ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Сабанеев мост
Бесконечные дни
Спортивное питание для профессионалов и любителей. Полное руководство
Время Березовского
Акренор: Девятая крепость. Честь твоего врага. Право на поражение (сборник)
AC/DC: братья Янг
Правила. Как выйти замуж за Мужчину своей мечты
Вурд. Мир вампиров
Сердце бабочки

Конечно, герцогиню приятным человеком не назовешь и ее манера обращаться с людьми кого угодно способна вывести из себя, но можно как-то уладить отношения, если быть терпимее. Если герцогиня вызволит Мэг из беды, граф, разумеется, будет ей благодарен…

Щелкнул дверной замок, и вошла Дафна, неся чашку с блюдцем. Не говоря ни слова, она передала их Мэг. Та приняла, поблагодарила и с удовольствием отхлебнула горячего сладкого чая. Быть может, ей следует сделать первый шаг, чтобы растопить лед, разделявший ее и кузину Саксонхерста. Она не осуждала леди Дафну за то, что ей не нравилось исполнять роль служанки.

— Как долго вы с герцогиней собираетесь оставаться в Лондоне, леди Дафна? — спросила она.

— Мы собирались оставаться здесь до свадьбы, которая должна была состояться на Двенадцатую ночь. — Дафна открыла дорожный сундук и вынула из него шелковое кремовое платье, украшенное кружевами. — А потом мы с Саксонхерстом должны были провести медовый месяц в Дейнджерфилде.

Мэг переводила взгляд с платья на дрожащие губы женщины, не зная, что сказать.

— А разве его загородный дом не больше подходит для медового месяца?

— В Дейнджерфилде мне было бы спокойнее.

Мэг отпила еще чая, удивляясь, как леди Дафна могла думать, что ей будет спокойно с Саксонхерстом где бы то ни было. Однако не значит ли это, что его буйные приступы всем хорошо известны? Быть может, он был таким с детства и суровое воспитание герцогини — лишь попытка ввести его темперамент в берега?

Дафна по-прежнему стояла в изножье кровати, тоненькая и неподвижная, как кроватный столбик.

— На вашем месте я бы здесь не оставалась, — вдруг сказала она.

Мэг внимательно посмотрела на нее, пытаясь проникнуть в ее мысли.

— Но ведь вы сами здесь остаетесь, — парировала она.

— Я не вы. Она вам не поможет. Она лишь будет искать способ использовать вас. И хочет от вас избавиться. Женой Саксонхерста должна стать я.

— Но я уже его жена, леди Дафна, дело сделано. Могу вернуть вам ваш собственный совет — спасайтесь из клешней герцогини.

— И куда я пойду? Все эти годы она держала меня на привязи обещанием выдать за Саксонхерста. А теперь я слишком стара, чтобы найти другого мужа.

— А где ваша собственная семья?

Леди Дафна фыркнула.

— Мой брат и его жена были бы рады иметь бесплатную домоправительницу и няню для своих детей. Ну уж нет, благодарю. Я хочу то, что мне причитается.

— Да, но вы не сможете теперь получить Саксонхерста.

— Смогу, когда вы будете болтаться на виселице.

— Я никого не убивала!

— Вы полагаете, что вешают только тех, кто действительно виновен? Вот почему я и советую вам уходить отсюда.

Мэг постаралась отогнать внезапно охвативший ее страх. Ну конечно же, невиновную, тем более графиню, не осудят.

— Вы сами себе противоречите, леди Дафна. Вы хотите, чтобы меня повесили или нет?

— Я только хочу получить то, что мне причитается!

Мэг поставила чашку на стол.

— Леди Дафна, правду сказать, Саксонхерст не был бы для вас избавлением. Но он вам поможет, если пожелаете. — Она смутно припомнила, что нечто подобное он предлагал. — Граф очень добросердечный человек, и у него нет оснований испытывать к вам неприязнь…

— Я хочу то, что мне причитается, — выкрикнула Дафна и, разрыдавшись, выскочила в коридор.

Мэг посмотрела ей вслед, качая головой. Ей было неприятно думать об этом, но не исключено, что у графа дурная наследственность с обеих сторон. Она допила чай и стала ходить по комнате, пытаясь осмыслить свое положение.

Независимо от обстоятельств, правосудие, разумеется, будет обращаться с графиней уважительно. За убийство, в котором она не сознается, ее не повесят. Однако интересно, сколько правды придется выложить, чтобы ее освободили?

