ЛитМир - Электронная Библиотека

Ренальд и леди Мюриэль тотчас разом оглянулись.

— Успокойся, Клэр, — всплеснула руками мать. — Теперь замок принадлежит лорду Ренальду, и он волен делать все, что хочет. Разумеется, это комната лорда Ренальда!

— Она будет также и вашей, леди Клэр, когда мы поженимся.

Клэр в очередной раз подумала о том, как правы были мать и бабушка. Ренальд оказался заложником ситуации так же, как и она сама. Другое дело, что он владел ею.

И все же Клэр постаралась вести себя так, чтобы Ренальд не чувствовал себя здесь желанным хозяином.

Надеясь, что он женится на ее тетке, она собиралась покинуть Саммербурн, чтобы не быть свидетельницей его разрушения.

Лорда Кларенса Саммербурна похоронили тем же вечером, семья и слуги следовали за гробом в плащах, поскольку лил дождь и дул пронизывающий ветер. Сэр Ренальд и его люди тактично не показывались им на глаза.

У Клэр сердце разрывалось от боли, когда гроб с телом отца опускали в могилу, в глубине которой стояла бурая вода. Дочь уговорила мать похоронить отца в его любимом голубом камзоле.

Наконец Клэр отвела взгляд и подняла лицо к небу. Крупные капли дождя смешивались с ее слезами. Где-то там за сизыми тучами находится рай. Клэр надеялась, что в раю есть книги, ангелы поют там красивыми голосами и рассказывают чудесные истории.

«Будь счастлив, отец. Смотри иногда на нас сверху». Могильщики взяли в руки лопаты, на которые тотчас налипли комья глины, и принялись закапывать могилу. Члены семьи усопшего вернулись в дом, каждый в свою комнату, чтобы скорбеть в одиночестве.

Ее комната показалась Клэр странно изменившейся, потому что она привыкла делить ее с тетками. Вид внезапно опустевшего помещения напомнил Клэр о том, как круто изменилась ее жизнь. Могла ли она как-то предотвратить это несчастье? Могла ли удержать отца от похода? Хотя они были очень близки, Клэр сомневалась в этом. Она сама не раз говорила Томасу, что если отец принимал какое-то решение, то стоял на своем твердо, как скала.

Ее горькие мысли обратились к шерифу Эйдо. Это он подстрекал отца выступить в защиту прав на трон законного короля. Клэр часто работала в кабинете отца и, склонившись над книгами, зачастую слышала их беседы. Она помнила, что Эйдо говорил о долге и цареубийстве каждый свой визит в Саммербурн.

В конце концов храбрость изменила Эйдо, и он вообще отказался принимать участие в восстании. Клэр слышала, что он, подобно многим, тайно ездил в Лондон, чтобы засвидетельствовать свое почтение человеку, которого считал узурпатором британской короны. Таким образом, его положение шерифа графства упрочилось.

А к ним в дом пришла беда. Ее отец остался верен своим убеждениям, и архангел Гавриил с огненным мечом не мог отказать ему во входе.

Уезжая, отец поцеловал Клэр на прощание и велел ей заботиться о семье до его возвращения. Затем вскочил в седло и ускакал. Можно было подумать, что он едет на базар, если бы не кольчуга, которая так не шла ему, да меч.

Внезапная мысль поразила Клэр. Не хотел ли отец, чтобы она вышла замуж за его преемника и таким образом спасла Саммербурн?

Чтобы успокоиться и собраться с мыслями, девушка уселась у окна с вышиванием. Она не сразу и сообразила, что вышивает узор на рубашке, которую готовила отцу в подарок.

Едва подавив в себе желание порвать ее, Клэр продолжила. Никакого прока в этой порче нет. Правда, трудно себе представить, чтобы кто-то другой надел рубашку отца. Так же трудно, как видеть сэра Ренальда в отцовском кресле.

Матерь Божия, как выдержать такое испытание?!

Фелиция! Фелиция сама захочет выйти за него замуж.

Игла замерла в руке Клэр. А что, если захватчик поведет ее к алтарю, а затем и к супружескому ложу уже сегодня? Дедушка поступил с бабушкой именно так.

Когда в комнату вошла Мария и сообщила, что сэр Ренальд и леди Мюриэль ждут ее в зале, Клэр так перепуталась, что готова была спрятаться под кровать. Неужели они уже позвали священника?

