ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Что за несчастное создание этот надим! То ли им овладело безумие, то ли счастье совсем отвернулось от него… Отчего иначе на пиршестве, где следовало смеяться, он стал плакать, а в темнице, где надо плакать, он стал смеяться?.. Это можно объяснить лишь тем, что он сошел с ума или же счастье оставило его. Ведь говорят же:

Плач в тысячу раз лучше
Смеха, который раздается некстати.

И раджа, решив, что надим одержим бесами, велел заковать его в кандалы, а на шею ему надеть цепь. Наилучшее одеяние для безумца – цепи. Надим пребывал в темнице, но никому не поведал своей тайны.

И вот однажды раджа пребывал в кругу семьи, старший стольник велел подавать всевозможные яства. В это время жена садовника, мерзавка, которая и свела Наз-Чехр с погонщиком слона, внесла в царские покои нарциссы. Наз-Чехр тотчас отвернулась, не желая смотреть на цветы. Раджа удивился такому поведению и стал спрашивать причину выказываемой женой неприязни к нарциссам. Наз-Чехр на это ответила:

– «Воистину, они похожи на око глазеющего», и я сразу смутилась. Они похожи на глаза мужчины, а ведь никто, кроме раджи, не должен видеть меня!

Как только жена раджи произнесла эти слова, жареная курица, что лежала на блюде, разразилась хохотом. Присутствующие были поражены этим и стали громко высказывать свое удивление, поскольку смеяться могут лишь те, кто наделен разумом, или же люди в помрачении ума. Однако если курица, к тому же жареная, смеется, то это великое чудо и диковина.

Наз-Чехр перестала есть и пить вино, тем самым давая понять, что, пока не выяснится причина смеха курицы, она не прикоснется к еде и питью. Раджа последовал ее примеру и созвал мудрецов и жрецов, расспрашивая одного за другим, что означает это явление, почему смеялась жареная курица. Весть об этом распространилась повсюду, всем стало известно о том странном смехе, но никто не мог разгадать его причины.

А у одного брахмана была малая дочь. Годами-то она была вроде совсем несмышленыш, но умом-разумом со взрослым тягаться могла. Мудрецы ведь сказали: «Сила и мощь разума таковы, что одним взглядом он может объять небеса до Луны, а другим – проникнуть в толщу Земли до самой Рыбы». Разум – это драгоценный камень, украшающий венец шахов. Так и зрачок, самый малый орган человека, на самом деле обеспечивает зрение!

И девочка сказала отцу:

– Отведи меня к радже, я объясню, почему курица смеялась.

Отец-брахман подивился высокому полету мысли дочери, ее сообразительности, но сказал:

– О малютка! Тебе впору еще о материнском молоке вспоминать, откуда тебе знать, почему смеялась курица? Решить эту загадку так же трудно, как раздобыть птичье молоко.

У тебя еще молоко на губах не обсохло,
Откуда тебе знать, что такое живая вода?

Девочка на это ответила:

– О отец! Не суди по возрасту, а суди по такому назиданию: «Суть поучения – в значении его». Вспомни о муравье царя Сулеймана. Хоть пророк был велик и могуществен, ничтожный муравей дал ему столько советов и назиданий, что и не описать. Сулейман смиренно выслушал их и поступал в соответствии с ними. Да что тут распространяться, это ведь стало притчей во языцех.

Брахман, видя, что девочка говорит по всем правилам мудрости и красноречия, поцеловал ее в лоб и отправился вместе с ней к радже и его жене.

Во дворце девочка сначала поклонилась до земли и оказала государю и его супруге должные почести, а потом сказала:

– Объяснить, почему смеялась курица, – дело не простое, разглашение этой тайны приведет к неприятным последствиям. Хотя твоя ничтожная раба постигла эту тайну, осведомлена о сокровенном, но, тем не менее, было бы лучше тебе повернуть повод расспросов в другую сторону. Ведь постижение сокровенной сути событий и знание их конечного смысла влечет за собой пагубные последствия и приносит горькие плоды.

