ЛитМир - Электронная Библиотека

Узел на галстуке достиг совершенства. Сакс встал, высвободил ноги из-под пса и сказал:

— Привести в гнездо кукушку? Ни за что.

— Нет, милорд, конечно, нет! Ну а если это будет молодая дама, для которой настали трудные времена? Вам не пришлось бы ее упрашивать, понимаете? И уж такая-то всегда будет вам благодарна.

— Очень тонко подмечено.

Увидев, что друг проявил неподдельный интерес, Оуэн не знал, стоит ли ему вмешиваться. Он находился на особом положении: отчасти друг, отчасти управляющий, но одной из его неписаных обязанностей было останавливать Сакса, если он видел, что тот, закусив удила, готов совершить безумство.

Однако в настоящий момент Сакс, казалось, сохранял полное самообладание.

— Догадываюсь, что у тебя есть кто-то на примете, Сьюзи.

— Да, милорд.

— Благородная дама?

— Да, милорд. Во всяком случае, ее отец был дворянином и ученым.

Нимз протянул хозяину вышитую жилетку, и Сакс продел руки в проймы.

— Звучит, конечно, многообещающе. А почему она оказалась в затруднительном положении?

— Ее родители умерли, милорд. Внезапно, несколько месяцев назад. А на руках у бедной мисс Джиллингем остались братья и сестры, о которых она должна заботиться, оставшись почти без гроша.

— Душераздирающая история. А ты откуда об этом узнала? — Пока Нимз застегивал серебряные пуговицы, Нокс перелетел и уселся на вытянутую руку Сакса.

— Моя сестра работала горничной, милорд. Какое-то время она прислуживала им даже без денег — ей было жалко сирот, — но в конце концов вынуждена была найти себе другое место. Впрочем, я вовсе не говорю, что вам следует… вступать в союз с мисс Джиллингем. Я, в сущности, мало что о ней знаю. Разве лишь то, что таких, как она, найдется немало. Таких, кто с радостью пойдет к алтарю, даже в спешке, и будет благодарить свою удачу.

С Ноксом на руке Сакс в задумчивости сделал круг по комнате.

— Она не будет ожидать фальшивых заверений в любви, — сказал он Оуэну. — Ее не придется улещивать. Она едва ли позволит себе экстравагантность и капризы…

— Она может оказаться страшной как смертный грех, — подхватил Оуэн.

Сакс вопросительно взглянул на Сьюзи.

— Сестра никогда не говорила, как она выглядит, милорд.

— Где твоя сестра?

— Ее нет в городе. Семья, в которой она служит, уехала на праздники в свое поместье в Шропшир.

По минутном размышлении Сакс пересадил попугая на плечо, протянул руку Оуэну и приказал:

— Монету!

Вовсе не будучи в восторге от того, как складываются обстоятельства, Оуэн выудил из кармана флорин и бросил Саксу.

Тот перехватил его в воздухе.

— Орел — мисс Джиллингем. Решка — любая из списка, которую я вытащу из шляпы.

И прежде чем Оуэн успел возразить, монетка сверкнула в воздухе. Сакс поймал ее и припечатал к тыльной стороне ладони.

— Орел! — сообщил он и бросил монетку в два шиллинга Сьюзи. — Иди и скажи мисс Джиллингем, что ее ждет большая радость.

— Я?.. — пропищала Сьюзи.

— Ты. И чтобы подсластить пилюлю, обещаю: если она согласится совершить обряд прямо завтра, я дам вам с Обезьяной достаточно денег, чтобы вы смогли свить свое гнездышко.

Слуги обменялись изумленными взглядами.

— Это правда, милорд? — спросил лакей.

— Слово Торренса. — Сакс повернулся к Оуэну. — Пиши-ка разрешение на брак…

— Но…

Сакс снова повернулся к Сьюзи:

— Она старая?

— Ей исполнился двадцать один год около года назад.

— Старая дева, — заметил Оуэн, которому с каждой минутой становилось все больше не по себе.

— Мне на это наплевать. Сьюзи, как ее зовут?

— Не знаю, милорд.

— Разузнай, когда будешь с ней разговаривать. Оуэн, пиши специальное разрешение на брак, — повторил он. — Сьюзи — в дорогу! И уговори ее. Будь настойчива! Предстоит еще куча бумажной работы. Где она живет?

