ЛитМир - Электронная Библиотека

— Похоже, жизнь в мире молока и меда ничуть не легче, чем в жестокой реальности.

Ну конечно! Ренальд всегда появляется в самый неподходящий момент. Клэр обернулась:

— Ваша невозмутимость внушает мне зависть, милорд.

— В этом есть своя мораль: смерть легче и приятнее многого другого в жизни, она похожа на путь наслаждений.

— Фелиция всегда любила смотреть на то, как убивают животных.

— Вы до сих пор считаете, что мы с ней пара? — Он удивленно приподнял бровь.

— Пожалуй. Но кому-то надо стоять и в пекарне у жаркой печи.

— Согласен. И все же наш с вами союз предопределен судьбой.

— Вы хотите сказать — силой, — ответила Клэр и сама поразилась своей смелости, с которой дала ему отпор. Наверное, она просто устала за день и плохо соображает.

— Судьба или сила, — спокойно отозвался он. — Мне не на что жаловаться. Невестой и приданым я доволен. Невеста умеет печь пироги, Саммербурн — процветающее поместье. Вот только совсем незащищенное.

— Незащищенное? — переспросила Клэр, стараясь не обижаться.

— Не волнуйтесь. Пока беспокоиться не о чем, но со временем мы обнесем замок каменными стенами.

— Нет! От каменных стен веет холодом.

— Холодом и силой. Дайте мне небольшую армию, и я за несколько часов возьму Саммербурн.

— Вы прекрасно обошлись и без армии. — Клэр с достоинством выпрямилась и бесстрашно взглянула ему в глаза. — Немного хитрости, немного убийств, и мы сдались на милость победителя!

— Что вы имеете в виду, когда говорите об убийстве? — На его лице не дрогнул ни один мускул, но в глазах блеснула злоба. Клэр невольно отшатнулась. — В чем вы обвиняете меня, миледи?

Клэр имела в виду расправу короля над своим братом, но не стала высказываться.

— А в чем вы чувствуете себя виноватым?

Ренальд заложил пальцы за пояс и внимательно посмотрел на обидчицу.

— Я чувствую себя виноватым по многим поводам, как и любой другой человек. Может быть, ваша совесть безупречно чиста?

— По крайней мере я не лишила жизни сотни людей!

— Я тоже. — Он помедлил и перевел разговор на другую тему. — Менять фортификационные сооружения замка не к спеху. У нас еще будет время. А пока, если возникнет необходимость сражаться, сгодятся и эти.

— Вы, конечно, не сомневаетесь в своей победе.

― А вы стали бы сомневаться на моем месте, миледи? — улыбнулся он. — Я воин и дерусь, чтобы побеждать.

— А я — беззащитная овечка, которая не станет прибегать к помощи волков.

— Ко мне это не относится, — снова улыбнулся он.

Клэр хотела сказать, что считает его самым страшным из волков, потому что он не только кровожаден, но и хитер, однако удержалась от такого заявления.

— Мне пора в пекарню.

— По-моему, вы уже наработались сегодня, — остановил ее он.

— У меня есть еще дела.

— Разве у нас не хватает слуг?

— За ними нужно приглядывать. Я не могу взвалить всю работу на плечи мамы.

— Я отправлю Нильса и Джоша ей в помощь.

— На кухню?!

— И Томаса тоже. Чем больше он будет занят, тем меньше хлопот доставит себе и окружающим. — Ренальд остановил пробегавшего мимо слугу и отправил его с поручениями.

— Милорд, но ваши люди ничего не смыслят на кухне, — возразила Клэр. — Мне действительно нужно вернуться…

Ренальд взял ее за руку. Он сжал ее совсем несильно, но Клэр не рискнула вырваться.

— И оставить меня в одиночестве?

— Не думайте, что я не понимаю, чем вы заняты! — Она осторожно попыталась высвободиться. — Вы следите за мной. Боитесь, что я сбегу в Сент-Фрайдсвайд.

— Нет, не боюсь. Но все же я расставил на стене своих людей.

Клэр внимательно посмотрела на него, стараясь понять, шутит он или говорит серьезно. Впрочем, такие люди не любят шутить.

— Хорошо, милорд. Если вам хочется следить за мной, пойдемте со мной. У вас очень сильные руки, — сказала она, выразительно глядя на ту, которая сжимала ее запястье. — А нам нужно замесить тесто на хлеб.

