ЛитМир - Электронная Библиотека

Ренальд схватил ее за руку:

— Не трогай!

Он словно задавался тем же вопросом. Почему нет? Еще минуту назад он не стал бы медлить. Но Ренальд хотел, чтобы их первая близость оказалась приятной для Клэр. А для этого нужно было полностью владеть собой и ситуацией. К несчастью, он почти утратил самообладание.

Стиснув зубы, Ренальд подумал о ледяной воде из колодца. Облиться бы с головы до пят и перестать ощущать ее тепло, ее запах, а также готовый разорваться от напряжения фаллос…

— Маргарет говорила, что мужчинам нравится, когда к нему прикасаются, целуют и даже… сосут.

Ее слова чуть не свели Ренальда с ума.

— А на ощупь он такой же горячий?

И прежде чем Ренальд успел среагировать, Клэр взяла его бунтующую плоть в руку и слегка сжала…

Тело его конвульсивно содрогнулось, и семя вырвалось наружу. Ренальд испытал мгновения долгожданного блаженства, которое сменилось досадой и злостью.

На себя — за собственную слабость.

На Клэр — за чрезмерную импульсивность. За своеволие и непослушание!

Ренальд сел на краю кровати и обхватил голову руками. Через несколько минут он обернулся и увидел, что Клэр сидит, скрестив ноги, среди розовых лепестков и смотрит на простыню так, словно перед ней разлили бочонок с элем, что, в сущности, было недалеко от истины.

— Прости, — сказала она. — Тебе было больно?

— Мне было хорошо, но я пытался сохранить это для тебя. — Его порадовало то, что Клэр совсем не напугана.

Он поднялся, чтобы принести чистое влажное полотенце. Она покачала головой, однако ее лицо выражало беспокойство:

— И это все? Мы теперь не сможем?..

— Посмотри на меня, и вопрос отпадет сам собой.

— Я рада, — смущенно вымолвила она. — Я хочу стать твоей женой сегодня ночью.

— Станешь, Клэр, — рассмеялся Ренальд, восхищаясь ее нетерпением. — Не бойся.

— Не боюсь, — ответила она и улыбнулась так, что у Ренальда сердце защемило от нежности. — Как странно, что раньше я тебя боялась. И его. — Она кивнула на фаллос.

Ренальд никогда не знал, что у него такое чувствительное сердце, и понял это только сейчас, когда оно стало чутко отзываться на каждое ее слово, каждый жест.

— Ты быстро научилась с ним управляться…

По привычке Ренальд вынул меч из ножен и положил его рядом с кроватью. Клэр внимательно следила за его действиями.

— Это священный клинок. Он благословит нас, — сказала она.

— Прости, лучше я уберу его с глаз долой.

Памятуя о недоразумении, происшедшем за столом, Ренальд внимательно осмотрел меч. Сталь была безупречно чиста. Итак, с этого дня жизнь его во многом изменится. Теперь у него есть жена, которую он любит и которую обманывает, потому что скоро, очень скоро у нее появится причина люто возненавидеть его.

Она попалась в сети, которые он искусно расставил. И теперь Ренальд играл с ней, привязывая к себе все прочнее, потому что хотел ее. Он привык бороться и добиваться желаемого. Но в чем разница между любовью и физической тягой? Ренальд не знал этого, но чувствовал, что разница существует. А это все меняло.

Может быть, если он действительно ее полюбит, то найдет в себе силы, чтобы отпустить.

Однако теперь оставалось только ждать и молиться. Ренальд принялся расправлять сбившуюся простынь, чтобы Клэр было удобнее, и вдруг заметил, что она все еще хмурится.

— Клэр, я не могу убрать меч еще дальше. Что, если ночью кто-нибудь нападет на нас?

— Кто и зачем станет на нас нападать? — спросила она рассеянно. — Говорят, твой меч рассекает металл. Даже кольчугу.

Что-то в ее тоне внезапно заставило Ренальда похолодеть от страха. Ради всего святого, только не сейчас! Он опустился на колени и потянулся к Клэр.

— Давай не будем сейчас говорить о мечах, радость моя.

— А другие мечи могут разрубить металл?

— Клэр, у нас есть другие темы…

— Так могут или нет? — Она увернулась от его руки.

— Нет, — тяжело вздохнул он. — Большинство мечей не могут.

