ЛитМир - Электронная Библиотека

Клэр схватила одежду и стала быстро одеваться: сначала нижнюю рубашку, потом тунику. Хорошо бы надеть сверху еще и плащ, чтобы защититься от Ренальда.

— Я найду способ освободиться от этого брака.

— И обречешь тем самым свою семью на нищенское существование?

— Ты хочешь иметь жену, которая тебя ненавидит?

— Поверь, что это так.

— Жену, которой ты сможешь овладеть только силой?

Лицо Ренальда превратилось в каменную маску, жили одни лишь глаза. Клэр вспомнила, каким красивым он был, когда смеялся.

Горькое чувство утраты охватило ее, когда она подумала о том, как он был с ней нежен, как тонко чувствовал ее, какое удовольствие смог доставить.

— Ренальд, — тихо вымолвила она, прикрыв на миг глаза. — Я понимаю, это было сражение. Было бы глупо винить тебя, потому что ты не мог поступить иначе. Но и ты пойми, я не сумею…

— Сражения как такового не было, Клэр. Но я действительно не мог поступить иначе. Мы дрались один на один. Поединок при дворе.

— Поединок? — удивленно переспросила Клэр. — Но как же там оказался мой отец?

— Он заявил, что король Генри не имеет права на трон.

Клэр покачала головой, словно хотела избавиться от преследовавшего ее мрачного видения.

— А ты дрался на стороне короля? Против него. Расскажи, как все было.

— Ничего особенного.

— А как же меч?! — Она схватилась за голову, стараясь связать воедино ускользающие обрывки мыслей, вихрем проносившихся у нее в голове. — Мало того, что ты моложе и сильнее, что с детских лет не выпускаешь из рук оружия! Ты дрался, зная, что твой меч разрубит металлическую кольчугу. Это убийство!

Она ждала раскаяния, извинений.

— Да. Он должен был умереть, — спокойно отозвался муж.

Клэр попятилась к стене, наконец уперлась в нее и закрыла лицо руками. Господи, за что ей такое наказание! Обвиняя Ренальда в убийстве, в глубине души она готова была оправдать его, потому что в бою шансы воинов равны.

Но это было именно убийство. Ее отец вынужден был сражаться с противником, которого невозможно победить.

Клэр бросилась к двери и выскочила из комнаты в зал прежде, чем Ренальд догнал ее и схватил за руку.

Гости, продолжавшие шумный праздник, мгновенно притихли.

— Если скажешь хоть слово, твоя семья пострадает, — прошептал он ей на ухо.

В ее сердце клокотала ярость, жестокое обвинение рвалось с ее уст. Однако его угроза заставляла Клэр медлить.

— Друзья мои… — заговорил вдруг Ренальд, чуть ослабив хватку, чтобы ни у кого не вызвать подозрений. — Я был слишком нетерпелив в своем стремлении осуществить супружеское право и упустил из виду то, что моя жена все еще находится под впечатлением недавней смерти отца.

Клэр попыталась высвободить руку, но он сжал ее сильнее.

— Клэр искренне старалась преодолеть свою скорбь, но у нее ничего не получилось. Поэтому мы решили отложить нашу первую брачную ночь. Как того требует закон церкви, мы даем обет целомудрия на первый месяц нашей совместной жизни. Во имя спасения бессмертной души лорда Кларенса.

— Мой отец уже в раю, — тихо вымолвила Клэр.

— Возможно, — шепотом ответил он. — Не возражай мне, Клэр. Теперь у тебя будет время подумать, прежде чем уничтожить все.

По залу пронесся ропот одобрения. Церковь действительно приветствовала такого рода воздержание, но мало кто его выдерживал, тем более было странно, что супруги добровольно подвергали себя такому испытанию.

— Можешь отпустить меня, — пробормотала она. — Я готова сыграть свою роль. Я тоже не привыкла лгать, милорд, — добавила она, когда Ренальд выполнил ее просьбу.

Она снова оказалась в кругу подруг, которые наперебой выражали соболезнования и восхищение.

Клэр увидела Томаса, который недоверчиво переводил взгляд с нее на Ренальда. Да, ей придется рассказать ему правду об отце. Господи, как он переживет это известие?

А мать и бабушка? Впрочем, мать наверняка станет переживать только из-за Томаса.

Тогда стоит ли говорить им правду?