— На Моллетт-стрит, милорд. К югу от Сент-Джеймс-парка. Но…

— Респектабельная, но скромная. Отлично. — Ловко пересаживая Нокса с руки на руку, Сакс продел сначала одну, потом другую в рукава темно-синего сюртука, который терпеливо держал наготове Нимз. — Узнай, к какому приходу она приписана — это, полагаю, тоже понадобится для брачного свидетельства, — и скажи ей, что церемония состоится там завтра утром, в одиннадцать.

— Но, милорд…

Оуэн чувствовал, что пора ему вступить:

— Сакс, не думаешь ли ты, что было бы справедливо позволить даме увидеть тебя, прежде чем она примет решение? И ты на нее посмотришь.

— Ни у нее, ни у меня нет времени, чтобы подойти ко всему разумно. Все в руках судьбы.

— Совсем негоже решать такое дело, гадая на монетке! Это же на всю жизнь, ты понимаешь?

— Это делает игру еще более увлекательной.

— А что ты будешь делать, если она откажется?

Сакс подбоченился и оглядел своих домочадцев.

— Давайте установим правила игры. Если мисс Джиллингем сегодня откажется, я вытащу из шляпы одну из этих жаждущих выскочить замуж аристократок и сделаю все возможное, чтобы ее уговорить. Если же мисс Джиллингем сначала согласится, а в последний момент пойдет на попятный, значит, придется мне унизиться перед герцогиней и смиренно принять свою судьбу. Если мисс Джиллингем не подведет, я свяжу себя с ней узами законного брака, что бы она собой ни представляла.

Нокс перелетел на кровать и изрек оттуда:

— Законный бр-рак — висячий замок! Законный бр-рак — висячий замок!

— Да, так оно и должно быть, Нокс. На счастье или на горе, но это связь на всю жизнь. Тебе придется смириться и привыкнуть так же, как и мне — Он взял попугая в руки и погладил его, одаряя присутствующих своей обворожительной улыбкой, той самой, которая могла разбить и разбивала сердца. — Вы все свидетели. Пусть будет так, как рассудит судьба!

Глава 3

Не обращая внимания на повторяющийся стук в дверь, Мэг продолжала чинить подошву ботинка Рейчел с помощью клочка кожи. Это мог быть сэр Артур, пришедший на день раньше срока, или же кто-нибудь из соседей, кому они задолжали. Большинство ее кредиторов — местные ремесленники и торговцы, которых она знала всю жизнь, — имели полное право поговорить с ней. Они также имели полное право получить справедливую плату за свои услуги, но Мэг продала уже все, без чего они могли обойтись. Дом был арендован вместе с мебелью, так что она не могла продать родительскую кровать или почти еще не вытершиеся гостиные кресла.

Стук затих наконец, и Мэг воткнула большую иглу в кожаный лоскут.

Мэг действительно возлагала надежды на силу камня, особенно после того, как он оказал на нее такое ошеломляющее действие. Не может быть, чтобы все это было впустую! Однако теперь ее начала охватывать паника. Завтра сэр Артур придет за ответом и…

От резкого стука в кухонную дверь она подпрыгнула на стуле, Повернувшись, Мэг увидела, что назойливый посетитель, обойдя вокруг дома, заглядывает в кухонное окно. Ну и ну! Затем к закопченному стеклу прижался чей-то нос, и Мэг увидела черную глазную повязку! Боже милосердный!

Посетитель забарабанил по стеклу:

— Мисс Джиллингем?

При виде нелепого лица Мэг еще больше захотелось спрятаться, но ее уже увидели. Молясь о том, чтобы это не оказался какой-нибудь бандит, посланный выколотить из нее деньги, Мэг осторожно открыла дверь.

Это оказался вовсе не бандит, но существо, совершенно ей незнакомое, — пухленькая молоденькая девушка в черной шляпке на темных волосах. Если бы не устрашающая глазная повязка, ее можно было бы даже назвать миловидной. Бедное создание! Однако если она просит подаяния, то явно забрела не туда.

Девушка радостно улыбнулась:

— Ну наконец!

Мэг отступила в глубь кухни — в последние дни она забыла о том, что такое радостная улыбка и воодушевление.

— Чем могу вам помочь?

— Вы мисс Джиллингем?

— Да.

Девушка сделала книксен.

— Тогда мне нужно поговорить с вами, мисс. Я Сьюзи Кенворт. Моя сестра Мэри работала у вас.

7
{"b":"3459","o":1}