ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A
Создания с ликом как у гурий, но людской природы,
Украсили пир, словно рай.
Зазвучали томные мелодии,
Вино из кувшинов полилось рекой.
От пленительных звуков чанга
Ангелы спустились с неба, словно птицы.
Низко склонился певучий чанг,
Опустил голову, но остался на ногах.
Нежные песни аргануна и рубаба
Были как снотворное для опьяневших.
Изливались вокруг столь протяжные мелодии,
Что Зухра и Луна кричали от восторга.

Была на пиршестве плясунья, прекрасная танцовщица, которую по-индийски называли патр. Красоту ее невозможно описать, совершенство ее нельзя изобразить. Она выделывала такие колена, плясала так плавно, выбивала дробь столь четко, что казалась куропаткой, красовавшейся у ручья пиршества раджи, или же фазаном, изящно выступавшим на пиру у правителя. Глядя на красоту ее движений, люди теряли рассудок. От изгибов ее тела души присутствующих низвергались в пропасть. Стоило ей поднять руку, как обитатели земли падали ниц, стоило притопнуть ногой, как она попирала сердца всех жителей мира. Ее стремительные, словно молния, телодвижения в мгновение ока приковывали взоры смотрящих. Взглядом своим она могла оживить мертвеца, усопшего сто лет назад. Луноликая танцовщица плясала всю ночь, и никто не мог оторвать от нее глаз. Наконец, когда осталась четвертая часть от ночи и забрезжил ложный рассвет, нарциссы очей танцовщицы стали смыкаться от утреннего ветерка, ноги ее стали подкашиваться, она начала ступать невпопад, ей уже не удавалось танцевать так плавно и изящно. Старый музыкант, ее учитель и наставник, глава и предводитель всех музыкантов испугался за свое благополучие, так как именно под конец пира они получали дары и приношения, вознаграждение и оплату. Он решил, что девушка притворяется больной, ленится и спотыкается, словно те, кто опохмеляется утром. А раджа между тем не мог оторвать от нее взгляда. И тогда учитель громко, на своем особом языке, пленительными напевом и мелодией стал вдохновлять танцовщицу, внушая ей такие мысли: «О дочь моя! Ты видела много тягот, испытала много трудностей. И вот ночь на исходе, а птица сна вылетела из гнезда хмельных очей. В этот час, в эту пору ласки и милосердия, в это время даров и поощрения выступай еще лучше и пленительней, ни в коем случае не выказывай усталости и слабости. От ночи осталось немного, скоро погаснут свечи, О дочь моя! Много прошло, осталось мало. И вот ради этого малого не ленись и яви свой стан, словно кипарис на лужайке и самшит в саду».

Танцовщица, услыша от учителя такие песни, послушно повиновалась ему, проснулась от сна молодости и дала глазам строгий наказ не дремать. Она стала хитроумно переставлять ноги и пробудила заснувший соблазн. И снова исторгла у всех присутствующих крики волнения и восторга.

Сыну и дочери раджи также ведом был тайный язык музыкантов, они понимали слова этого наречия. Они услышали, как старый музыкант пробудил юную танцовщицу, и отказались от своих преступных помыслов, подумав так: «Назидания, сказанные старцем девушке, пробудили также и нас, заставили очнуться. Ночь жизни нашего отца также приближается к концу, утро ухода уже брезжит, луна и звезды его счастья уже заходят. Прошло уже много, осталось мало. Легко догадаться, сколько он будет еще жить и сколько пребудет в этом мире. В индийских пословицах ведь говорится: «Легко узнать, сколько пропляшет жена, которая вступает вслед за мужем на костер». Мы не станем поспешностью в этом деле навлекать на себя возмездие, чтобы в день Страшного суда не стыдиться перед отцом за грех и преступление».

Итак, сын и дочь раджи вернулись к чистым помыслам и отказались от задуманных преступлений. Поскольку слова старца музыканта послужили для них путеводной звездой, поскольку они отказались от дурных намерений благодаря его речам, то до того как музыканты были осчастливлены дарами, осенены расположением и лаской родителя, дочь и сын раджи дали старому музыканту и его подручным большое вознаграждение, осыпали их сокровищами в благодарность за назидание, которое они запомнили, за наставление, из-за которого они отказались от своего умысла. Раджа удивился, когда дети опередили его, был поражен их смелостью и сказал:

– Пусть это будет к добру! До того как разбушевалось море наших даров, до того как стала изливаться туча наших милостей, вы приложили десницу щедрости к кошельку дарения и заставили бурлить реку великодушия. Такое поведение царских отпрысков весьма неожиданно, такой поступок детей знати удивителен, ибо это все равно, что прежде хатиба подниматься на минбар или же пускать в полет простого сокола прежде сокола шахского. «Блистательнее луны и блистательнее солнца».

