ЛитМир - Электронная Библиотека

— А почему тебе самой так этого хочется? — спросила Мэг. Девушка зарделась.

— Я скажу вам правду, мисс. Граф пообещал своего рода награду. Если вы завтра выйдете за него замуж, он даст денег, чтобы мы с Обезьяной могли пожениться. Видите ли, у нас есть возможность купить гостиницу в Хай-Хилфорде…

— Ты хочешь выйти замуж за обезьяну? — Мэг почувствовала почти облегчение, сообразив наконец, что девушка безумна.

— Нет! — рассмеялась Сьюзи, краснея. — Это просто прозвище: Обезьян. Граф называет его Мартыш (от «мартышки»), и это очень любезно с его стороны, потому что кому же понравится, когда тебя называют обезьяной, а все уже привыкли. На самом деле его зовут Эдгар. Как вы думаете, может быть, мне начать называть его Эдгаром?

— Да, думаю, это будет хорошо, — ответила Мэг, вновь чувствуя себя озадаченной: значит, все-таки это правда и она должна все серьезно обдумать. — С графом, безусловно, что-то не так, если он подкупает тебя, чтобы ты нашла ему невесту. Он что, сумасшедший? Увечный? Обнищавший?

У Сьюзи чуть глаза из орбит не выскочили.

— О Господи, нет! Даю вам слово, мисс Джиллингем. Если бы завтра он встал посреди Гайд-парка и предложил себя в мужья той, кто пожелает, дамы поубивали бы за него друг друга.

— Но тогда почему?

Девушка глубоко вздохнула и подняла пухлую ручку.

— Во-первых, — начала она, загибая пальцы, — у него их было пруд пруди, но ни в одну из них он не влюбился. Во-вторых, как объяснить им и их родным, почему он женится в такой спешке? Они бы, конечно, согласились, но он не хочет с этого начинать свою семейную жизнь.

— Но со мной он не прочь начать ее именно с этого.

— В вашем случае услуга будет взаимной, мисс, если вы понимаете, о чем я.

— А, — догадалась Мэг, — гордость!

Гордость — это она понимала. У нее у самой было полно гордости, из-за нее-то она и билась так отчаянно за то, чтобы сохранить семью единой, несмотря ни на что.

Сьюзи кивнула:

— Да уж, гордость у него есть, это точно. Кое-кто говорит, что он высокомерен, как дьявол. Нам он таким вовсе не кажется, — поспешно добавила она.

— Ну разумеется, если он обсуждает подобные дела со слугами и принимает их советы. — Мэг пыталась собрать разбегающиеся мысли, но не могла. — Все это кажется совершенно бессмысленным, видишь ли.

— Это не будет казаться вам бессмысленным, если вы его узнаете. Видите ли… — Сьюзи снова навалилась грудью на стол, — он, Сакс, любит ставить на удачу — Заметив, что Мэг удивило это имя, она пояснила:

— Его все называют Саксом. Ну, слуги, разумеется, — только за глаза. Вы сами увидите. — И прежде чем Мэг успела возразить, Сьюзи добавила:

— Он относится к жизни как к бесконечной игре. Не то чтобы он пренебрегал своими обязанностями, но терпеть не может всегда делать то, чего от него ждут. Он принимает решения, бросая монетку или кидая кости. Он не играет по-крупному, но иной раз рискует, полагаясь на карты и кости.

— Ты уверена, что он не кончит свои дни в сумасшедшем доме?

Сьюзи захихикала:

— О мисс! — Потом вдруг стала совершенно серьезной и добавила:

— Он делает вам предложение всерьез, и вы будете дурочкой, если не примете его.

— Дурочкой? Отвергнуть предложение эксцентричного субъекта, быть может, безумца, не глядя выйти за него замуж — разве это глупость?

— Очень богатого эксцентричного субъекта, — уточнила Сьюзи.

Деньги! В них корень зла, но они так важны для того, у кого их нет. Девушка права. Вот шанс спасти семью от гибели — шанс, который она, без сомнения, и вымаливала. И как глупо сидеть теперь здесь, терзаясь сомнениями! В конце концов, готова же она была стать любовницей сэра Артура Джейкса, чтобы всех их спасти. А чем этот хуже? По крайней мере он предлагает ей законный брак.

Мэг встала:

— Я пойду с тобой, чтобы познакомиться с графом.

Служанка, однако, осталась сидеть на месте.

— Мне очень жаль, мисс, но он запретил. Если вы согласны на его предложение, вам следует быть в церкви завтра в одиннадцать.

