ЛитМир - Электронная Библиотека

— Еще одна смерть! — вздохнула Клэр. — Интересно, почему нас не волнует судьба дождевых червяков?

— Наверное, потому, что именно они едят нас в могиле.

Ренальд тут же испуганно замолк и напрягся, осознав, что его слова могли резануть слух Клэр. Она прикоснулась к его руке.

— Мы не можем игнорировать материальные последствия своей смерти, милорд.

— Вы — бесценное сокровище, миледи! Могу я обратиться к вам с просьбой?

— Конечно, — отозвалась она поспешно.

— Мне бы хотелось, чтобы вы называли меня по имени.

— Хорошо, Ренальд, — с улыбкой согласилась она.

Он заключил Клэр в объятия и склонил голову, чтобы поцеловать ее в губы — сначала нежно, затем все с большей и большей страстью. Положив горячую ладонь ей на затылок, Ренальд прижал ее к себе сильнее.

Чувства обострились в ней до предела, ей нравилось необычное ощущение колючей щетины на коже. Ренальд был огромным, необъятным в плечах. Торс его казался отлитым из металла, но от него веяло жаром, как от нагретых солнцем камней…

Восхитительно!

Ей, которая и не представляла себе, что может влюбиться в воина, было приятно ощущать себя маленькой и хрупкой в его сильных объятиях.

Ренальд выпустил ее, но Клэр еще долго ощущала его сильное тело, и ее дыхание не сразу стало размеренным. Странное видение предстало перед ее внутренним взором: она увидела его обнаженным, ожидающим ее прикосновения.

Ренальд, словно угадав ее мысли, рывком привлек ее к себе, прижал к груди и уткнулся ей в волосы. Клэр ощущала себя спокойно и надежно и казалась самой себе ребенком, попавшим в сказочную страну, где смерть — всего лишь сказка, а солнце светит день и ночь.

Она поймала себя на том, что старается впитать его аромат, как вдыхает запах свежеиспеченного хлеба в пекарне. Клэр готова была отдаться во власть собственным эмоциям, но что-то мешало ей сделать это.

Что?

Слова графа: «Я полагал, вы должны знать».

А еще слова Фелиции у ворот монастыря: «Подожди, пройдет время, и ты узнаешь…»

Но что они оба могли знать такого, что не было известно никому в Саммербурне?

Ренальд пристально посмотрел на нее:

— Что вас беспокоит, Клэр? Это из-за разговора с Солсбери?

— Нет, не совсем… — Клэр решила сначала избавиться от излишнего волнения. — Мать Уинифред сказала, что вы убийца. Кого вы убили?

— Я воин. — Он приблизился к ней и пристально посмотрел ей в глаза.

— Я имею в виду, помимо битв.

— Да, я убивал. Во время набегов я убил двоих, и то по чистой случайности. Мы старались никого не убивать. — Ренальд по-прежнему изучал ее лицо, словно пытался разгадать какую-то загадку. — Однажды я расправился даже с разбойниками и жуликами.

Это напоминало, скорее, справедливое наказание. Даже и для матери Уинифред. Но меч!

— Почему король наградил вас мечом?

— За честную службу. Готов поклясться в этом бессмертием своей души.

Ренальд избежал прямого ответа на этот вопрос, и Клэр насторожилась:

— Ваш меч черный. Я никогда не видела черных мечей.

— Цвет не имеет значения, Клэр. Это всего лишь способ обработки металла. Не волнуйтесь. — Он провел рукой по ее спине, и она едва не лишилась чувств.

— Граф… — вымолвила она, понимая, что основной источник беспокойства так и не перестал существовать.

— Ему не дает покоя провал восстания. — Он коснулся кончиками пальцев ее губ. — Он не может радоваться нашему браку. И не позволяйте ему расстраивать себя.

Остатки сомнений все еще бередили ей душу, но она поспешила прогнать их прочь. Довольно! Она уже достаточно хорошо знает Ренальда.

— Скажите, теперь вы перестанете убивать? — Она с надеждой взглянула на него и увидела каменную маску на его лице.

— Я рыцарь и присягал на верность королю. Я должен сражаться, если он прикажет.

— Я понимаю. А как будет с набегами?

— Король может призвать меня отстаивать свои интересы в набегах. — Он поиграл ее локоном. — Но это в любом случае будет за пределами Англии. Генри — разумный король, он не станет отнимать жизни у своих же подданных.

