ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Об этом ребенке поведает тебе жена с глазу на глаз. Тут кроется какая-то тайна, и сейчас не время разъяснять ее.

Купец был сообразительный человек, он не стал настаивать и вскоре удалился в свои покои. И первыми его словами к жене был вопрос о ребенке. Она рассказала ему все в подробностях. Купец поник головой и постиг тайну, расстроился и огорчился, подумав: «Тот, кто не отверз сердце и душу для божественной мудрости, не окунулся в родник признания ее, кто любопытства ради стал противоречить божественной воле, тот, воистину, отринул веру и повиновение, и в Судный день ему предстоит сгорать от жажды на адском огне. А наказание его в миру будет таково: я опозорен среди людей из-за этого ребенка. Разве этого мало? Да еще придется взять на свою шею кровь восьмидесяти четырех человек!..»

Стали ребенка растить и воспитывать. Купец видел на его челе приметы благородства и величия души, замечал, что уже в юном возрасте он совершает подвиги.

И вот вскорости в тот город прибыли морем заморские купцы с тканями и другими товарами. Привезли они и множество драгоценностей. Купец купил у них девять драгоценных жемчужин и уплатил девять тысяч динаров. Он принес их домой и стал показывать знатокам. Как раз в этот момент к деду вошел Машалла и, как только увидел в руках у него жемчуга, сказал:

– Две из девяти поддельные! Лучше бы тебе вернуть их.

Купец закричал на него:

– Откуда ты знаешь? Столько знатоков смотрели их, признали настоящими и драгоценными, оценили по достоинству. Ты же ребенок, тебе не следует вмешиваться в дела взрослых. Ведь говорят:

Бутыль, хоть в ней и бурлит воздух,
Не может изречь драгоценного слова.

Разве ты не слышал притчу о лягушке и жемчужине? Машалла ответил:

– Пусть мой господин соблаговолит отвести меня к этим купцам, и я докажу делом свои слова, приведу нужные доводы и закрою им путь отступления доказательствами и примерами.

Купец и раньше убеждался в уме и сообразительности внука, он понимал, что бог, который исторг младенца из чрева матери, не прибегая к помощи чресел отца, сможет одарить семилетнего ребенка способностью распознавать драгоценные каменья и различать подлинные от поддельных.

Он повел мальчика к торговцам и вернул им обе поддельные жемчужины. Те пришли в сильный гнев и воскликнули:

– Эй, купец! Не поступай так и не порочь своего имени среди купцов! В этом году еще не добывали таких отменных жемчугов.

Купец сослался на мнение мальчика, и купцы разозлились пуще прежнего. Но Машалла попросил нож и отделил искусно наложенную эмаль, под которой была киноварь, которая светится изнутри, оттого и жемчужины эти казались лучше других. В результате вместо двух жемчужин стало четыре, а все торговцы и купцы прикусили пальцы, выражая удивление сообразительностью и сметливостью мальчика. Они стали расспрашивать о нем купца, и тот ответил:

– Это сын моего раба.

Купцы возжелали заполучить этого мальчика, они стали предлагать за него деду все, что он захочет. А сами промеж себя говорили в стихах:

Все доброе, какое есть, надо продать,
Чтобы купить такой ясный месяц!

Но купец отказывался. И тогда Машалла тайком сказал на ухо деду:

– Тебе лучше продать меня. Я приобрету опыт странствий, а ты избавишься от попреков насчет незаконнорожденного. Ведь каждый раз, когда люди видят меня в твоем доме, они злословят, впадая в грех.

Купцу слова его любимца показались мудрыми. Он взял с иноземцев невысокую плату согласно выражению «Продали за малые деньги, за несколько дирхемов», а вырученные деньги отдал внуку.

Купцы очень обрадовались ребенку, так как обрели бесценный дар, и вернулись в родную страну. Когда они прибыли домой, то сказали родным и близким:

– Приятная весть![298] Этого мальчика приобрели в качестве товара. Быть может, он будет полезен нам, или же мы усыновим его.

И они стали воспитывать Машаллу, холить и лелеять, словно своего сына. Во всех важных делах они прибегали к помощи его ума и сообразительности. А Машалла с каждым днем становился мудрее и умнее, красноречивее и учтивее.

