ЛитМир - Электронная Библиотека

Ах вот оно что! Мэг только сейчас заметила, что девушка действительно похожа на их бывшую горничную, и припомнила рассказ той о сестре, которая несколько лет назад повредила глаз и из-за этого уродства потеряла в свое время надежду найти выгодное место.

Бедняжка! Хоть Мэг ничем не могла ей помочь, следовало проявить вежливость.

— Входите, пожалуйста. Как поживает Мэри?

— Прекрасно, мисс. Счастлива, насколько это возможно в ее положении.

Ведя девушку за собой к столу и приглашая сесть, Мэг подумала, что уже давно не имела возможности посидеть и поболтать с гостьей. Как стыдно, что остатки чая, который она могла ей предложить, были заварены несколько дней назад и уже не раз заливались кипятком!

— Чем я могу помочь тебе, Сьюзи? — поспешно спросила она. — Если ты ищешь работу…

— О нет, мисс. Я хорошо устроена — работаю горничной у графа Саксонхерста.

— Ах да, припоминаю, Мэри мне говорила. Кажется, граф добр…

— О да, мисс.

— …но несколько эксцентричен.

— Ах, не говорите так! — Девушку почему-то встревожило это брошенное вскользь замечание. Мэг улыбнулась, чтобы успокоить ее.

— Мэри просто рассказывала, что он дает слугам много воли. — Разумеется, необычным показалось ей то, что благородный джентльмен держит в горничных девушку с таким очевидным изъяном. Мэг с трудом удерживалась, чтобы не смотреть на ее повязку.

— Мы все выполняем свои обязанности как положено, мисс. Но он любит… во всяком случае, кажется, не возражает, если мы проявляем интерес.

— Интерес? — Мэг вообще-то была равнодушна к сплетням, но этот разговор давал ей возможность немного отвлечься от мрачной действительности.

— Мы всегда знаем, что происходит, — ну, слуги в общем-то всегда знают, правда? Но он не возражает, если мы вставляем и свое словечко. И именно поэтому я здесь, — торопливо закончила она.

— Да? И почему же ты здесь?

Сьюзи нервно облизнула губы.

— Видите ли, мисс Джиллингем, граф попал в весьма затруднительное положение.

Мэг непонимающе уставилась на нее. Быть может, эта девушка пришла предложить ей работу? Вероятно, графу нужна гувернантка? Почувствовав легкое волнение, Мэг подумала: неужели это и есть наконец избранное Шилой решение? Но как можно на жалованье гувернантки содержать семью из пяти человек?

— Не понимаю, чем я могу помочь графу в его затруднительном положении.

— Как раз вы-то и можете, мисс Джиллингем! Клянусь вам. — Девушка перевела дух и осторожно начала:

— Видите ли — понимаю, что это прозвучит необычно, — граф дал обещание своей бабушке (а она сущая старая ведьма, прямо-таки бочонок с серой), что он женится к двадцати пяти годам, но начисто забыл об этом, потому что, когда он ей это обещал, ему было всего двадцать лет. И вот в нынешний новогодний сочельник — то есть завтра — ему исполняется двадцать пять.

— Понимаю, — не зная, что сказать, произнесла Мэг, но на самом, деле ничего не понимала, удивившись лишь, что эксцентричный граф так молод. Она всегда полагала, что он дряхлый старик.

— Так вот, мисс… — Сьюзи наклонилась вперед, навалившись на стол, — сегодня утром граф получил от бабушки письмо с напоминанием о его обещании. И о том, что он поклялся позволить ей найти для него жену, если сам не женится к двадцать пятому дню своего рождения.

— И он собирается выполнить обещание?

— О да! Он говорит, что Торренсы никогда не нарушают данного ими слова.

— Тогда остается надеяться, что бабушкин выбор его удовлетворит. Но я действительно не понимаю…

Девушка затрясла головой.

— Они друг друга ненавидят, мисс. Не знаю точно из-за чего, но ненавидят — это еще слабо сказано. Вдова выберет ему самую гнусную женщину в королевстве.

— Не может быть! — воскликнула Мэг, невольно увлекаясь рассказом гостьи. Это был прямо-таки сюжет для пьесы.

— Думаю, она выберет достаточно молоденькую, чтобы та могла принести потомство. Старуха чрезвычайно печется о продолжении рода, хотя речь идет даже не о ее собственном титуле — она, видите ли, мать матери графа.

