ЛитМир - Электронная Библиотека

— Не беспокойтесь, леди, я вам не помешаю.

Клэр упала духом. Саммербурн в мгновение ока превратился из отчего дома в тюрьму!

Удивительно, но на кухне все шло своим чередом. Настроение у слуг было мрачное, женщины украдкой смахивали слезы с ресниц, но работу не оставляли. В скором времени обед будет готов.

Слуги обступили Клэр и засыпали вопросами. Она постаралась утешить и ободрить их, как могла.

— Правда, что вы выйдете за него замуж, леди? — спросил повар.

— Одна из нас вынуждена сделать это.

— Уж лучше вы, леди. Лучше вы!

С этими словами повар отошел, но на душе у Клэр остался тягостный осадок. Слуги предпочитают видеть хозяйкой Саммербурна ее, а не Фелицию, которая скора на расправу и обладает резким, неуживчивым нравом. Кроме того, Фелиция мнительна и от каждого ждет подвоха.

— Я не в состоянии взять на себя ответственность за судьбы всех и каждого.

Клэр поймала на себе добрый взгляд голубых глаз оруженосца и поняла, что произнесла эту фразу вслух.

Отвернувшись, она стала отдавать распоряжения по поводу обеда.

Мечтала же она только об одном — улизнуть из замка и пробраться в лагерь.

Может быть, у нее получится? Она убедит Фелицию в том, что этот брак сулит ей большие преимущества, а сама останется с Эмис в лагере, чтобы тетка могла вернуться и приготовиться к свадьбе.

Клэр с самым непринужденным видом направилась к двери и тут же услышала за спиной легкие шаги оруженосца. Она обернулась и посмотрела ему прямо в глаза:

— Вы намерены повсюду сопровождать меня?

— Куда бы вы ни отправились, миледи. Лорд Ренальд приказал не спускать с вас глаз и быть там, где будете вы, — ответил он смущенно.

— Он такой грозный господин?

— Он требует, чтобы его приказы исполняли, леди. Вне сомнения, вы тоже.

Клэр поняла, что оруженосец ничуть не глупее своего хозяина. Как же все-таки избавиться от него?

— Я иду в дамскую комнату. Вы собираетесь последовать за мной и туда?

— Это наверху, леди?

— Да.

— Тогда я провожу вас до двери и останусь снаружи. Полагаю, вы не умеете летать.

Клэр от досады закусила губу, а про себя порадовалась. Оруженосец полагает, что у нее нет возможности бежать со второго этажа. Что ж, посмотрим…

Нижний этаж замка занимало огромное помещение — комната родителей и одновременно кабинет отца. На верхнем этаже помещались спальни детей и кладовые. Окна были высоки, так что возможность побега оруженосец исключал.

Клэр вошла в дамскую комнату и захлопнула дверь у него перед носом. После чего бросилась к сундуку и стала рыться в нем в поисках веревки.

Отец распорядился хранить на втором этаже веревки, когда стало известно, что в соседнем городе во время пожара погибло много людей, не сумевших выбраться из верхних комнат. Тогда же в каждой комнате у окна появилось чугунное кольцо, к которому при необходимости можно было привязать веревку.

Найдя веревку, Клэр подошла к окну. Она сразу же поняла, что от своей идеи ей придется отказаться.

Оба окна выходили на открытое место. Теперь, когда дождь кончился, по двору то и дело сновали слуги, выполняя хозяйственные дела, накопившиеся из-за непогоды. Они наверняка заметят, когда она станет спускаться вниз по стене. Скорее всего слуги ее не выдадут, но Клэр не была уверена в этом.

Что ж, придется ждать до наступления темноты. Время еще есть. Клэр убрала веревку обратно и вышла из дамской комнаты. Она спустилась вниз, не обращая внимания на оруженосца, следовавшего за ней по пятам, как верный пес.

В зале никого не было, кроме бабушки, которая, как обычно, грелась у камина, и слуг, накрывавших на стол.

— А где все? — спросила Клэр у леди Агнес.

— В кабинете. Лорд Ренальд и его писарь вместе с твоей матерью проверяют счета. Похоже, у него есть деловая хватка.

— Мертвая хватка, ты хочешь сказать.

— Как угодно. А ты чего бы хотела?

Клэр хотела бы вернуть вчерашний день. А еще лучше вернуться во времени на много месяцев назад, когда отец был дома, был жив.

— Выбора, — ответила она бабушке.