И вот в один прекрасный день Бикрмакир, который был правителем той страны, пожелал уединиться со своей женой Камджуй. У раджи было еще восемьдесят три жены, но Камджуй он любил больше прочих. Бикрмакир был охоч до радостей жизни, он велел воздвигнуть в четырех различных местностях дворцы и обители отдохновения. Весенней порой он уединялся в Садовом дворце, а в летние месяцы он поселялся в Островном дворце. В период дождей он жил в Горном дворце. А когда сыпал снег в месяце дей, он отправлялся в Подземный дворец. В этих дворцах он наслаждался с Камджуй, дни и ночи пребывая в веселье и радости.

В один прекрасный день, когда в мире были открыты врата наслаждения и неги, а двери бед и напастей заперты, Бикрмакир уединился с Камджуй и восседал в шатрах величия. Какой-то рыбак принес в дар ему несколько диковин с рыбьим телом и человечьей головой. Бикрмакир подивился странным рыбам. Наполнили водой таз, бросили рыб туда, и раджа настолько отдался лицезрению, что совсем позабыл о забавах с Камджуй. А Камджуй меж тем отвернулась и повелела повесить между ней и рыбами завесу. Раджа удивился такому поступку и спросил, чем он вызван. Она ответила:

– Ведь рыбы живые! Возможно, среди них есть и самцы. А если самец взглянет на меня, случится грех. Ведь женщина должна показывать лицо только мужу.

Не успела Камджуй произнести эти слова, как все рыбы разинули рты, захохотали и снова умолкли. Бикрмакир вскочил, а Камджуй так изумилась, что перестала есть и спать, пока не выяснится, почему смеялись рыбы. Бикрмакир сказал:

– Смех рыб – это настоящее чудо, ведь они – бессловесные твари, лишенные даже способности реветь или свистеть, как другие животные. Как же они могут смеяться? К тому же смех – это признак радости или удивления. Чему радоваться рыбе, у которой в утробе столько шипов? Да и у нас здесь ничего смешного не произошло, чтобы можно было смеяться.

Камджуй онемела, словно рыба, а Бикрмакир приказал провозгласить в городе, что тому, кто разгадает, почему смеялись рыбы, будет выдано большое вознаграждение.

Семь дней глашатай возвещал этот призыв, но никто не дерзал выступить и разрешить сей вопрос. Когда все мудрецы, ученые, брахманы и жрецы отступились от решения загадки, то Машалла, тоже прослышавший об этом, отправился к радже. Он поцеловал землю перед троном и пообещал дать подробный ответ. Но не пожелал делать это во всеуслышание и намекнул радже, чтобы тот выслушал его наедине, ведь недаром великие мужи сложили поговорку «Мудрому достаточно и намека». Потом он заговорил:

– Да продлится жизнь раджи столько лет, сколько рыб в море! Да будет тебе известно, что не без причины рыбы смеялись, ибо смех рыб – все равно, что цветение роз. Ведь бутон, который носит в сердце муки от шипа и сносит гнет ветра, только по своему добронравию скрывает, смеясь, страдания от людей и таит их в сердце. Рыба, грудь которой томят муки игл, а тело подвергается ударам волн, также скрывает боль и смеется, словно роза. И если роза распускается от утреннего ветерка, то не диво, что и рыба, подобно розе, раскроет уста в улыбке от благоухания пленительных кос. Следовательно, смех и розы и рыбы – не такое уж большое чудо. И поскольку роза носит в своих объятиях золото, а рыба – серебро, то и та и другая ликуют. И если кто-либо будет смеяться от чрезмерной радости из-за обилия золота, богатства и серебра, динаров и дирхемов, то в этом нет ничего удивительного.

Машалла рассыпал множество подобных присказок и примеров, но раджа и его жена не могли постичь смысла его слов, понять сокровенного значения его речей. И Камджуй сказала:

– Все, что ты молвил, суесловие и болтовня, и я не вижу смысла в твоих словах. Объясни-ка подробно и обстоятельно, почему же смеялись рыбы.

вернуться

298

Коран, XII, 20

62
{"b":"346","o":1}