ЛитМир - Электронная Библиотека

Она сосредоточила внимание на рукоятке, украшенной камнем — песчаником.

Церковь считала убийство язычников святым делом и благословляла крестовые походы.

Но разве любое убийство не богопротивно? Хотя ведь кто-то же должен казнить преступников. И убивать зверей в человеческом обличье, которые нападают на мирных людей!

Камень был заключен в металлическую оправу для прочности. Клэр осторожно коснулась камня кончиком пальца.

— Он творил какие-нибудь чудеса?

— На моей памяти, нет.

— Но наверное, он все же чудотворный, если был на надгробии Христа.

Клэр приподняла меч и поцеловала камень, молясь о благополучии Саммербурна и здоровье его обитателей, а также о том, чтобы их брак с Ренальдом оказался счастливым, несмотря на то что заключается он в таких необычных условиях. Ей очень хотелось, чтобы произошло это чудо.

— Милорд, вы счастливый человек, потому что владеете этим камнем.

— Наверное, стоит обнести меч вокруг стола. Джош!

Оруженосец выступил вперед, и Клэр взялась за меч, чтобы подать его.

И вдруг вскрикнула. Ее ладонь была в крови!

Глава 11

Лорд Ренальд схватил меч.

— Вы порезались?

Клэр изумленно посмотрела на ладонь, затем потерла ее, но не обнаружила даже царапины:

― Нет.

Ренальд поднялся и вытащил меч из ножен. На лезвии виднелась бурая полоска.

— Джош?

— Я просто принес его из вашей комнаты, милорд, — побледнел от страха оруженосец.

Лорд Ренальд провел пальцем по лезвию.

— Запекшаяся кровь. — На глазах у притихших гостей он вытер лезвие. При свете факелов и свечей сталь казалась еще темнее; огненные блики играли на ней, как отсветы костра на поверхности глубокого черного пруда.

Пруда, напоенного кровью.

— Когда вы убили человека в последний раз, милорд? — прошептала Клэр.

— Очень давно. Джоша следует выпороть за то, что он оставил меч в таком виде.

Клэр тотчас залпом осушила кубок. Ренальд наверняка уже давно никого не убивал. Во всяком случае, с тех пор, как приехал в Саммербурн. И все же…

Настоящий кровавый меч! Казалось, глас небесный прокричал это в самое ухо Клэр! Неужели она совсем потеряла разум, если смогла влюбиться в такого человека?

Ренальд тем временем вложил меч в ножны.

— Возможно, это чья-то дурная шутка. — Он бросил взгляд на графа, и Клэр вспомнила, что именно крестный настоял на том, чтобы Ренальд показал меч гостям. Но зачем такому почтенному человеку опускаться до глупых розыгрышей? Только затем, чтобы показать, что ему не нравится этот брак?

Ренальд передал меч Джошу:

— Почисти его и принеси назад, — покажи всем, кто хочет посмотреть. — Он сел на место и приказал подать воды. Затем сам вымыл ладонь Клэр. — Простите меня, миледи. Такие проблемы не должны вас беспокоить.

— Теперь у нас общая жизнь. Жена должна быть в курсе дел мужа.

— Я постараюсь, чтобы ваша жизнь и впредь была такой же безоблачной, как раньше. — Он поцеловал ее ладонь.

— Но ведь вы не перестанете уезжать из Саммербурна, чтобы убивать людей.

— Это мой долг, — ответил Ренальд и швырнул на под полотенце, испачканное в крови. — Если король призовет меня…

— Да, я понимаю. Но…

Прежде чем Клэр успела закончить фразу, Ренальд поднес к ее губам кусок медового пирога. Ей ничего не оставалось, кроме как откусить, однако размышлять ей это не помешало. Клэр всегда жила счастливо, была окружена любовью. А теперь душа ее наполнялась безотчетным страхом, и веселье, царящее в зале, напоминало обманчивую поверхность болота, в глубине которого таилась смертельная топь.

Она посмотрела на графа. Крестный был одним из лидеров восстания, однако ему удалось сохранить и свою жизнь, и имущество. У его детей по-прежнему есть право на наследство. Так какое же он имеет право омрачать ей праздник?

— Не хмурьтесь, прекрасная леди, — обратился к ней Ренальд, стараясь заглянуть в глаза. Он поцеловал ее в лоб, где, по всей видимости, скрывалась причина ее грусти. — Ангелы в раю ведь никогда не печалятся.

