ЛитМир - Электронная Библиотека

Мэг слабо улыбнулась. Спасибо Шиле. И не важно, верит он или нет.

— Мэг! — К ее великому удивлению, откуда-то появилась Лора, бледная, с широко открытыми глазами, взволнованная. — Ты в порядке?

Мэг сделала попытку сесть. Неужели она бредит? Или может быть, умерла? Она обвела глазами комнату, освещенную теперь несколькими лампами и множеством свечей, и поняла, что жива. Однако откуда здесь столько народа?

Кто-то — судя по голосу, сам Сакс — бормотал: «Сакс. Плохо. Драконша. Плохо».

В ответ на ее вопросительный взгляд Сакс объяснил:

— Это Нокс. И Брэк. И твои брат и сестра. Я тебе потом все объясню.

— Этого человека послали искать тебя! — воскликнула Лора. — Но мне он не понравился. Я чувствовала, что что-то не так. И обрадовалась, когда мистер Чанселлор появился и привез нас сюда. А попугай такой умный! Он знал.

— Нес-сметное, нес-сметное богатство! — вдруг закричала птица, удивительно точно подражая голосу негодяя, потом испустила дикий вопль.

Мэг поежилась, и Сакс ее обнял.

— Не думай об этом. Здесь все еще холодно. Я отвезу тебя на площадь Мальборо.

Мэг и впрямь дрожала, но не только от холода.

— Да, пожалуйста. Лора, не забудь Шилу.

Граф поднялся и взял Мэг на руки. Оба они были помятые и грязные, дурно пахнущие. Мэг заметила у него на виске несколько ссадин, свидетельствовавших о том, что и его не миновала смертельная лавина сокровищ.

Чувствуя себя у него на руках в полной безопасности, она наконец огляделась, чтобы увидеть, что натворила. Убийца родителей Сакса лежал посреди своего вожделенного богатства и громко стонал. Его бдительно охраняли слуги графа и скалящийся Брэк.

Даже увидев все это собственными глазами, Мэг не могла поверить, что дождь из монет мог произвести такое разрушительное действие. Однако каждая медная монета весила около половины унции, а их там было видимо-невидимо. У негодяя, без сомнений, была разбита голова, изо рта и носа текла кровь.

Мэг не было его жаль, но она вопросительно посмотрела на Сакса.

— Спасибо, — произнес тот. — Спасибо за все. Особенно за то, что убедила меня в своей правоте.

Мэг положила голову ему на плечо.

— Ты веришь?

— Нужно быть полным идиотом, чтобы не поверить, хотя камень умело заметает следы. Я нахожу это восхитительным.

Мэг застонала. Этот невозможный человек, вероятно, воспринимал Шилу как какую-нибудь игрушку, являющуюся достижением цивилизации!

— А что с герцогиней? — спросила она, когда он нес ее к выходу.

— Герцогиня действительно умирает. Думаю, она послала убийцу, потому что хотела забрать меня с собой. Так и подмывает пойти и сказать ей, что у нее ничего не вышло. Ну да ладно, пусть уж Бог и дьявол позаботятся о том, чтобы она получила такой ад, которого заслуживает.

Покоясь головой у него на плече, Мэг возносила благодарственные молитвы богам — как христианскому, так и языческим.

Глава 24

Дом на площади Мальборо был торжественно убран в честь их возвращения.

Так подумала Мэг, когда граф внес ее на крыльцо и она заметила, что в рождественские венки из хвои вплетены гирлянды из каких-то дорогих материалов и позолоченные украшения. Несмотря на глубокую ночь, повсюду сновали слуги, дополняя праздничную картину. Вероятно, она открыла рот от изумления, потому что граф сказал:

— Двенадцатая ночь. Подготовка к крещенскому балу. Осталось совсем немного времени.

Мэг, не веря своим ушам, уставилась на него.

— Неужели они продолжали к нему готовиться?

— Разумеется, хотя, согласен, это выглядит странновато, если учесть, что графиня — хозяйка бала — рисковала не дожить до него. Впрочем, подозреваю, что причина такого необыкновенного трудолюбия состоит в том, что всем хотелось найти повод присутствовать при нашем возвращении.

Мэг посмотрела на слуг — они прекратили работу и улыбались им. Как говаривал мистер Чанселлор, Сакс есть Сакс. «А его домочадцы — это его домочадцы», — добавила Мэг про себя.