— Значит, так, как раньше, вы не станете больше убивать? Я очень рада, — улыбнулась Клэр.

— Мне очень жаль, Клэр, но я люблю свое дело, — сказал Ренальд, погладив ее по голове.

— Вы любите убивать?! — отшатнулась она.

— В набегах мы грабили и убивали, чтобы разбогатеть. Но убийство не составляло основу нашего плана. — Он пожал плечами. — И то, что приходилось убивать, сильно омрачало радость победы.

— Как вы можете с такой легкостью говорить об этом?

Ренальд вовсе не собирался шутить и был предельно серьезен.

— Теперь, когда я владею поместьем, — отозвался он, — я возьмусь за оружие только в том случае, если кто-то станет угрожать нам. Я даже не стану марать руки о разбойников на подступах к нашему поместью. Впрочем, я надеюсь, вы не станете возражать, если я время от времени буду прибегать к услугам своих солдат?

— Мне бы хотелось, чтобы вы обошлись без этого, — сказала Клэр.

— Я чувствую себя змием, изгнанным из рая, — сказал он и нежно приоткрыл ей своим пальцем рот. — Но поверьте, мне хотелось бы сохранить в Саммербурне мир и покой.

Клэр верила ему, и его прикосновения не вызывали в ней протеста.

Завтра.

При мысли о том, что произойдет завтра, она прикусила его палец и поймала на себе его помутневший взгляд.

Ренальд снова приник к ее губам и прижался к ней всем телом, слегка расставив при этом ноги. Клэр выгнулась ему навстречу и почувствовала между ног его вздыбившуюся плоть.

Теперь ясно, почему некоторые неразумные девушки делают это, не дожидаясь…

Наконец Ренальд отстранился, тяжело и сбивчиво дыша, а затем вдохнул аромат ее волос.

— От вас снова пахнет специями, очаровательная леди.

— Неужели вы все еще голодны?

— Я не просто голоден, — я умираю от голода. — Он слегка прикусил ей плечо.

Клэр вскрикнула и дернулась в сторону, а он рассмеялся. Впервые за все время их знакомства.

Он сразу стал моложе, по-мальчишески задиристым и необычайно привлекательным. Увидев, что нравится Клэр, он красовался перед нею.

На глаза ей попалась бадья с водой. Не раздумывая, она схватила ее и плеснула и в следующий же миг пустилась бежать.

Ренальд отчаянно отфыркивался и часто моргал, но успел-таки схватить Клэр за подол. Стараясь вырваться, она упала на скамейку. Ей удалось в последний момент выставить руку, чтобы смягчить удар, но увы… Она невольно вскрикнула.

― Клэр?

Ренальд поднял ее и поставил на ноги. Она вдруг вся как-то напряглась. Откинув со лба мокрые волосы, он наконец понял, что привлекло ее внимание. За каменной скамьей на земле лежал человек, завернутый в саван.

Без сомнения, он был мертв.

— Тихо, любовь моя, — стал успокаивать ее Ренальд. Клэр перестала дрожать и повторять слова, которые бессознательно слетали с ее губ:

— Он похож… он похож на моего… отца!

— Может быть, это ваш родственник? — Он крепче прижал ее к себе.

— Это покойник, — отрицательно покачав головой, вымолвила Клэр.

— Не волнуйтесь, любовь моя. Он не причинит вам зла.

— Простите. Я, должно быть, веду себя по-детски. Но…

— Я понимаю, просто неожиданно… — Он погладил ее по спине. — Это напомнило вам о гибели отца. Позвольте, я провожу вас обратно в зал.

— Нет, — собралась с духом Клэр. — Я уже не боюсь. Мне этот человек показался незнакомым, однако скорее всего это кто-то из наших слуг.

— Или слуга кого-то из гостей.

— Нужно посмотреть поближе. И потом, нельзя же оставлять его здесь!

— Хорошо, — согласился Ренальд, пристально вглядевшись ей в лицо.

Поддерживая се под руку, он двинулся к скамье. Затем оба присели на корточки и рассмотрели человека как следует. В тени деревьев было совсем темно, но лоб мертвеца оказался не прикрытым саваном и отливал синевой при свете луны. Клэр, стиснув зубы, открыла ему лицо.

— Боже… это Ульрих! — шепотом воскликнула она. — Оруженосец моего отца!

40
{"b":"3460","o":1}