Клэр благодарно улыбнулась. Она ужасно устала от тягостных мыслей и душевных терзаний. Когда Ренальд снова притянул ее к себе, чтобы поцеловать, она не сопротивлялась. Этот жаркий поцелуй был встречен аплодисментами, и Клэр предположила, что они также рады забыть о крови и убийствах.

— Танцевать! — крикнул кто-то. — Давайте танцевать! Музыканты принялись играть традиционный свадебный танец.

Казалось, мир вмиг утратил реальные черты. Клэр поднялась, решив вести себя как ни в чем не бывало. Правда, вот с фатой и венком придется расстаться, чтобы не обронить во время танца.

Клэр направилась на середину зала, подав знак девушкам следовать за собой.

Музыка тем временем звала в пляс.

Клэр любила танцевать, но никогда прежде не делала этого для своего мужчины. Она приближалась к нему, приподнимая юбку, бросала на него призывные взгляды, и что-то странное происходило в ее сердце. И находило отражение в таящих опасность темных глазах Ренальда.

Откинувшись на спинку кресла, он лениво вертел в руках кубок, но глаза его были прикованы к Клэр. В них чувствовались напряжение и страсть. От его взгляда ее бросало в жар, танцевальные движения становились резче, в них появилась необузданность.

Круто развернувшись, Клэр поймала на себе еще один мужской взгляд. Это был Ламберт из Вэйна, молодой и красивый рыцарь, который, подавшись вперед, пожирал ее жадными глазами.

Клэр стала танцевать для него, плавно поводя бедрами.

Когда она снова обернулась к своему жениху, то заметила в глазах у него тревогу, а его рука сжимала кубок так сильно, что на ней вздулись вены. Клэр совсем не испугала перемена в его настроении, скорее, наоборот, разожгла ее.

Интересно, что он сделает, если она всерьез начнет флиртовать с другим? По какой-то необъяснимой причине ей захотелось начать эту опасную игру.

А еще хорошо бы иметь длинные волосы, чтобы свести с ума Ренальда окончательно!

Когда музыка стихла, Клэр обступили подруги. Они радостно смеялись, восторгаясь танцем. Но вот к ней подошел Ренальд и привлек к себе. Клэр почувствовала себя спокойно и надежно в его объятиях.

— Вы очень соблазнительная женщина, Клэр, — прошептал он, целуя ее в шею, а напоследок нежно укусил ее.

Клэр притворно вскрикнула и поймала себя на мысли, что уже ждет наступления первой брачной ночи.

— Если вы будете так же прекрасно танцевать на супружеском ложе, как делали это сейчас, я буду считать себя счастливейшим из мужчин.

— Разве это не мужское дело — танцевать в постели?

— Я со своей стороны постараюсь сделать все от меня зависящее. — Он лукаво улыбнулся. — А теперь присядьте, пришло мое время танцевать для вас.

Ренальд заказал музыкантам танец с мечами, и многие молодые люди присоединились к нему, чтобы покрасоваться перед женщинами.

Говорят, в прежние времена мужчины использовали в танце оружие. А теперь, изображая бой, они сходились с длинными палками в руках и двигались в ритме, заданном музыкой.

Увлеченность танцем не мешала им тем не менее ни на минуту не выпускать из виду своих женщин. Взгляд Ренальда был прикован к Клэр.

Раньше она считала этот танец вульгарным и не любила за то, что он создавал атмосферу насилия, но теперь смотрела во все глаза, восхищаясь пластикой жениха, чувствуя в ней проявление силы и животной красоты.

Он был великолепен! Клэр стала хлопать в ладоши в такт музыке по примеру других женщин, но аплодировала только Ренальду.

В очередной фигуре танца Ренальд сошелся с Ламбертом. То ли увлекшись игрой, то ли принимая вызов местных рыцарей, Ренальд ринулся вперед.

Его движения стали менее ритмичными и более агрессивными. Аплодисменты женщин постепенно стихли. Остальные танцоры обступили сражавшихся кругом и стали стучать в пол палками, подбадривая их.

Бойцы старались придерживаться ритма танца, но дрались при этом всерьез. Причем Ламберт уступал Ренальду: бой не был его профессией. Такому рыцарю никогда не стать лучшим королевским бойцом.

38
{"b":"3460","o":1}