ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A
Куда ни гляну, всюду – тысячи красавиц.
Кому же отдать свое окровавленное сердце и кому не отдавать?

Попугай довел свой рассказ до этого места и заключил так:

– Если твой любимый сможет разгадать, кому же из этих трех должна достаться Джауза, то нет сомнения, что он сможет ответить и на второй вопрос о том, кому, телу или голове, должна достаться жена сына раджи.

– Так расскажи и о ней, – приказала Мах-Шакар, попугай начал.

Рассказ 60

В занимательных рассказах говорится, что в Северной стране жил храбрый раджа. Но род его не был увенчан сыном, круг его семьи не озарял светоч милого сердцу дитяти. Он непрестанно стремился оправдать выражение: «Богатство и сыновья – украшение в этом мире»,[336] ни на миг ему не давали покоя слова: «Воистину, ваши богатства и ваши дети – испытание для вас».[337]

Но вот по воле судьбы, когда раджа уже был стар, капля его плоти соединилась с другой в лоне супруги, так что ветвь бытия дала плод. Однажды ночью он увидел во сне шайтана в облике старца и услышал от него такие слова:

– Если ты хочешь, чтобы у тебя родился сын, то построй кумирню в том месте, которое я укажу тебе, и предоставь жрецам все необходимое для жизни там.

Раджа проснулся и рассказал о сновидении толкователям. В том месте, где они указали, он велел воздвигнуть храм идолов. Вскоре его жена разрешилась от бремени и родила красивого мальчика. А ученые мужи сказали: «Если кто-либо даст обет во имя осуществления недостойного или мерзкого дела, или пообещает совершить неподобающий поступок, как, например, пренебрегать намазом, разрушить мечеть, или поможет воздвигнуть языческий храм и тому подобное, и по воле случая его мечты и желания вслед за этим претворятся и осуществятся, то да будет тебе известно, что это осуществилось по воле бога, совершилось по решению Аллаха, и, конечно, клятва и обет не имели на то никакого влияния и ни к какому результату не привели». Однако у недальновидных и ограниченных людей такие явления порождают заблуждение, вследствие чего возникают сотни всякого рода неприятностей.

Тем временем дни возрастания сына раджи повеяли ветерком совершеннолетия. А тот храм стал сборищем неверных со всего света и святилищем идолопоклонников всех стран, толкая их на ложный путь. В один прекрасный день сыну раджи приглянулась дочь другого раджи. Своей красотой она способна была затмить кумиров Азара, своей прелестью могла посрамить рисунки Мани. Молодые люди страстно влюбились друг в друга. Он смотрел на нее, и в его груди гнездилась любовь к ней. Она смотрела на него, и ее охватывала страсть.

По воле судьбы и счастливого случая
Оказались вместе луна и солнце.
От любовного жара сердец
Загорелись их взгляды, в сердцах зажглось пламя.
Он смотрел и терял сознание при виде ее,
Она же, потрясенная, молчала.
Они долго пытались заговорить,
Но от силы чувств ни один не мог вымолвить слова.

Прошло некоторое время, и роза удалилась в цветник, а соловей полетел на лужайку. Сын раджи, когда расстался с любимой и был обречен на разлуку, поклялся себе: «Если эта куропатка станет супругой сокола, если эта жемчужина будет нанизана на мою нить, то я в знак благодарности принесу своего сына в жертву кумирам, чтобы обагрить идолов вместо киновари кровью своей души». Сын раджи дал такую клятву и пришел домой. Он уговорил отца в тот же день отправить посланцев и сватов, мудрецов и ученых мужей к отцу девушки и посватать ее. Дело было улажено, сын раджи отправился в дом невесты. После того как были соблюдены обычаи празднества и бракосочетания, он привел жену к себе домой и стал охотиться на серну в лугах наслаждения, гнаться за блаженством на ристалище уединения. Ему пришлись по душе любовные забавы, так что он стал злоупотреблять ими, как говорят:

Однажды ночью исполнитель его наслаждений захромал,
– Неудивительно, ведь он проскакал не менее тридцати фарсангов!