Впрочем, тайна станет явью даже в том случае, если она промолчит. На глаза ей попался граф Солсбери, он был мрачнее тучи среди всеобщего веселья.

Она вспомнила его слова о недостатке смелости в людях. А ведь он говорил тогда о себе самом! Наверняка он хотел открыть ей правду, но не осмелился нарушить королевский приказ. Стараясь навести ее на размышления, он настоял на том, чтобы к столу вынесли окровавленный меч.

Если бы у Ренальда де Лисла была душа, он бы дрогнул в этот момент.

Клэр прониклась к графу ненавистью. Он промолчал ради спасения своей семьи. Теперь ей предстоит сделать то же самое.

И тем не менее рано или поздно все выплывет наружу.

Ее тесным кольцом окружили подруги.

— Конечно, досадно, но в общем-то правильно, — сказала Маргарет.

— Красивый жест, — признала леди Хьюгуэтта.

— Редкий мужчина согласится на такое, — заметила леди Катрин, главная сплетница в округе.

Интересно, что она выдумает, чтобы объяснить их с Ренальдом поступок?

Клэр вполуха слушала подруг и размышляла о том, что у Ренальда, пожалуй, была причина убить Ульриха: слуга мог поведать ей тайну, которая расстроила бы помолвку и свадьбу.

По щекам у нее покатились слезы. Она ничего не могла с собой поделать. Маргарет отвела ее в комнату:

— Пойдем. Успокойся, дорогая.

На пороге спальни Маргарет замерла и в недоумении посмотрела на постель. Посреди розовых лепестков на белой простыне темнел меч.

Молча поправив простыни, Маргарет смахнула на пол лепестки цветов и аккуратно переложила меч с кровати на сундук. В комнате стойко держался запах любви и цветов.

— Что ж, видимо, такая жертва необходима, — заметила Маргарет. — Но уверяю тебя, что через месяц он на стенку полезет. Он и сейчас уже пожирает тебя глазами. Ты уверена, что это справедливо?

— Справедливо?!. — воскликнула Клэр, но вовремя удержалась от объяснений.

— Хорошо, хорошо… — Маргарет ласково погладила ее по плечу. — Я пришлю к тебе горничных.

Присси и Мария не заставили себя долго ждать, они быстро и абсолютно молча перестелили постель.

Мария осторожно приподняла меч, чтобы достать из сундука чистые простыни. Хорошо бы она выкинула его в окно! А еще лучше было бы сунуть его в кузнечный горн, чтобы он расплавился! Пусть сгинет черный клинок, которым Ренальд де Лисл пронзил сердце ее отца!

Клэр вдруг увидела, что в этой комнате находятся все пожитки Ренальда. На крючке висит его кольчуга. Неужели он собирается спать здесь?

Вместе с ней?

Ее вещи уже успели перенести сюда из верхней спальни. Сундуки с отцовскими книгами стояли тут же у стены. Клэр открыла один из них и прикоснулась к книгам, словно искала у них защиты и успокоения.

— Помочь вам раздеться, миледи? — робко спросила Присси.

Клэр осталась в одной нижней рубашке, чтобы Ренальд, если все же придет, не нашел ее обнаженной.

Она со стыдом призналась себе, что ей было хорошо в объятиях Ренальда, что ему удалось разжечь в ней страсть, о существовании которой она и не подозревала. Она не виновата в том, что не знала, кто он на самом деле. И все же чувствовала себя порочной и распущенной.

— С вами все в порядке, миледи? — хлопотала вокруг нее Мария. — Хотите, я принесу маковый отвар? Он поможет вам заснуть.

— Нет, можешь идти.

Клэр осталась в комнате одна.

Тяжело вздохнув, она огляделась. Когда-то это была комната родителей, ее стены помнят счастливые мгновения их жизни. Теперь эту мирную обитель разрушил человек, который отнял у нее отца, а вместе с ним и радость жизни. Этот человек — будь он проклят! — приковал к себе ее сердце цепями, разорвать которые у нее недостает сил.

В дверь постучали. Ренальд? Нет. Он не стал бы стучать, если бы захотел войти. Клэр отворила дверь и увидела Джоша.

— Простите, миледи, лорд Ренальд приказал принести его меч в кабинет, где он будет спать как обычно.

Клэр тотчас отступила в сторону и пропустила оруженосца в комнату.

47
{"b":"3460","o":1}