ЛитМир - Электронная Библиотека

Мэг взглянула на него:

— Нужен огонь.

Графу вдруг показалось, что нет на свете ничего важнее, чем суметь сейчас высечь огонь. Он опустился на колени возле решетки очага и стал неуклюже чиркать кремнем по стальному бруску. Наконец огонек затеплился. Поспешно, пока он не погас, граф поднес его к самым мелким щепочкам и с восторгом наблюдал, как занимается пламя.

Дрова были сухие, и огонь затрещал сразу же, неся свет и тепло. Пока не слишком жаркое, но все равно оно грело и радовало его сердце. Граф наклонился и крепко поцеловал Мэг в полуоткрытые губы.

Они сидели рядом, подкладывая щепки в огонь, и, протянув руки к очагу, грелись, а отблески пламени плясали на их щеках. Наконец граф встал и поднял Мэг, в его голове снова бродили чувственные образы. О да, он приходил в себя. Мэг, однако, отстранилась от него:

— Мне кажется, что здесь остались кое-какие овощи. Почему бы вам не посмотреть вон там, в кладовке? Мы выбросили лишь то, что могло испортиться.

Граф вспомнил, сколько превосходных продуктов выбрасывается в его хозяйстве каждый день. Он также отметил, что она оттолкнула его не от смущения, а просто потому, что думала в этот момент о вполне практических вещах. Благоразумная Мэг! Глупышка Мэг! Сам граф больше думал о том, что придется провести здесь ночь, и имел определенные планы. Известен ли лучший способ согреться?

Однако он послушно обыскал кладовку в поисках какой-нибудь еды, и это снова заставило его задуматься о степени их бедности: единственное, что удалось найти ему, — это небольшой мешочек сушеной фасоли, немного овса на донышке глиняного горшка и пучок каких-то сомнительных серо-зеленых сушеных трав. В солонке было немного соли, в мельнице — перца. В кулечке из синей бумаги он обнаружил маленький кусочек сахара.

Выложив этот скудный набор на простой деревянный стол, он подумал: неужели это действительно было все, что отделяло семью из пяти человек от голодной смерти?

Он поднял голову и увидел, что Мэг наблюдает за ним; она казалась натянутой как струна.

— Мы покупали еду каждый день, впрок не заготавливали, — сказала она.

— Разумеется. — «На те несколько монет, что у нее оставались», — добавил граф про себя. Он припомнил, с каким восторгом близнецы накинулись на еду. Он знал, конечно, что они истосковались по лакомствам, и был счастлив угостить их, но, оказывается, истинного положения вещей он не мог себе и представить. — Овощей не оказалось? — спросил он.

— Боюсь, что нет. Я думала, удастся сварить суп. — Она подошла к очагу и подбросила щепок в начавший затухать огонь. — Дров хватит ненадолго. Что будем делать?

Значит, накануне свадьбы у них уже почти не оставалось дров для обогрева. А она чуть было не убежала из церкви! Хоть его демоны и почили с миром, он не мог не задуматься о том, что могла сделать женщина в подобном положении, чтобы спасти себя и своих близких. Впрочем, теперь ему было все равно, даже если она действительно оказалась орудием в руках драконши. Теперь он был способен ее понять и верил ей.

Он даже улыбнулся. Если таков был найденный ею выход, то надо признать, что случай сыграл с драконшей злую шутку: ее коварный план обернулся для него счастливой женитьбой.

— «Делать»? — повторил он ее последнее слово. — Думаю, мы могли бы остаться на эту ночь здесь. Если повезет, к утру Оуэн все уладит.

— А если нет?

— Не паникуйте раньше времени.

Мэг подошла к столу и стала перебирать то, что ему удалось выудить из кладовки.

— Можно было бы сварить фасоль, но ее нужно несколько часов размачивать, и нельзя сказать, чтобы это было изысканное блюдо. Конечно, всегда остается овсянка, но на нее тоже требуется время…

— Нужно просто ложиться в постель.

В глазах Мэг мелькнула настороженность.

— Подумайте, Мэг, если мы вместе ляжем в постель и укроемся множеством одеял, мы сможем до утра сохранять тепло. А разговаривать и решать, что делать, там можно с таким же успехом, как и здесь.

— Разговаривать?

Их разделял стол.

