ЛитМир - Электронная Библиотека

— К вам это не относится. Вы отправляйтесь на улицы и вынюхивайте следы моей жены.

Когда слуги поспешно удалились, он повел детей к себе в кабинет, с ясностью ощутив вдруг свою ответственность за этих, в сущности, чужих ему людей. Если с их сестрой что-то случится, он сам обязан будет о них позаботиться.

Но ему определенно нужно вернуть домой жену. И куда запропастился этот чертов Оуэн?

Усадив детей, он размышлял, с чего бы лучше начать.

Лора сидела прямо, сложив руки на коленях.

— Кто-то говорил… об убийстве… — проговорила она.

— Дурацкое обвинение, — успокоил ее Сакс. — К сожалению, похоже, что ваша сестра находилась в доме, когда произошло убийство. — Он замялся, но, в конце концов, они должны знать правду. — Боюсь, что убили сэра Артура Джейкса.

— Сэра Артура! — в один голос воскликнули близнецы, скорее с удивлением, чем с огорчением.

Лора лишь прижала руку к груди и побледнела еще больше. Ей определенно что-то известно!

— Знаете, — сказал Сакс, подходя к близнецам, — вам это, наверное, не очень интересно. Обещаю вам, что с Минервой… с Мэг все будет в порядке. Почему бы вам не пойти на кухню и не посмотреть, нет ли у повара для вас пирожных?

Дети тут же встали. Сообразительные близнецы поняла, что их отсылают, чтобы они не слушали «взрослых разговоров».

— А крови было много, сэр? — спросил Ричард.

— Не знаю, кровожадное создание. — Граф подтолкнул их к двери.

— А зачем кому-то понадобилось убивать сэра Артура? — спросила Рейчел.

— Этого я тоже не знаю. В свое время все станет известно. — Он открыл дверь и еще раз легонько подтолкнул обоих.

— Но…

— Но у вашей сестры нет причин убивать кого бы то ни было, поэтому все будет в порядке. — Ему вдруг пришло в голову: не способны ли они убежать на улицу искать свою сестру или не отправятся ли они исследовать место преступления? Бог знает, что может прийти в голову десятилетним детям. — Кларенс, — обратился он к ожидавшему за дверью лакею, — отведи мистера Ричарда и мисс Рейчел на кухню за пирожными. — И одними губами добавил:

— И не спускай с них глаз.

Хромой лакей подмигнул в ответ.

Сакс закрыл дверь, он вынужден был теперь одновременно думать о слишком многих людях, в то время как привык думать только о себе. Да где же этот проклятый Оуэн? Обернувшись, он увидел, что Лора встала и тоже собирается уйти.

— Сядь, Лора. Нам нужно поговорить.

Вздохнув, она опустила глаза и повиновалась.

— Ты ведь знаешь, зачем твоя сестра пошла к сэру Артуру, не так ли? — Лора кивнула. — Ты должна мне рассказать.

Девушка подняла глаза. В своем испуге и смущении она была так хороша, что могла свести с ума — если бы ее невозможная сестра уже не заставила его потерять голову.

— Но это тайна, милорд.

— Только не от меня. Я — муж твоей сестры.

— От вас — особенно!

Все его чудовища мгновенно снова вырвались на волю, но он смирил их. Его жена в опасности! Сейчас не время предаваться гневу. Даже если она является орудием в руках его бабки, он должен спасти ее ради чести своего имени. С ней он разберется потом.

Граф сел напротив своей очаровательной кузины, стараясь выглядеть спокойным и любезным.

— Лора, твоя преданность достойна всяческих похвал, но ты должна сказать мне, что происходит. Минерва в страшной опасности, и я не Смогу помочь ей, если не буду знать, в чем дело.

Девушка закусила губу.

— Она думала… она была уверена, что, если вы все узнаете, вы не захотите ей помочь…

— Обещаю тебе, — ровным голосом сказал граф, — что бы она ни сделала, мои намерения не изменятся. Я все равно помогу ей.

Лора крепко стиснула руки и с трудом заговорила:

— Вчера вечером… в театре… сэр Артур сказал Мэг, что у него находится одна наша вещь. Вещь, которую мы оставили в том доме. Он сказал, что Мэг должна прийти к нему, чтобы забрать ее.

Какое-нибудь свидетельство заговора? Письмо от его бабки?

— Что это за вещь?