— В какой церкви?

— В вашей, приходской. Мне велено узнать, что это за церковь.

— Но это безумие! Почему мы не можем встретиться? Разве что в нем есть нечто способное отвратить меня? Но в таком случае… — задумчиво произнесла Мэг, — я смогу в последний момент отказаться от венчания…

— Конечно. Я не знаю, что у него на уме, мисс, но именно так он и решил: подкинул монетку, и та выпала на вас. Если вы не согласитесь, он вытащит из шляпы бумажку с именем одной из светских дам. Но если вы согласитесь, а потом откажетесь, он позволит своей бабке поступить по ее разумению.

— Подкинул монетку! — Но разве это хуже, чем просить исполнения желания у сомнительного идола? — Опиши мне графа, — попросила Мэг.

— О, он красивый мужчина, мисс. Высокий, отлично сложенный.

«Ненасытный маньяк», — подумала Мэг.

— А какой у него характер?

— Он весьма приятный джентльмен. Если хочет, может быть обворожительным для дам.

«А если не хочет?» — подумала про себя Мэг, и легкая дрожь пробежала у нее по спине.

— Ты говоришь, он красив. У него что, белая кожа, темные волосы?..

Девушка наморщила лоб:

— Ну, они скорее желтые, мисс.

— Желтые? Ты хочешь сказать, он — блондин?

— Ну, что-то в этом роде. Кожа у него темнее, чем у большинства джентльменов, потому что летом он любит плавать на яхте и никогда не носит шляп. Волосы у него темно-желтые — это от солнца, понимаете? — а глаза тоже как бы желтые. Желто-карие.

— А зубы у него тоже желтые? — Мэг начало казаться, что она понимает, почему граф затрудняется найти невесту. Вся эта история, возможно, придумана лишь затем, чтобы «сохранить лицо».

Сьюзи захихикала.

— Нет, мисс! Белые, ровные и здоровые. А у вас? Это как раз из того немногого, что его интересует.

Мэг уставилась на нее.

— Тебе велено проверить?

Сьюзи отпрянула.

— О… нет, мисс. Просто он так сказал. Про ваши зубы он ничего не говорил.

— Ну, тогда у меня остается надежда! Он, совершенно очевидно, безумен. Скажи мне правду: я и моя семья будем с ним в безопасности?

— В безопасности? — Изумление Сьюзи обнадеживало. — Ну конечно, мисс! Даже во время своих приступов он никогда не трогает людей.

— Приступов?

Служанка выглядела смущенной из-за того, что сболтнула лишнее.

— Просто время от времени он выходит из себя и крушит вещи. Но только вещи.

Мэг снова рухнула на стул. Неким странным образом это открытие несколько успокоило ее. Если бы граф Саксонхерст был нормальным джентльменом, это вызвало бы у нее больше подозрений. Теперь же, несмотря на все усилия горничной нарисовать идеальный портрет, стало ясно, что у этого господина — свои причуды. Ей остается терпеливо мириться с ними, и тем самым она завоюет его благосклонность для своей семьи.

— У меня одно условие.

— Условие, мисс?

Мэг понимала, что находится не в том положении, когда можно торговаться, но, похоже, и положение графа было сейчас весьма затруднительным.

— Я хочу, чтобы лорд Саксонхерст дал слово, что мои братья и сестры будут жить со мной под одной крышей и что он поможет им выйти в люди.

— О, я уверена, что он согласится…

— Я хочу, чтобы это было написано на бумаге. Подожди здесь.

Мэг направилась в отцовский кабинет. Она раскопала огрызок карандаша и, усевшись за стол, подождала, пока не успокоятся нервы: почерк должен быть ровным и решительным.

"Графу Саксонхерсту.

Милорд, я удивлена и польщена Вашим предложением жениться на мне. Нынешнее мое положение обязывает меня серьезно обдумать его. Однако прежде чем приму окончательное решение, я должна получить от Вас заверение, что две мои сестры и два брата останутся со мной после замужества, они получат образование, подобающее им как благородным дамам и джентльменам, и будут обеспечены скромными суммами, которые позволят им начать самостоятельную жизнь".

9
{"b":"3459","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Пираты сибирской тайги
Невероятная случайность бытия. Эволюция и рождение человека
Меня зовут Гоша: история сироты
Атлант расправил плечи
Звание Баба-яга. Ученица ведьмы
Как быть, а не казаться. Викторина жизни в вопросах и ответах
Тайна Голубиной книги
Слава
Преломление