ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Да будет воля моя
Двоедушница
Птице Феникс нужна неделя
Стать смыслом его жизни
Грехи отца
Две недели до любви
Вакансия для призрака
Станция Одиннадцать
С мечтой о Риме
Содержание  
A
A

Попугай-златоуст раскрыл свой изящный сладостный ротик и произнес изысканные слова, прекрасные речи:

– Это благословенный час и доброе время. Надо идти, а, заручившись удачей, надо поторопиться и использовать выдавшийся случай, не пренебрегая возможностью радости. «Удобный случай изменчив, словно облако». Ведь судьба затаилась и небо поджидает. Надо быть слугой времени и не следует откладывать дела.

Сегодняшнее дело не откладывай на завтра.
Как только настал день, верши дела.

Доколь тебе убивать беднягу мечом ожидания и доколь кормить его обещаниями?

Разве твое лицо не подобно месяцу и полной луне? А луна самая быстрая среди светил. У тебя такие пленительные движения и плавная походка, что даже горная куропатка от зависти к тебе падает к подножию горы.

Ты видел красный, как кровь, клюв куропатки?
Это он источает кровь из любви к тебе.

Так почему же ты медлишь, зачем колеблешься? Я знаю, ты хочешь сначала узнать, знатен ли возлюбленный, обладает ли достоинствами, чист ли происхождением и благороден ли родом, а потом уж отправиться к нему. Конечно, законы разума не велят подавать руку всякому подлецу и мерзавцу, приносить себя в жертву первому попавшемуся, становиться возлюбленной того, кто лишен величия духа и благородства. К тому же соединение с таким человеком не приносит наслаждения и в конечном итоге приводит лишь к горькому раскаянию и бесконечным страданиям, вреду и укорам друзей.

Возлюбленная не стоит тех упреков, которые бросают мне.
Ослиный вьюк не стоит платы за наем осла.

Мах-Шакар, которой никогда не приходили в голову такие мысли, которая и не ведала ни о чем подобном, понравились слова попугая, они пришлись ей по вкусу. И ей ничего не оставалось, как согласиться.

– Да, – молвила она, – так оно и есть, как раз об этом я думаю и размышляю.

А хитрый попугай, видя, что ристалище слова осталось за ним, тут же добавил:

Сердца людей – зеркала друг для друга!

– Поскольку у меня, бедняги, весь день в зеркале сердца отражались те же мысли, на страницах души были начертаны те же изображения, я рассуждал про себя, что такая жемчужина, как моя госпожа, не должна достаться какому-то бедняку, что столь драгоценный камень не должен быть нанизан на одну нить с простым кораллом, что столь изящная и пленительная красавица не должна оказаться в плену ифрита,[188] что подобная пери не должна быть в оковах дива. Может ли юноша, к которому хочет пойти моя госпожа, отличить чистое золото от поддельного серебра? Может ли он отличить гурию от пери? Способен ли отличить розу от бутона, набат[189] от сахара? И хорошо бы при всем этом, чтобы он происходил из знатного и благородного рода, чтобы он имел понятие о чести и величии души, чтобы он не был подлого рода, из числа подонков.

– А как установить, как обнаружить честь и доблести мужа? – спросила Мах-Шакар.

– Это очень легко, – отвечал попугай. – Сию минуту отправляйся к нему, исполни данное обещание. Первым делом испытай его и проверь, ибо «при испытании муж окажется или благородным, или низменным». Если золото от природы при испытании пробным камнем окажется высшей пробы, то прекрасно. А если, не дай бог, в теле его содержится фальшь и подделка, то руками любви надо обвить шею другого юноши, нужно привлечь в объятия иного возлюбленного.

Ведь город благоденствует и красавиц много.

Определи его качества, подобно тому, как дочь Бахваджраджа хитроумными уловками установила происхождение и род занятий четырех чужестранцев.

– А как это случилось? – спросила Мах-Шакар.