И что потом? Захочет ли граф после всего этого даже взглянуть на нее? Особенно если узнает о статуэтке. Он возненавидит Мэг, если узнает, что стал объектом манипуляции с помощью языческого идола.

Мэг внезапно остановилась, пораженная еще одной мыслью: что станется с ее семьей? Должно быть, они уже волнуются, а она оставила их во власти графа. Мэг с трудом сдержалась, чтобы тут же не выскочить за дверь и не броситься на площадь Мальборо. Но нет, нельзя: если за графиней Саксонхерст охотятся, она угодит прямо в петлю. В надежде, что ничего дурного с ее семьей не случится, не лучше ли подождать, что сможет сделать герцогиня?

Заламывая руки, Мэг мерила шагами комнату. Сколько времени понадобится герцогине, чтобы выяснить, что там происходит?

Прислушиваясь к мелодичному бою часов, доносившемуся из холла, она начала сомневаться, действительно ли герцогиня собирается уладить ее дела. Инстинкт ей подсказывал, что нужно искать защиты у мужа. Он поможет, пусть даже просто потому, что она его жена. Граф с мистером Чанселлором, вероятно, спасли бы ее, даже если руки у нее действительно были бы в крови!

Эта мысль принесла почти облегчение. Да, она должна просить о помощи его, пусть и придется все ему рассказать. Еще недавно ей казалось, что нет ничего хуже, чем открыть ему правду о Шиле. Теперь она знала, что это не так. Хуже всего быть повешенной!

Он, конечно, придет в ярость, узнав о Шиле, и из-за того, что она устроила такую кутерьму, тайком отправившись к сэру Артуру, и из-за того, что пошла к его бабке, которую он ненавидит, и все же, несмотря на приступы бешенства, несмотря на то что он мог вышвырнуть ее на улицу, с ним она чувствовала себя надежнее, чем с кем бы то ни было.

Мэг подошла к двери, ведущей в коридор, взялась уже было за ручку, но раздумала. Как бы ей этого ни хотелось, было безрассудством идти на площадь Мальборо. Она не была уверена, что даже граф сможет помешать властям арестовать на улице подозреваемую в убийстве женщину. А если уж нужно прятаться, то лучшего места, чем это, не найти.

Единственное, что она могла сделать, — это послать письмо, но только нужно составить его умно, чтобы не выдать своего местонахождения на случай, если письмо перехватят.

Поколебавшись с минуту, Мэг открыла дорожный бювар леди Дафны, открыла чернильницу, прочистила перо и написала:

"Досточтимому графу Саксонхерсту.

Милорд,

Бархатный берет, который вы в настоящий момент ищете, сейчас на Драконе. Прошу Вас, любым удобным для Вас способом устройте так, чтобы его подобрали.

Имею честь оставаться, милорд, покорнейшей и униженной слугой Вашей светлости.

Дафна ла Бродьер".

Если он и не поймет каких-то намеков, то, увидев «ла Бродьер», что значит по-французски «вышивальщица», догадается, от кого послание, а «Дафна» наведет его на мысль о герцогине. Помахав письмом, чтобы высушить чернила, Мэг подумала, что уж об этом-то ей нечего беспокоиться. Быть может, граф и безумен, но несообразительным его никак не назовешь.

Теперь нужно выскользнуть в коридор и найти мальчика-посыльного или кого-нибудь другого, кто мог бы побыстрее отнести письмо.

Однако дверь оказалась запертой.

По другую сторону двери послышался смешок. И было в нем нечто такое, от чего у Мэг мороз побежал по коже. Теперь — увы, слишком поздно — она поняла, что инстинкт ее не обманул: здесь происходило нечто очень странное. Надо было последовать совету Дафны и бежать, пока это было возможно,

Глава 16

— Где же она, черт побери? — Сакс сверкнул глазами на собравшуюся челядь. — Въезжаю в город и слышу, как на каждом углу выкрикивают мое имя. Скандал в семействе Саксонхерстов! Мужчина найден в постели убитым!

Он развернул газету, которую держал в руке, и прочел: «В десять часов утра домоправительница джентльмена, проживающего на Бингэм-стрит, увидела душераздирающее зрелище. Ее хозяин, сэр А. Дж., лежал на залитых кровью простынях с перерезанным горлом. Рядом с ним — юная горничная, служившая в доме, убитая столь же гнусным способом. Следствие установило, что последней, кто видел баронета живым, была благородная дама, графиня С.».

58
{"b":"3459","o":1}