— Выбора? Это неслыханная роскошь! Впрочем, у тебя есть выбор. Ты можешь выйти замуж и хорошо управлять Саммербурном. А можешь уговорить Фелицию сделать это, и тогда мы все хлебнем горя. А еще ты можешь заупрямиться, и тогда мы пойдем по миру. Нищие, но благородные.

— В благородстве нет ничего дурного.

— В нем все дурное, если речь идет о том, чтобы умирать с голода. Эх, Клэр, Клэр! — Бабушка сокрушенно покачала головой. — Смирись. Признаюсь, я очень беспокоилась о тебе, пока не увидела этого человека своими глазами. Но теперь я спокойна. Он станет достойным мужем разумной женщине.

— Я никогда не забуду, как он сюда пришел.

— Еще сама удивишься, как быстро забудешь! Я забыла дни рождения своих детей, которые, как мне казалось во время родов, я запомнила навсегда. — Она улыбнулась. — Но кое-что я помню. Я помню, как моя мать говорила со мной так же, как я теперь с тобой, а я считала ее бесчувственным чудовищем, потому что она думала о будущем, в то время как ее муж и сыновья полегли в сырую землю. Нравится тебе или нет, Клэр, но придется через это пройти. И поверь, через двадцать — тридцать лет твои нынешние страдания покажутся тебе смешными. Так что не делай глупостей. Не стоит.

Клэр отвернулась. Убедить Фелицию выйти замуж за Ренальда вовсе не глупость. Конечно, она резка и заносчива, но если будет счастлива в браке, то нрав ее смягчится. Вопрос в том, будет ли она счастлива.

Без сомнения. Они будут смотреться, как две сосульки, свисающие с карниза.

В зал вошел слуга с сообщением о том, что крыша сыроварни протекает, и отвлек Клэр от тягостных мыслей.

Спешного вмешательства это дело не требовало, но Клэр с удовольствием воспользовалась предлогом выйти на улицу. Подобрав юбки, она аккуратно пошла по доскам, проложенным через двор, но все же промочила ноги. Тем не менее она радовалась возможности подышать свежим воздухом и заняться чем-нибудь.

Оглянувшись, чтобы убедиться в том, что оруженосец следует за ней, Клэр решила проверить сточные трубы.

Только вернувшись в зал, Клэр вдруг подумала о том, что решение хозяйственных проблем Саммербурна с нынешних пор не в ее компетенции. Ей надо было отослать слугу к де Лислу, а не заниматься этим самой.

Ха! Этот «победитель» наверняка не отличит сено от соломы!

Клэр вспомнила о том, что как раз перед тем, как начался ливень, свиноматка опоросилась. Она подхватила юбки и побежала в свинарник посмотреть на новорожденных поросят. Они валялись в грязи возле матери и тыкались пятачками ей в живот. Клэр улыбнулась. Ничего не поделаешь, жизнь продолжается.

— Прекрасные, здоровые малыши!

Клэр обернулась и увидела рядом с собой не оруженосца, а его господина. Ренальд уперся плечом в столб, поддерживающий крышу, который рядом с ним казался лучиной для растопки камина.

— Я плохо разбираюсь в сельском хозяйстве, леди Клэр, но полагаю, что здоровый приплод — не случайность, а закономерность.

— А в чем вы хорошо разбираетесь? — спросила она, поднимая взгляд.

Его карие глаза оказались глубокими и чересчур большими, чтобы взгляд их был приятным. На дне их залегла усталость. Клэр вспомнила, что им пришлось проделать долгий путь из Лондона. Они провели в седле всю ночь, и непонятно, чем объясняется такая спешка. Даже при том, что они везли тело отца, можно было сделать привал на ночлег. Наверное, ему не терпелось поскорее увидеть свою новую собственность. И невесту.

— В чем разбираюсь? — повторил он ее вопрос. — В оружии, лошадях, в тактике боя и осаде крепостей.

— А в убийстве людей?

— Да. Я превосходно умею это делать.

— Замечательно!

— Если говорить о вас, миледи, неужели вам бы хотелось, чтобы вас убили топорно и некрасиво?

Клэр в ужасе схватилась за стояк загона. Неужели он ей угрожает?

— Прошу прощения, я не хотел вас пугать, — выпрямился он, — но это правда. Если человека ждет смерть от удара мечом, он надеется, что она будет мгновенной. Если человек кладет голову на плаху, он хочет, чтобы топор был острым. Если он умирает от болезни, то не хочет долго мучиться.

15
{"b":"3460","o":1}