ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Ступайте дальше, а мне довольно и этого малого. Эти залежи меди мне достались без всякого труда, этот достаток стал моей долей без обиды соседу. Ведь может случиться, что впереди ждут большие трудности, даже в поле нередко или шип вонзается в ногу, или змея жалит в руку. Известно, что здоровье чередуется с недугом, что на дне бед таится радость. Ведь сказали: «Как много серн, которые пришли утром на ниву, но не успели поесть ячменя, как получили в сердце стрелу».

Он остался у медного рудника и стал разрабатывать его. А трое друзей двинулись дальше. Прошли они еще немного, когда упала бусина второго друга. Они стали копать и раскопали серебряный рудник. Второй юноша сильно обрадовался, остался на том месте со светлыми надеждами и большими желаниями и стал заниматься добычей серебра. Он был мудрый и прозорливый муж и молвил своим товарищам так:

– Мне этого серебра хватит с избытком. Ведь может статься, что мы больше ничего не найдем. Пожалуй, можно этого лишиться и ничего более не получить. А ведь мудрецы сложили пословицу: «Пичужка в руках лучше, чем журавль в небе». Мудр тот, кто знает время делу и не стремится к излишку, кто довольствуется тем, что есть, тем, что попадет в руки. Бразды дел находятся в ваших руках. Если вы останетесь здесь, то мы разделим серебро поровну по-братски. Если же двинетесь дальше, то перед вами – путь надежд, и в этом нет греха.

Двое юношей не послушались его и поспешно пустились в путь. Прошли они немного дальше, всего несколько фарсангов, как вдруг упала бусина третьего товарища. Они осмотрели место и стали долбить киркой землю. Вся земля там оказалась золотом, а глина – красным фосфором. Третий юноша обрадовался, стал ликовать, счел это великой удачей и стал собирать золото. И тогда он сказал четвертому товарищу:

– Оставайся и ты здесь, бери из этих россыпей столько золота, сколько хочешь. Не обменивай счастливые дни на злосчастные, ибо нет на свете ничего дороже и краше золота, как сказал об этом поэт:

Золото приводит мужа к величию,
Приносит ему хвалу и честь и изгоняет скорбь.

Я больше ни в чем не нуждаюсь, мне даровано совершенное богатство. И если ты бросишь эту наличность и погонишься за призрачным обещанным, то будешь глупцом и дураком.

Но четвертый юноша был обуреваем алчностью, его не прельстило золото, и он ответил:

– Вы недальновидны и нечестолюбивы, вы – заблудшие невежды. В первый раз мы набрели на медный рудник, затем нашли рудник серебра. В третий раз нам предстала золотоносная жила. Непременно, если пройти еще немного, найдутся россыпи драгоценных каменьев, рубинов и яхонтов. Прекрасно известно, что один драгоценный камень стоит дороже целого харвара[405] золота, что один алмаз дороже мешка серебра. И великие мужи прекрасно сказали по этому поводу:

Зернышко спелого граната во рту
Лучше тысячи глотков холодной воды.
Букет пленительных цветов
Лучше скирды сена.

Когда четвертый товарищ по невежеству не внял советам друга, не увидел в зеркале его наставлений лика собственного блага, тот умолк, занялся добычей золота. А юноша, который мечтал о самоцветах, сел на коня поспешности и двинулся дальше в надежде найти драгоценные россыпи. И вот после долгих странствий он пришел к каким-то развалинам, унылым, словно очи слепца, пустынным, как скорбное сердце бедняка. Четвертая бусина упала, и юноша обрадовался, так как был уверен, что напал на клад, раскопал землю и увидел, что там полно железа.

В погоне за сокровищами он обрел лишь тяготы. Он стал раскаиваться и печалиться, стал горевать и кручиниться из-за того, что отказался от предложений друга. И он подумал: «Тот, кто не приемлет наставлений братьев и не прислушивается к их советам, достоин именно такой участи, такого вознаграждения».