Она расхохоталась, и слуги столпились вокруг, приветствуя их возвращение и осыпая вопросами, словно они были не слуги, а члены семьи. Интересно, сколько среди них тех, кого Сакс спас от нищеты только потому, что кто-то был толст, кто-то мал ростом или искалечен или имел несчастье вступить в конфликт с законом? Или тех, кто лишился работы в герцогском доме из-за того, что помог Саксу? Он не мог ничего сделать для них, пока жил у герцогини, и Мэг знала, что это еще больше омрачало годы его пребывания в когтях драконши.

Сакс поднял руку, призывая к тишине.

— Рад видеть, что все вы так преданы своей работе, — заметил он, разглядывая праздничное убранство. — А в бальной зале уже что-нибудь сделали или все предпочли суетиться в вестибюле?

— Завтра, милорд, — сказал кто-то. — Обещаем.

— Уверен, что вы должным образом позаботитесь обо всем. А сейчас — краткий отчет о событиях, которого вы, конечно, с нетерпением ждете. Графиня, разумеется, не имеет никакого отношения к смерти сэра Артура Джейкса, настоящий преступник найден. Прислугу сэра Артура убедили сказать правду, так что об этом можно забыть. Однако уверен, что из-за возникшего скандала все, кто только есть сейчас в городе, пожелают присутствовать на балу, так что давайте не уроним чести Торренсов.

Мэг почувствовала себя весьма неуютно при мысли, что все явятся на бал, главной приманкой которого будет ее скандальная персона. Словно проникнув в ее мысли, граф незаметно сжал ей руку.

— Есть вопросы? — спросил он, обращаясь к слугам.

— А как насчет зевак, которые все еще торчат снаружи, милорд? Сюда приезжал мировой судья, он предупредил их об ответственности за нарушение общественного порядка и велел разойтись, но некоторые потом снова вернулись.

— И несомненно, увидели то, что хотели увидеть. Теперь они скоро разбредутся по домам — ночь-то ведь холодная. А с официальными наблюдателями сейчас беседует мистер Чанселлор. Быть может, кто-нибудь из них из христианского милосердия пойдет и сообщит прихлебателям герцогини, что игра окончена. Кстати, похоже, у вдовствующей герцогини тяжелейший приступ и она пребывает на смертном одре.

Мэг обратила внимание на то, что он не сопроводил свое сообщение формальным выражением сожаления, и ей даже показалось, что среди слуг послышалось несколько тихих одобрительных возгласов. Это было совершенно не по-христиански, но теперь она их понимала. Кое-кому из этих людей довелось воочию, а то и на собственной шкуре убедиться в звериной жестокости герцогини, и многие наверняка разделяли подозрения Сакса насчет истинной глубины зла, сотворенного этой женщиной.

— А сейчас, — закончил Сакс, — всем нужно выспаться. Завтра я ожидаю от вас хорошей службы. После тех тяжелых часов, которые пришлось пережить без вас, мне понадобится ваша усердная забота.

Все радостно засмеялись.

— Но прежде нам с графиней нужно принять ванну и поесть. Что-нибудь простое и сытное, да поскорее.

При этих словах все бросились выполнять распоряжения. Мэг и Сакса проводили в их апартаменты. Мэг оказалась на заботливом попечении Сьюзи и еще одной горничной, которые стянули с нее измятую и перепачканную одежду, словно ребенка, посадили в ванну, тщательно вымыли и ласково облачили в ночную рубашку и халат.

Интересно, догадывались ли служанки, что они с Саксом уже были близки? Впрочем, это не важно. Вероятно, Мэг уже начала привыкать к невозможности полного уединения, а может быть, просто слишком устала, чтобы обращать на это внимание.

Ей снова захотелось быть с ним, не разлучаться даже на короткое время.

Чистая и опрятно одетая, с влажными волосами, рассыпавшимися по плечам, она была препровождена в комнату, где стояла клетка Нокса. Сакс был уже там, он восседал за уставленным яствами столом. Попугай сидел у него на плече, и Сакс угощал его всякими лакомствами.

— Неужели Нокс действительно предупредил мистера Чанселлора? — недоверчиво поинтересовалась Мэг.

79
{"b":"3459","o":1}