У Мэг голова шла кругом, она с трудом понимала, в чем же суть дела.

— Если граф дал такое обещание, тогда ему следует его сдержать. Только не понимаю, при чем же здесь все-таки я.

Сьюзи замялась, словно ей стало не по себе, а потом выпалила:

— Он хочет жениться на вас, мисс. — Мэг буквально онемела от неожиданности, а девушка тем временем продолжала:

— Дело было так, мисс Джиллингем. Граф решил завтра же жениться на ком угодно, чтобы утереть нос бабушке. Он составил список великосветских дам, но толком о них ничего не знает. И тогда я подумала… Вы, вероятно, рассердитесь, — призналась она, покраснев, как вишня, — но я хотела лишь добра! Я подумала: если ему все равно, на ком жениться, почему бы ему не жениться на той, кому это действительно нужно? И предложила вас.

Мэг в изумлении откинулась на спинку стула. Сьюзи была явно смущена и взволнована, но не казалась сумасшедшей. А вот ее хозяин…

Сказать о нем «эксцентричный» — значит, не сказать ничего.

— Сьюзи, это что, розыгрыш?

— Нет, мисс! Вот вам крест, умереть мне на этом месте! — И девушка энергично перекрестилась.

— Ты серьезно хочешь убедить меня в том, что граф желает жениться на мне — на женщине, которую не знает, никогда не видел и у которой за душой ни гроша? И сделать это завтра же? Такое даже вообразить себе невозможно! Но ведь сначала должно быть оглашение. Даже составление брачного свидетельства требует времени.

— Это будет специальное брачное свидетельство. Господин Чанселлор уже начал писать его. Это секретарь графа. В некотором роде. А также его друг. И советчик.

— И это он посоветовал ему… такое?

Сьюзи состроила гримасу.

— Нет, правду сказать, господину Чанселлору это совсем не понравилось. Но ничего лучше он предложить не смог.

Мэг в крайнем возбуждении вскочила со стула и забегала по кухне.

— А граф — что, знает меня?

В голове у нее промелькнула фантастическая мысль: вдруг граф давно любуется ею на расстоянии? Но ответ был ей заранее известен. Она не из тех, к кому благородные господа испытывают тайную страсть. Уже много лет назад она пришла к выводу, что, если в ней и не было ничего отталкивающего для мужчин, то ничего привлекательного тоже не было. Как и ожидалось, в ответ на ее вопрос девушка замотала головой.

— Тогда почему именно меня он выбрал на эту необычную роль?

— Потому что я вас предложила, мисс.

— А что ты ему обо мне сказала? — Мэг неприятно было думать, что девушка могла разрисовать ее графу в самых невероятных красках, чтобы пробудить в нем интерес.

— Только то, что слышала от сестры, мисс. Что вы добрая, уравновешенная дама, которая из последних сил бьется, чтобы не допустить трагедии — разделения семьи.

— Весьма трогательно. Я вышла у тебя страдающей героиней.

— Но это и в самом деле, наверное, нелегко.

— Ты права, — со вздохом ответила Мэг. — Это нелегко.

— Так вы согласны?

— Нет, конечно, нет! Об этом не может быть и речи.

— Почему?

— Почему? — Мэг беспомощно пожала плечами. — Даже если бы это было настоящее предложение…

— Оно настоящее!

— Ну пусть так, я все равно не могу выйти замуж за человека, которого никогда не видела.

Сьюзи пристально посмотрела на нее.

— Прошу меня извинить, мисс, но беднякам выбирать не приходится.

Тревожное чувство кольнуло Мэг при этих словах — она вспомнила, каков будет выбор, если она откажется.

— Выходите за графа, — продолжала его посланница, — и вы станете обеспеченной, как вам подобает по положению, — вы, ваши братья и сестры.

Мэг в ошеломлении опустилась на стул: девушка только что произнесла вслух ее заветное желание. Но влияние камня, разумеется, не распространяется на аристократов и тем более не может быть связано с обещанием, данным несколько лет назад.

Однако насколько ей известно, этот идол способен выполнить любое желание. Мать говорила, что для него время не имеет никакого значения. Это, конечно, казалось не правдоподобным, но, в конце концов, все, что касается этого волшебного камня, кажется не правдоподобным.

8
{"b":"3459","o":1}