— Ну, или заниматься иными вещами. Если пожелаете.

— Нет, я не желаю.

— В самом деле?

Она отвела вспыхнувший взгляд, что вселило в него надежду.

— Я не сделаю более того, что вы пожелаете, Мэг. — Как бы убедить ее захотеть большего? — Посмотрите на это с другой стороны. Если мы не сможем придумать ничего другого, нам придется сдаться властям. Быть может, это наш последний шанс на много лет вперед. Ну так что, в постель?

Подумав с минуту, Мэг ответила:

— Хорошо, — и двинулась к выходу, но на пороге остановилась как вкопанная. Граф подумал, что она снова пытается уклониться, но Мэг вдруг подбежала к большому голландскому буфету, полному блюд и тарелок, и, пододвинув стул, взобралась на него и стала шарить рукой, схватила большой глиняный горшок и прижала его к груди. Граф поддерживал стул, пока она слезала с него.

— Я только сейчас вспомнила! — воскликнула Мэг, сияя. Он поднял с пола упавшее пуховое одеяло и снова укутал ей плечи.

— Что это? Еще какой-нибудь магический предмет?

Мэг пропустила насмешку мимо ушей.

— Ничуть не хуже! — Подняв крышку, она достала что-то завернутое в тряпочку, развернула и извлекла на свет коричневый комок.

— Что это? — повторил граф с большим сомнением.

— Рождественский пудинг, разумеется! Моя мать сделала его летом, чтобы у нас на Рождество было хоть какое-нибудь традиционное угощение. А поскольку мы не рассчитывали, что на Крещение сможем испечь крещенский пирог, я сохранила немного для праздничного ужина. Сейчас еще, правда, не канун Двенадцатой ночи, но, полагаю, нужда сильнее традиций. — Она отломила кусочек и попробовала.

Граф воспринял находку скептически. Рождественский пудинг должен быть горячим и плавать в пылающем бренди, а этот был холодным, твердым и покрыт какой-то жирной пленкой. Но уже в следующую минуту сладкий вкус изюма наполнил его голодный рот, и граф готов был съесть весь этот пудинг.

Мэг отломила себе небольшой кусочек и замялась.

— Нужно загадать желание.

— Я думал, его загадывают, когда мешают пудинг.

— Неужели вы еще делаете это? Мешаете пудинг?

— Разумеется. Повар готовит его, а потом мы все, выстроившись по чину, проходим через кухню и каждый, помешивая пудинг, загадывает желание.

— А что вы загадали в этом году?

— Не помню, это же было еще в августе. Хороший пудинг ведь должен вызреть.

— Это правда.

Увидев, как она погрустнела при воспоминании о матери, которая готовила этот пудинг, ему захотелось обнять ее, но интуиция подсказала, что сейчас этого делать не следует.

— А вы помните свое желание?

— Меня здесь тогда не было. Я работала у Рэмилли.

— Но в вашей семье, как я понял, загадывают желания и когда едят пудинг? И что же вы загадали на нынешнее Рождество?

— У меня было лишь одно желание: чтобы кто-нибудь нам помог.

— А я?

Улыбнувшись, она опустила глаза.

— Тогда я не знала еще даже о вашем существовании.

Граф взял кусочек пудинга и положил его ей в рот.

— А чего вы желаете сейчас?

— Нельзя рассказывать о загаданном желании — не сбудется, — ответила Мэг, но после паузы добавила:

— Когда весь этот кошмар закончится, я хочу стать такой графиней, какой вы заслуживаете. — И она проглотила кусочек пудинга.

— Вы уже больше, чем я заслуживаю!

Мэг рассмеялась и тряхнула головой, потом положила кусочек пудинга ему в рот.

— Ну а каково ваше желание?

Граф прожевал и сказал:

— Чтобы вы легли со мной в постель и я бы там наслаждался пудингом.

Мэг покраснела: она знала переносное значение слова «пудинг». Его загадочная, идеальная жена.

Мэг поплотнее закуталась в одеяла — она снова чувствовала себя как корабль в штормовую погоду и не знала, что сказать. Что-то в глубине ее существа неодолимо стремилось к тому, что он предлагал.

— В постели будет теплее, — неуверенно предположила Мэг. Это был шаг навстречу.

65
{"b":"3459","o":1}