Он оставил железные залежи и вернулся назад, но друзей и их рудников уж след простыл, не было видно и того монаха. А когда он вернулся к тем развалинам, там исчезло всякое воспоминание о железе, словно его и не было. И он пошел к людским поселениям, плача и рыдая, с сожженным сердцем и опаленной душой, произнося слова мудрецов: «Тот, кто хочет все, лишится всего». И стал он другом печали и скорби.

Вот, наконец, он прибыл в какой-то город и поведал свою повесть мудрецу, что жил там. Мудрец стал укорять его, пожалел, а потом сказал:

– Воистину, повесть о тебе и трех твоих друзьях напоминает рассказ о трех аскетах и их четвертом друге, ибо, когда трое не послушались его слов, то их постигло то, что постигло. Ты тоже не послушался советов друзей и обрел то, что обрел.

Юноша из Балха спросил:

– А как это случилось? Мудрец сказал.

Рассказ 84

Рассказывают, что в городе неподалеку от Мадаина жили четыре аскета. Трое из них были людьми образованными и имели познания в белой магии, однако были обделены умом. Четвертый не обладал никакими познаниями, однако был очень мудр, не знал равных себе в уме и проницательности. Все четверо крепко дружили и искренне любили друг друга. Дни они проводили вместе, а ночью не могли уснуть, не побеседовав друг с другом.

И вот случилось так, что в тех краях не выпало дождя, так что уста молнии перестали сверкать улыбкой, глаза туч перестали проливать слезы. Из облаков и туч, словно из десницы скупцов и зениц великих мужей, не падало ни капли. И они поневоле пустились в путь, взяв посохи путешествия и котомки странствия. Днем они шли, а по ночам спали. То они шагали бок о бок с утренним ветром, рука об руку с ветром западным, то они пересекали, словно ураган, пустыни, то проходили степи, словно солнце и луна. По земле они двигались так стремительно, что опережали даже ветер.

Как-то путь привел их к роднику, из которого вытекал ручеек. На берегу ручья валялись кости, такие крупные, словно палицы из слоновой кости, разбросанные по земле. Один аскет стал произносить заклинания и дуть на кости. По воле творца кости соединились, срослись, покрылись мясом. Тут в дело вступил второй аскет и стал читать молитвы. И вдруг по совершенной мощи всеславного и всевышнего создателя члены покрылись кожей, так что стали обрисовываться формы. Третий аскет захотел вдуть в них душу, дабы теплым дыханием даровать жизнь погасшей свече. Четвертый же, мудрый и проницательный, много изведавший и повидавший на свете, стал отговаривать его и останавливать.

– Нет никакого смысла, – говорил он, – воскрешать и растить дракона, ведь от этого может произойти много неприятностей и большой вред, а то и гибель. Ведь дракон – смертельный враг и давний недруг человеку. А мудрецы сказали: «Проявлять ласку и милосердие к врагам – все равно, что содержать дома змею и кормить ее медом или сеять в саду ядовитые травы и поливать их молоком, ибо ядовитые травы и змеи вредны для людей».

Тот, кто сделает добро недостойному,
В конечном итоге от него же и пострадает.
Если ты пустишь в дом мышь.
То она погрызет все зерно в твоем доме.

Но друзья не прислушались к его наставлениям, не приняли его назиданий и стали настаивать на своем заблуждении, сочли его слова бессмысленными, решили непременно вдохнуть в тело дракона душу, чтобы он стал ползать, как змея. Мудрый друг снова сказал им:

– Я не пожалел для вас наставлений и назиданий, на которые я был способен. Я старался проявить к вам сочувствие и дружеские чувства. Если же вы не послушаетесь моего совета и уклонитесь от него, то пожалеете. И не следует, чтобы с вами случилось то же, что и с мышью, которая забралась в корзину и оказалась в пасти змеи.

– А как это случилось? – спросили друзья, и он стал рассказывать.

вернуться

405

Харвар – букв. «вьюк осла», мера веса, колеблющаяся в зависимости от местности. Иногда достигает трехсот кг.

108
{"b":"346","o":1}