Долгое время проводил он с такою приятностью, за удовольствиями забыв о клятве, которую дал в храме, и не помышлял о ее выполнении. И вот однажды сын раджи решил отправиться в гости к тестю и поехал в те края, а красавица-супруга сопровождала его. С ними был также брахман, числившийся надимом и приближенным. По воле случая их путь пролегал через тот самый храм. Тут-то сын раджи вспомнил о своем обете и в смертельной досаде подумал: «Выполнение обета – похвальный поступок, об этом говорят даже стихами:

Если муж выполнит свою клятву,
То он справится со всем, что только можно вообразить.

Нарушение же клятвы – постыдный поступок, как об этом сказал всевышний: «Не нарушайте клятв, после того как они даны».[338]

Сын раджи оставил спутников и вошел в храм, сел перёд идолами и собственной рукой отрубил себе голову беспощадным мечом.

Брахман, видя, что сын раджи замешкался с возвращением, побежал к месту, где свершилось кровопролитие, и нашел своего господина в таком состоянии. И он подумал: «Зачем мне жизнь после этого? Без моего покровителя какой смысл в жизни? Он ушел, а я остался здесь, о позор! Он умер, а я жив, о бесчестие! А еще, не дай бог, подумают, что это я убил своего господина, позарившись на его красивую жену, на ее совершенную красоту!» И брахман отрубил себе голову и принес себя в жертву, отправил свою грешную душу в адскую пропасть, как и сын раджи.

Дочь раджи ждала долгое время, а потом пошла в храм. Видит, что мужа нет в живых, а рядом лежит труп брахмана. Ее сердце загорелось болью, грудь зажглась скорбью, и она подумала: «Я присоединюсь к своему мужу, коли он горит и сгорает в геенне огненной, пребуду с ним. Верность в том и состоит, чтобы я следовала за ним повсюду, сопровождала его и в смерти».

Она собралась перерезать горло кинжалом и вонзить в грудь дротик, когда с неба раздался глас, послышался крик с высоты небес:

– Берегись, не прикасайся рукой к кинжалу! Не обагряй меч и дротик своей кровью! Лучше приставь головы умерших к их телам, чтобы удостовериться во всемогуществе творца и воле создателя – да славится его величие, да возвеличатся его речи.

Красавица задрожала от страха и ужаса перед голосом, от испуга она едва могла отличить головы от тела и приложила голову мужа к телу брахмана, а голову брахмана – к телу мужа. По воле творца, сказавшего: «"Будь" – и оно возникает. Милости его велики, дары постоянны»,[339] оба ожили и вскочили на ноги, и тотчас заспорили из-за красавицы, стали препираться и ссориться.

Голова говорила:

– Я имею больше прав на нее!

Тело отвечало:

– Нет, моего права больше.

И попугай завершил рассказ так:

– О Мах-Шакар! Если твой возлюбленный даст правильный ответ на эти вопросы, если он смоет водой ума пыль сомнений, то знай, что нет человека умнее, нет существа мудрее его. И тебе надо будет служить ему и во всем ему повиноваться.

– До того как я пойду туда и стану задавать ему эти вопросы, – сказала Мах-Шакар, – окажи мне милость и открой, кому же должны достаться красавицы в обоих рассказах?

– В первом рассказе, – отвечал попугай, – девушка Джауза достанется тому юноше, который убил джинна, так как именно он рисковал своей жизнью. А двое других юношей не испытали такой гибельной опасности, они только проявили свои способности и мастерство, показали их людям. Во втором же рассказе дочь раджи должна достаться голове мужа, так как она – средоточие ума и речи. По решениям шариата голова объемлет все другие части тела, все чувства сосредоточены в голове, а разница между человеком и остальными животными заключается как раз в уме и даре речи. Они же помещаются в голове. А тело вовсе не имеет значения. Все животные имеют конечности, тело целиком и полностью подчинено голове.

вернуться

336

Коран, XVIII, 46

вернуться

337

Коран, VIII, 28

вернуться

338

Коран, XVI, 91

вернуться

339

««Будь» – и оно возникает…» – Коран, XXXVI, 82

82
{"b":"346","o":1}