Наз-Чехр стала настаивать, объявила, что не успокоится, пока не узнает этой тайны, а девочка на это сказала:

– Я раскрою сокровенную причину того, почему смеялась курица. Но тебе не следует потом раскаиваться, лишившись всего, как это случилось с женой некоего брахмана.

– А как это произошло? – спросила Наз-Чехр.

Девочка ответила.

Рассказ 39

Рассказывают, что в одном городе жила жена брахмана. Ее красоте завидовали красавицы Чигиля, чарами она могла затмить вавилонских чародеев, ее лицо сверкало, как лампада кельи аскетов, ее брови были изогнуты, словно михраб в мечети правоверных. Она влюбилась всем сердцем в сына правителя, и его сердце тоже пленили ее локоны, подобные зуннару, птица его души попала в тенета ее кос.

И вот однажды брахман взял еды на дорогу и отправился в соседнюю деревню. Жена брахмана воспользовалась этим и назначила сыну эмира свидание на ту же ночь. Но по воле случая брахману в той местности было дурное предсказание. Жители тех мест называют это предзнаменованием, считают, что от доброго или дурного предзнаменования вся жизнь зависит. Конечно, для людей истинной веры, то есть ислама, это все пустое, не имеет никакого значения. А если иногда предсказание и оправдывается, то да будет тебе известно, что крики птиц и диких зверей тут ни при чем, это всего-навсего результат воображения, которое существует у человека. О воображении много написано в книгах, здесь не место пересказывать все это, поэтому я не стану этого делать. Итак, когда светлый мир стал темным, словно мускус, словно локоны и сердце жены брахмана, все вокруг омрачилось, словно помыслы индусов, брахман вернулся домой. Он рассказал о предзнаменовании, которое ему было в той деревне, а жена призадумалась над тем, что она не сумеет сдержать обещания, данного сыну эмира. Спустя некоторое время страсть возобладала над ней, запорошила прахом глаза ее совести, и она подожгла дом и вышла из дому как бы по воду. А возлюбленный ее уже явился на свидание. Он прождал некоторое время и, поскольку она запаздывала, вернулся в свой дом.

Бедная женщина, не найдя никого в условленном месте, наполнила кувшин водой и вернулась домой. А дом меж тем запылал, без хозяйки все добро сгорело и ничего не осталось, кроме пепла. Брахман только диву давался. Когда утро, подобно тому пожару, осветило темный мир, а светоч востока словно засверкал ярким пламенем, дом бедняги брахмана сгорел дотла.

Жена брахмана после этого раскаялась и стала корить себя за глупый поступок, так как она и свидания с любимым не достигла и всего добра лишилась.

Тут девочка обратилась к Наз-Чехр:

– Смотри же, не пожалей, подобно жене брахмана, когда раскроется тайна смеющейся курицы.

Наз-Чехр и все присутствующие удивились взрослым речам маленькой девочки и ее рассказу. Но Наз-Чехр, конечно, ни в чем не призналась и стояла на своем, раджа также приказал объяснить, в чем дело. И девочка продолжала:

– Пусть мне, нижайшей рабе, после того как я объясню, почему смеялась курица, будет даровано прощение. А еще пусть раджа прикажет освободить надима Гольхандана. ибо он лучше всех осведомлен о том, что случилось. Ведь Пророк велел: «Просите помощи в деле у тех, кто сведущ в нем». И раджа узнает, почему тот плакал на пиршестве и смеялся в темнице.

Раджа на это возразил:

– Надим с ума сошел. Какое имеет значение, где он плакал и где смеялся?

– Воистину, раджа прав, – отвечала девочка, – однако всем известна поговорка: «Душа моя, правде внимай даже от безумца».

По приказу раджи надима тотчас доставили в тронный зал и спросили, почему смеялась курица и почему он сам смеялся в темнице. Гольхандан отдал земной поклон, а потом сказал в стихах:

Выслушай мою историю, она удивительна:
Она вызовет у тебя и слезы, и смех.

И он сначала рассказал о своей жене и нечестивом негре, о том, как он зарыдал там, где следовало смеяться. А потом стал описывать, что произошло между Наз-Чехр и погонщиком слонов, и закончил так:

60
{"b":"346","o":1}