Тогда она откажется. Сам король не может потребовать от нее пойти к венцу в день похорон отца! Успокоив себя таким образом, Клэр спустилась вниз.

Войдя в зал, она увидела, что сквозь тучи пробиваются лучи закатного солнца. Дождь прекратился.

Сэр Ренальд переоделся в голубую тунику, такую же темную, как кольчуга. На запястьях у него сверкали тяжелые золотые браслеты, пояс украшали разноцветные камни. Рядом с ним стоял монах, который держал в руках брачные документы.

Клэр догадалась, что это третий спутник Ренальда, который вступил в замок вместе с ним. Его писарь. Он не был похож на воина, в его облике чувствовалась мягкость, а глаза светились добротой и весельем.

Интересно, заметил ли Ренальд, что при виде монаха на лице ее отразился ужас? Клэр взглянула на де Лисла — огромного, мрачного, чужого — и поняла, что он не заметил.

Сидя в своем кресле, взволнованно улыбалась мать. Она попросила Клэр присесть на скамеечку рядом. Леди Агнес, как обычно, грелась у камина и отстраненно наблюдала за происходящим. Де Лисл опустился в отцовское кресло, и Клэр возненавидела его за это.

— Миледи, — произнес он, — вопрос с браком мы должны уладить безотлагательно.

— Ни одна из нас не хочет стать вашей женой, сэр Ренальд, — ответила Клэр, глядя ему прямо в глаза.

Мать попыталась вразумить ее, но дочь лишь отмахнулась.

— При чем тут чьи бы то ни было желания, леди Клэр?

— Должно пройти время. Никто не способен с радостью идти под венец в день похорон отца!

— Вы хотите сказать, что в другой день пойдете под венец с радостью? — удивленно приподнял бровь Ренальд. — Должен признаться, вы превзошли мои ожидания.

Клэр залилась краской смущения. Она недооценила его.

— Если вы дадите нам время, милорд… Например, месяц.

— Дело в том, что король настаивает на незамедлительной брачной церемонии. Брат Нильс, подайте документы!

Клэр побледнела как полотно.

Резкий голос хозяина вывел Нильса из задумчивости и привлек внимание леди Клэр к нему. Хотя девушка была не так красива, как ее тетки, с такой невестой брат Нильс тоже согласился бы пойти под венец. Разумеется, если бы не его сан. Брат Нильс достал свитки.

— Вы умеете читать, миледи? — спросил лорд Ренальд. Леди Клэр вскинула на него глаза. Нильс отметил про себя, что она не робкого десятка и обладает внутренним достоинством, однако лишена глупой напыщенности своих теток.

— Да. Я владею двумя языками.

Лорд Ренальд удивленно приподнял бровь и усмехнулся:

— Брат Нильс, передайте документы леди Клэр. Она сама в состоянии прочитать их.

— Леди, — обратился к Клэр монах. — Здесь вы найдете распоряжения короля относительно вас лично и вашего имения, которое отныне переходит во владения лорда Ренальда, а также брачное соглашение. На последнем документе следует поставить подписи вступающих в брак, а также их свидетелей.

— Какая бесцеремонность!

— Король имеет право требовать повиновения от своих подданных, леди Клэр, — откликнулся лорд Ренальд. — Вы согласны?

Судя по тому, что Клэр из Саммербурна в ответ лишь плотно сжала губы, Нильс предположил, что король Генри и лорд Ренальд справедливо опасаются восстания. Но Клэр по крайней мере достаточно умна, чтобы не вступать с Ренальдом в открытую борьбу.

Клэр прочла документы вслух чистым и твердым голосом для матери и бабушки. Нильс все больше восхищался Клэр и мучился угрызениями совести из-за того, что ему приходилось принимать участие в этой неприятной для нее церемонии.

Читая первый документ, Клэр старалась сдержать слезы: в нем отец объявлялся изменником, в связи с чем вся его собственность подлежала отторжению. Интересно, это было написано до или после смерти Кларенса?

Во втором документе подтверждались права «преданного и верного слуги короля, Ренальда де Лисла, рыцаря и победителя» на Саммербурн со всем его движимым и недвижимым имуществом, а также оговаривались обязанности нового хозяина.

13
{"b":"3460","o":1}