Сын и дочь, поскольку они омыли свои помыслы от коварных намерений, очистили ум от скверны измены, раскрыли перед отцом то, что таилось у них в груди, выложили перед ним на поднос сласти шкатулки разума. Поскольку они высказали свои сокровенные думы искренно, раджа одобрил их поведение, воздал хвалу за то, что они воздержались от преступления и созрели умом, и тут же исполнил их чаяния. Дочь он выдал за одного из своих приближенных, проявил к ней внимание и благосклонность. А сына при себе усадил на царский трон и вручил ему всю власть над странами и владениями. Сам же раджа уединился в обители вместе с монахами, отдав предпочтение царству довольства малым и величию уединения перед мирскими радостями, отрекся от земной суеты, восчувствовав душой значение этих стихов: «Тот, кто не обрел величия уединения, ничего не обрел. Тот, кому не открылся лик довольства малым, ничего не видал».

Спустя некоторое время раджа прославился как отшельник и подвижник. Так подтвердилась мысль великих мужей: «Часто случается, что люди в увеселениях находят серьезное, что в час забав обретают прозрение». Ибо счастье, которое выпадает человеку, могущество, которое открывается людям, есть следствие божественного благоволения и сияние бесконечной милости. Эти дары ни в коей мере не зависят от старания, они не имеют никакой связи с усердием, как об этом сказали ученые мужи:

Если счастье захочет подарить розу,
То сначала ее взрастит, потом ее захочет муж.
Сначала судьба изготовит венец,
А когда настанет пора, возложит на голову шаху.

Попугай завершил рассказ и добавил:

– Моя цель такова: хотя ты и терпела долго разлуку с другом, хотя сносила длительное отсутствие мужа, тем не менее, много времени ушло, а осталось мало. Ступай же скорее и поспешно возвращайся, ибо ведь муж в скором времени прибудет и увидит красоту встречи с родными и лик близких.

Попугай все еще разглагольствовал, водя ее за нос, когда порывы утреннего ветра, словно танцовщицы, пустились в пляс, а птицы утра затянули разные мелодии, словно музыканты на мизмаре.

ПОВЕСТЬ о слоне, ужаленном скорпионом, о старом опытном шакале, о появлении льва, гепарда, шакала и обезьяны

Жемчужины бесед - i_007.jpg

На сорок четвертую ночь, когда золотой слон солнца, спасаясь от жала небесного Скорпиона и когтей небесного Льва, вошел в море запада, а мир потемнел, словно пятна на шкуре гепарда, Мах-Шакар, являя собой чудо прелести и предел неги, изящно, с тысячью игривых ужимок, встала, пришла к попугаю и сказала:

– Прошло довольно много времени, как мне в душу запало это желание, как эта страсть одолела меня. Что же ты прикажешь, что велишь? Идти мне к любимому? Быть ли гостьей в его жилище?

– Госпоже на этот раз надо пойти в дом любимого на благо и счастье, – отвечал попугай. – Торопись! Но я хотел бы предупредить, чтобы ты никому не доверяла этой тайны, ни с кем не делилась бы своим секретом, хотя опытные мужи и сказали: «Ни одна любовная связь не пребудет за завесой свыше сорока дней». За возлюбленными и влюбленными неотступно следуют глаза сплетника и лицо клеветника. Своими горячими вздохами и холодным дыханием они чертят мудреные письмена и хитроумные изображения на страницах разглашения и листах разоблачения. И, конечно, если о вашей любви пойдет молва, если тайна ваша, словно ветер, полетит по свету, то друзья непременно станут упрекать вас, а враги поносить. Доброжелатели положат перед вами дары назиданий, недруги откроют врата хулы. Тебе следует каждому человеку отвечать в зависимости от его природы, воздавать каждому по степени дружбы и вражды. Другу надо сочувствовать и покровительствовать, но недругу не следует потворствовать. Мудрецы сказали: «Мудр и прозорлив тот, кто скромен и смирен перед сильным врагом, кто вооружен хитростью и умением против среднего врага, со слабым противником поступает ласково и милостиво, а с равным вступает в бой, чтобы унести тело и душу из пустыни гибели в уголок благоденствия, чтобы спасти дух и члены из губительной пучины унижения, ухватившись за спасительную вервь счастья». Примером этому служит притча о шакале и слоне, ужаленном скорпионом, о том, как шакал одолел четырех врагов, как он вышел победителем в борьбе с недругами.

99
{"b":"346","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Маленькая книга BIG похудения
Стать смыслом его жизни
Монтессори с самого начала. От 0 до 3 лет
Мисс Страна. Чудовище и красавица
Мрачная тайна
Кофейные истории (сборник)
Я тебя выдумала