Ренальд чуть ослабил хватку и провел кончиками пальцев по ее руке, слегка приподнимая край рукава.

— Приятно быть тестом, если тебя взбивают такие ручки.

Клэр судорожно сглотнула и вымолвила изменившимся голосом:

— Мне действительно нужно…

Ренальд привлек ее к себе и взял за обе руки.

— Милорд!

— Пойдемте прогуляемся по саду, леди Клэр, — произнес он. — В конце концов, завтра утром состоится наша помолвка.

Он ласково коснулся пальцами ее запястья, и Клэр вздрогнула от неожиданности: его ладони были грубыми, но сейчас казались мягкими.

Ренальд улыбнулся.

Весьма обаятельная улыбка. Для кровожадного волка.

Спустя пару минут Клэр уже шла с ним рядом по тропинке среди решеток, где вились побеги гороха и фасоли. Ренальд обнимал ее за талию, и в его жесте не было ничего грубого и оскорбительного. Однако Клэр охватила внутренняя дрожь, похожая на ту, что она ощутила возле монастыря.

Ей не нравилось то, что его слова или прикосновения повергают ее в трепет и смущение.

Что же будет, когда он ее поцелует? Клэр не сомневалась, что Ренальд привел ее сюда, чтобы поцеловать.

Но он вдруг остановился и зашел сзади.

— Кстати о замесе теста… — Он положил ладони на ее ноющие плечи и стал их массировать.

— Вы не должны… — испугалась Клэр.

— Что в этом дурного?

Первый страх прошел, и Клэр призналась себе в том, что ей это приятно.

— Ничего, но…

— Но что? — Его пальцы скользнули ниже и стали разминать позвоночник между лопатками. У Клэр вырвался блаженный стон. — Но что? — повторил он свой вопрос.

— Обычно жена растирает мужа, а не наоборот, — прошептала она.

— Разве есть строгие правила на этот счет? — В его голосе послышалась усмешка, которая подействовала на Клэр успокаивающе, как и его руки. — По-моему, все зависит от того, кто больше работал и сильнее устал.

— Я переколола целую груду орехов для начинки. И приготовила поросячью печенку.

— Бедная девочка…

Его пальцы с силой разминали ее натруженные мышцы, но не причиняли боли. Она вспомнила, что писала Фелиции о том, что Ренальд умеет контролировать себя. Судя по всему, так оно и есть.

— У вас прекрасно получается.

— Еще оруженосцем я научился разминать мышцы своего господина, — отозвался он. — Я рад, что хоть одно из приобретенных мной на войне умений доставляет вам удовольствие.

Его ладони уже совершали круговые движения, разогревали. Клэр слегка наклонила голову вперед, чтобы ему было удобнее, и ничего не ответила.

И тут она ощутила его теплые губы у себя на шее. Вздрогнув, девушка подалась вперед, но Ренальд удержал ее:

— Обнаженная женская шея очень соблазнительна.

В следующий миг Клэр почувствовала, как он нежно прикусил ее плоть зубами. Она задрожала и попыталась вырваться, но колени у нее подогнулись, а внизу живота зародилось какое-то непонятное томление.

Это уже чересчур! Клэр вырвалась и повернулась к нему лицом.

— Спасибо, милорд, достаточно!

Ренальд, по своему обыкновению, приподнял бровь и галантно поклонился.

— Всегда рад служить вам, миледи! — Он непринужденно огляделся и нахмурился. — Похоже, урожаи в этом саду невысоки.

— Что? — растерянно переспросила Клэр, с трудом собираясь с мыслями и обводя взглядом здоровые зеленые побеги.

— Я имею в виду горох и фасоль. На побегах ни одного стручка.

— Мы срезали все в преддверии завтрашнего праздника.

— Разумно ли это?

Клэр подошла к решетке, по которой вилась фасоль, и приподняла листья. Под ними оказалось множество маленьких стручков.

— Видите, сколько их еще? Через несколько дней можно будет снять еще один урожай.

— Вот и хорошо. Я не привык питаться корнями.

— Старая мудрость, очевидно, верна: мужчина заботится только о своем желудке, — сказала Клэр.

— Нет, я забочусь не только о желудке.

Клэр вспомнила, как прижималась к нему у монастыря, и вдруг сад показался ей пустынным и тихим, несмотря на птичьи трели, стрекотание кузнечиков и отдаленные крики слуг на заднем дворе. Солнце вдруг словно померкло.

28
{"b":"3460","o":1}