой отец был так болен, быть может, и сознание его помутилось?

— Сомневаюсь. Он даже сказал мне, где хранится статуэтка. Сказал: хорошо, что та спрятана прямо у него над головой, потому что так она все время остается в поле его зрения. — Он улыбнулся, и Мэг почуяла беду. — Когда твой брат нашел их мертвыми, он послал одновременно за мной и за доктором. — Сэр Артур сделал паузу и добавил:

— Я нашел статуэтку лежащей на кровати между их телами.

У Мэг задрожали руки, она пролила чай и поставила чашку с блюдцем на стол. Ее невысказанное подозрение получило подтверждение. Мать пыталась воспользоваться Шилой, чтобы спасти мужа, а в результате оба умерли.

Но если Шила способна убивать, чем может закончиться ее собственное колдовство? Отец был прав. Ее нельзя использовать ни при каких условиях.

— Разумеется, я осторожно убрал ее, — продолжал сэр Артур, — обратно в потайное место. Если бы ты ее забрала, я, вероятно, оставил бы все как есть. Но ты ее не взяла, значит, теперь она моя.

— Нет!

— Ты хочешь получить ее обратно?

— Она принадлежит мне. Это моя забота. Мой долг.

Сэр Артур просиял от удовольствия:

— Значит, ты обладаешь силой. И ты воспользовалась ею, не так ли? Иначе как бы тебе удалось заполучить графа?

Мэг сидела неподвижно. Это было лучшее, что она могла в тот момент сделать.

— Мое замужество — целиком идея графа. Чего вы хотите, сэр Артур?

Он улыбался, полностью успокоившись.

— Интересный вопрос, особенно если учесть, какой властью я теперь обладаю. Чего я хочу? Несметного богатства? Стать премьер-министром? Даже королем?

— Сэр Артур! Вы не можете…

— Я не могу? А разве существует предел возможностям камня?

Мэг даже в самых страшных снах не могла представить себе подобной ситуации.

— Я не знаю, — ответила она. — Но мне известно, что статуэтка приносит гораздо больше бед, чем благодеяний. Поверьте мне, сэр Артур, вам не следует ничего просить у нее.

— Не следует, в самом деле?

— Вспомните о моих родителях!

— Занятное предложение. А может быть, они хотели умереть? Твой отец страдал от невыносимых болей, а мать и подумать не могла о том, чтобы потерять его. Быть может, твой каменный идол дал им именно то, что они просили.

Мэг пыталась осмыслить услышанное, а сэр Артур продолжал:

— Или посмотри на себя. Разве условия твоей жизни не изменились самым благоприятным образом?

— У нее в хвосте всегда есть жало, сэр Артур. Всегда.

Он склонил голову набок:

— В самом деле? Граф тебе не по вкусу? Бедняжка Мэг! Я слышал, что в их семейке вместо крови по жилам течет безумие и распутство.

— Чушь. К тому же, повторяю, мое замужество — исключительно идея графа. Он это мне предложил.

— Но что подсказало ему идею? Нет, Мэг, тебе не удастся убедить меня в своей невинности. Если в хвосте идола есть жала, ты заслуживаешь, чтобы все они впились в тебя. Тебе не нужен совет относительно постельных дел? Можешь поговорить об этом со мной, со старым другом семьи…

Мэг стало дурно.

— Нет? Как жаль! Сомневаюсь, что ты заслуживаешь сочувствия, даже если во время спаривания он чудовище. Графиня Саксонхерст? Бедная маленькая рыбка.

Мэг поднялась, схватила муфту и перчатки.

— Не забывай о статуэтке, моя дорогая.

Мэг замерла и уже в следующее мгновение поняла, что ей следовало бы вести себя умнее и не показывать ему, насколько все это для нее важно.

Сэр Артур, улыбаясь, встал.

— Я подумаю над тем, чего мне пожелать. А на сегодня это все.

Мэг попыталась осадить его:

— Я требую, чтобы вы вернули мне мою собственность.

— Она больше не твоя.

— Она моя по праву, и я ее получу обратно! Я больше не нищая Мэг Джиллингем. — Мэг решительно направилась к двери, но он схватил ее за руку и грубо рванул назад.

— Ах, мы теперь высокородны и могущественны? Ты обманула меня, Мэг. Ты украла у меня Лору.

— Да, я это сделала! — Мэг попыталась вырвать руку. — И вы никогда к ней не прикоснетесь, никогда. Клянусь вам!

— Даже если за это я отдам тебе Шилу?

Мэг на миг окаменела, но смело встретила его взгляд.

— Даже в этом случае.

Сэр Артур внимательно изучал ее.

— Но я ведь могу поговорить с ней самой. Такая добрая девочка. Неужели она не пойдет на эту благородную жертву?

— Я предупредила ее, чтобы она никогда не оставалась с вами наедине. И прежде чем позволить вам к ней приблизиться, расскажу обо всем графу. Он раздавит вас как гниду, каковой вы, в сущности, и являетесь.

Злоба сверкнула в его глазах, пальцы крепче сомкнулись на ее руке, однако он продолжал улыбаться.

— Понятно. Тебе во что бы то ни стало нужно скрыть это от мужа, не так ли?

Мэг проклинала себя за болтливый язык. Сэр Артур еще шире расплылся в улыбке:

— Уверен, ему не понравится, если он узнает, что стал жертвой обмана, связанного с магией. Марионеткой на волшебных ниточках.

Лучшее, что могла сделать в этой ситуации Мэг, — это промолчать.

Сэр Артур отпустил ее.

— Ты ведь заплатишь мне за молчание, правда, Мэг?

Мэг потерла руку там, где он больно сжимал ее своими железными пальцами.

— У меня очень мало денег.

— Мне не нужны деньги. Лора, конечно, была бы лучше, но сойдешь и ты.

53
{"b":"3459","o":1}