— Но существуют ведь еще такие же мечи, как твой?

— Конечно! — Он снова попытался приблизиться к ней.

— Тогда почему все гости так поразились, когда увидели его?

— Потому что в его рукоятку вставлен камень из Иерусалима. — Ренальд заставил себя взглянуть прямо в ее испуганные, вопрошающие глаза.

— Их гораздо более потрясло то, что он может разрубить металл. Сколько таких мечей в Англии?

Ренальда приперли к стенке. Он почувствовал на сердце тяжесть, ибо не мог солгать ей.

— Насколько мне известно, в Англии нет второго такого меча.

При этих словах Клэр инстинктивно отпрянула.

— Моего отца убили, несмотря на то что он был в кольчуге. Проткнув ее, меч вонзился ему в сердце. Я видела, что звенья кольчуги порваны в том месте, куда пришелся удар. — Она постепенно отползла к противоположному краю постели. — Моего отца убили этим мечом? — И через мгновение она прошептала: — Это сделал ты?! Нет, не может быть!

Ренальд боролся с сильнейшим соблазном солгать. Такого соблазна не испытывала даже Ева, когда змий подкрался к ней в Эдемском саду. Он не знал точно, что удержало его от лжи: то ли рыцарская честь, то ли понимание того, что правда рано или поздно выплывет наружу.

Клэр побледнела как полотно и слезла с постели.

— О Господи, ну конечно! — шептала она, пятясь. — Вот почему ты получил собственность отца и женился на мне…

— Клэр…

— Теперь я понимаю, в награду за какую службу ты получил от короля этот меч! Впрочем, нет… — Она смотрела на него не отрываясь. — Он был у тебя раньше. Кольчуги придуманы, чтобы защищать от ударов меча. Ты — мошенник! — Клэр бросилась на него с кулаками. — Ты убил его!

— Клэр, послушай меня… — Ренальд поднял руки, защищаясь от ее кулаков.

— Как ты мог! — Она схватила меч. — Как ты посмел принести его в этот дом! Как ты посмел смотреть мне в глаза, когда твои руки обагрены кровью моего отца! Как ты мог!..

Клэр размахивала мечом в запальчивости, подвергая опасности скорее самое себя, чем Ренальда. Вот почему он изловчился, вырвал меч у нее из рук и отложил на другую сторону кровати.

Она бросилась вслед за ним и вдруг остановилась. Взгляд ее остекленел, и Ренальд взглянул на все вокруг ее глазами — смятые простыни, кроваво-красные лепестки роз, среди которых темнело лезвие меча. Комната была пропитана запахами любви и цветов, трав и специй. Удушливое смешение этих запахов было тошнотворно.

Ренальд не удивился, когда Клэр вырвало.

Впервые в жизни он не знал, что делать с женщиной. Ему было тем труднее, чем отчетливее он понимал, что хотел бы уберечь ее от всех возможных горестей и бед. Надо было думать, что рано или поздно его меч поразит Клэр в самое сердце, как некогда поразил ее отца. И вот теперь в груди Клэр алела кровавая рана.

Он ничем не мог помочь ей. Точно так же, как не мог спасти ее отца.

«Ты мог бы сказать ей правду раньше. Мог бы предоставить ей возможность бежать от тебя и спастись».

Теперь же было слишком поздно. К счастью для них обоих.

Глава 13

Головокружение и тошнота прошли, и Клэр вытерла лицо краем простыни. Ей тотчас вспомнились слова графа о том, что следует подумать об отце, кольчуге и мече, прежде чем получать наслаждение на супружеском ложе.

Она вышла замуж за убийцу своего отца! За мошенника, который использовал дьявольское оружие. За врага!

Господи, почему граф прямо не рассказал ей, в чем дело? Почему не остановил, прежде чем она совершила этот непоправимый шаг?

Услышав странный шорох, Клэр резко обернулась. Ренальд натягивал штаны.

— Я добьюсь расторжения брака, — сказала она.

— Нет.

— Ты изнасилуешь меня? — Она испугалась, но не подала виду. — И почему я решила, что будет по-другому! Все, что ты говорил мне, — ложь от первого до последнего слова.

— Все, что я говорил тебе, — чистейшей воды правда. Другое дело, что я не сказал тебе всю правду. Я никогда не буду тебя насиловать.

46
{"b":"3460","o":1}