Рассказ 22

– Я слышал от передатчиков преданий, – начал попугай, – что в городе Ахтар-Бакри жил бедный муж, который зарабатывал на жизнь себе и своей семье, приобретал кусок хлеба для жены и детей тем, что месил глину. Другие люди просят свою долю у неба, он же искал ее на земле. От стыда за то, что из-за неспособности он вынужден был заниматься таким низменным делом, тот муж и днем и ночью не отрывал взгляда от земли и не поднимал головы. Он так преуспел в мастерстве, что мог из песка извлечь масло.

Итак, хотя просеивание земли и не слишком почетное ремесло, но, тем не менее, это заработок для несчастных и занятие для униженных. Но поскольку муж проявил усердие и старание в своем деле и труде, а ведь сказано: «ищущий да обрящет», оно дало ему плоды и открыло врата счастья. И вот однажды, когда он просеивал и месил глину, вдруг наткнулся он на большую яркую жемчужину, цены которой никто не мог определить. К какому бы прозорливому мужу он ни обращался, какому бы ювелиру ни показывал, никто не мог установить ее стоимость и оценить ее. Наконец ему сказали:

– Это не нашего ума дело. Это очень дорогая жемчужина, она стоит десятилетних податей со всей нашей страны. Цену ей знает один только раджа Бахваджрадж, только он может установить стоимость и купить ее, ибо в его сокровищнице много подобных жемчужин. Он очень щедр и сможет уплатить за нее в десять раз больше. Если же ты преподнесешь ее в дар, то он в ответ осыплет тебя подарками.

Бедняк по их совету не медля положил в карман жемчужину, собрался к Бахваджраджу и, согласно хадису: «Сначала друг, потом путь»[190] и следуя поговорке: «Друзей должно быть четверо», вместе с четырьмя друзьями двинулся в дорогу. Они шли долго, проходя переходы и минуя стоянки.

И вот однажды в знойный день, когда «летняя жара была как острие меча», бедный просеиватель глины от усталости лег вздремнуть в тени дерева. Не успел он заснуть, как кто-то из друзей стащил кошелек с жемчужиной. Бедный скромный человек проснулся, но он не знал, кто из четверых друзей был вором и плутом, кто залез к нему в карман и украл жемчужину. От горя из-за потери в его сердце пылало пламя, голову он посыпал прахом, проливая непрестанно слезы. Он гасил пламя скорби водой терпения и говорил:

Жемчужину, которая была мне дороже жизни,
Украли у меня, ничего не оставили.

Вопить и кричать он не мог, так как, сколько ни кричи, сколько ни зови на помощь, сколько ни бушуй, словно бурливое море, хоть совсем сна лишись, – все равно от этого не будет никакой пользы или выгоды, вору это ничуть не повредит, тот не вернет жемчужины. Ведь сказано:

Не горюет жестокосердный вор-карманник.
Только хозяин скорбит из-за жемчужины.
Краткий сон дарует такую долю.
Что же сказать о сне, продолжающемся всю жизнь?..

Короче говоря, бедный просеиватель глины наложил на уста печать молчания и ударил о сердце камень терпения. И вот все впятером прибыли они к цели назначения. Обворованный, не медля, рассказал Бахваджраджу историю с жемчужиной, о своей сердечной муке, о том, что случилось, и закончил так:

Товар, который похитили у меня,
Не у меня похитили, а у падишаха.

Бахваджрадж приказал немедленно вызвать всех четверых приятелей, потребовал вернуть бедняге жемчужину и прибег к угрозам, как это полагается во время расследования. Они в один голос стали отрицать кражу, твердили одно и то же, словно заученный урок, и ничего более не говорили. Раджа, полагая, что виновен только один из них, не стал наказывать всех вместе и, вникая в смысл аята «не понесет носящая ношу другой»,[191] пребывал в большом сомнении и сильных раздумьях. Он хотел воздать обиженному, предать похитителя возмездию, не желая, чтобы невинный пострадал, так что даже сам лишился сна и аппетита. Эта весть дошла до дочери раджи, которая обладала совершенными способностями и чрезвычайной прозорливостью:

вернуться

188

Ифрит – в арабской демонологии злой дух, отличающийся безобразной внешностью

вернуться

189

Набат – сахарный леденец

вернуться

190

Ал-Джами ас-сагир, I, с. 143

вернуться

191

Коран, VI, 164

35
{"b":"346","o":1}