Вопрос казался несложным, но Лора снова страшно смутилась. Она закрыла рот рукой, словно боясь признаться, и граф нетерпеливо произнес:

— Ну же, Лора! Не представляю себе, что может заслуживать такой секретности.

Девушка смотрела на него широко открытыми, огромными глазами, полными слез.

— Это магическая статуэтка.

— Что? — Поскольку Лора все еще прикрывала рот рукой, слова прозвучали неразборчиво, должно быть, он не правильно ее понял.

Лора вскочила на ноги:

— Я знала, что вы ни за что мне не поверите! А если поверите, то будет еще хуже! — Она безудержно зарыдала.

Ругаясь про себя последними словами, Сакс обнял ее за плечи и протянул носовой платок, потом усадил на диван и сел рядом.

— Ну-ну, Лора, не стоит так расстраиваться! Успокойся и объясни, что это значит.

Неужели она в самом деле сказала «магическая статуэтка»? И какую роль та могла играть в плане, придуманном его бабкой?

Сжимая побелевшими пальцами платок, Лора высморкалась. Ее синие глаза были влажны, но почти не покраснели. Определенно, настанет день, когда она сведет с ума какого-нибудь мужчину.

— Вы не поверите. Я и сама не до конца в это верю. У меня ведь нет этой силы. — Она еще раз высморкалась, потом посмотрела прямо ему в глаза. — Мы владеем этой статуэткой, милорд. Это камень желания. Человек, который обладает необходимой силой, может попросить исполнения желания, и оно всегда сбывается.

Сакс пытался понять, не шутит ли она. Или, может быть, лжет? Хотя нет, то, что она не лгала, было очевидно. Должно быть, она поверила в ложь, рассказанную ей сестрой, глупышка.

— Ты совершенно права, Лора. Я не верю. Подумай сама: семья, владеющая таким сокровищем, едва ли оказалась бы в крайней нищете, ведь правда?

— Но Мэг не прибегала к ее чарам, понимаете? Она обладает нужной силой, но ей это вовсе не нравится. Сестра, говорит, что статуэтка злая и что она всегда имеет «жало в хвосте». И это правда! — Лора прижала платок к глазам. — Посмотрите, что с ней случилось!

— Лора, прекрати! — Когда девушка, немного повсхлипывав, успокоилась, он сказал:

— С Мэг пока ничего не случилось, — так он надеялся, — и подумай: ведь если она не прибегала к ее чарам, то все это не могло произойти из-за колдовства.

Вместо того чтобы успокоиться, при этих словах Лора снова разразилась слезами, уткнувшись в носовой платок.

Испытывая сильное искушение дать ей оплеуху, Сакс все же сумел сдержаться. У него был достаточный опыт обращения с нервными молодыми особами. Однако время шло, а жена его продолжала оставаться в опасности. Рыдания начали стихать, потом прекратились вовсе, и Лора подняла голову, тихонько всхлипывая.

— Итак, — продолжил граф, — похоже, однажды она все же воспользовалась услугами статуэтки? Когда это было, недавно?

Лора кивнула.

— И что она у нее попросила?

Повисла мертвая тишина, граф молча ждал.

Наконец Лора прошептала:

— Вас. — Поскольку он смотрел на нее в немом ошеломлении, она добавила:

— Не именно вас, милорд, конечно, а просто какого-нибудь выхода из нашего трудного положения! Но оказалось, что этот выход… вы.

После нескольких мгновений изумленного молчания Сакс расхохотался:

— О Юпитер! Девочка, какая же ты глупышка! События, приведшие к тому, что я женился на твоей сестре, начались десятилетия тому назад. Какое отношение к ним могло иметь недавнее колдовство?

— Тем не менее имеет, — упрямо сказала Лора, теперь уже вполне спокойная. — Во всяком случае, так говорят. Для Шилы время не имеет никакого значения.

— Для кого?

— Ну для этой древнеирландской статуэтки. Она называется Шила-ма-гинг. Или гиг. Что-то в этом роде.

Граф встал. У него в голове не укладывалось, что даже Лора может верить в подобную чушь.

— Как бы она ни называлась, она не может иметь отношения к моему решению жениться на твоей сестре. Но раз она ей так дорога, почему она забыла ее в том доме?

— Она не забыла. — Лора бросила на графа обеспокоенный взгляд, потом добавила:

60
{"b":"3459","o":1}