ЛитМир - Электронная Библиотека

Лицо де Лисла словно окаменело. Клэр видела, что Ренальд в ярости, и не понимала почему. Разве иметь доброе сердце такой уж смертный грех?

— У него в сумке оказалось два шиллинга и несколько пенни, — заметил Ренальд.

Румянец на щеках Джоша сменился мертвенной бледностью. Клэр не знала, что и думать.

— Это я дал ему деньги, — прошептал Джош и опустил голову.

Ренальд медленно погладил рукой кожаный пояс, на котором висели ножны с мечом. Джош задрожал как осиновый лист. Клэр в полном недоумении, переводила взгляд с одного на другого.

— Завтра же вернешься к отцу! — произнес Ренальд. — Пешком. Я пошлю людей проверить, как ты добрался.

— Да, лорд, — тихо вымолвил парень дрожащими губами.

— Ты понял почему?

— Да, милорд.

— А теперь убирайся с глаз долой! Ночь проведешь в часовне за молитвой.

— Полагаю, ты убедилась в том, что это не он убил Ульриха? — равнодушно заметил Ренальд.

— Пожалуй. Но почему… Почему нельзя было дать Ульриху несколько монет на дорогу? Ты хотел, чтобы он умер с голоду в пути?

— Мы оставили ему еды на пару недель, — отозвался Ренальд и вдруг, резко повернувшись к Клэр, добавил: — Довольно тайн! Я не хотел, чтобы Ульрих оказался здесь до нашей свадьбы. Если бы Джош меня не предал, Ульрих еще не скоро оказался бы здесь.

— Предал? Я бы так не сказала…

— Довольно! — Ренальд рубанул в воздухе рукой.

Клэр замолчала. Он еле сдерживал ярость. Чем она вызвана? Поступком Джоша? Или чем-то еще?

— Значит, ты хотел задержать Ульриха в пути, но у тебя ничего не вышло и ты его убил?

— Клянусь рогами Люцифера, если бы я хотел убить Ульриха, то сделал бы это еще в Лондоне! — Он устало провел ладонью по лицу. — Клянусь спасением своей души и раем небесным, я не убивал Ульриха! И не приказывал его убить. Я никогда бы так не поступил. Как ты справедливо заметила, говоря о бабушке, — в этом не было необходимости. Я не смог бы скрывать это вечно, а убийство человека при таких обстоятельствах наказуемо. Бессмертие души для меня важнее, чем Саммербурн. И ты.

Ренальд пошел прочь, а в голове Клэр все еще звенели слова Ренальда: «И ты».

Неужели Ренальд так невысоко ценит награду, полученную за убийство ее отца? Вполне возможно.

И тут Клэр почувствовала, как ее сердце охватила черная тоска. Она впервые призналась себе в том, что глубоко и необратимо любит убийцу своего отца.

Оглушенная этим откровением, девушка направилась в сад, чтобы побыть в одиночестве среди цветущих трав, под густыми кронами деревьев. Она бродила по тропинкам, стараясь собраться с мыслями. За всей этой кутерьмой со свадьбой и Ульрихом у нее не было пока такой возможности. Вспомнив о бабушке, Клэр на мгновение замерла. Ни у Ренальда, ни у бабушки не было необходимости убивать Ульриха. Новость, которую он принес, рано или поздно стала бы известна всем. Но ее нужно было скрыть до поры до времени.

Увидев, что Ульрих прибыл в Саммербурн, Ренальд, не желая разглашения тайны до свадьбы, мог просто продержать его под замком, сколько потребуется. Это безопасно и разумно, а де Лисл неглупый человек.

Клэр без сил опустилась на скамью.

Ему надо было любой ценой скрыть правду до свадьбы.

Поэтому он не позволил Ульриху присутствовать на похоронах.

Поэтому он потребовал, чтобы Клэр не выходила к гостям до брачной церемонии.

Поэтому он угрожал графу.

Тогда получается, что Ренальду незачем было убивать Ульриха или приказывать своим людям сделать это! Если, конечно, у него не было другой, неизвестной ей причины.

Испытав минутное облегчение, Клэр вдруг с ужасом поняла, что теперь у нее нет возможности расторгнуть брак без того, чтобы не навредить своей семье.

Что же теперь делать?

Она просидела несколько минут в полном оцепенении и поняла, что если чем-нибудь не займется, то наверняка тронется умом. Она выкопала из клумбы несколько цветущих растений — бархатцы, левкои — и понесла их на кладбище, где и посадила на могиле отца.

Глубоко задумавшись, с лейкой в руке, Клэр вновь принялась размышлять над неразрешимой проблемой. Она могла ухаживать за могилой отца, только будучи женой Ренальда де Лисла!

― Клэр?

Вздрогнув от неожиданности, она обернулась. Рядом с ней стоял Томас. У него был печально-торжественный вид, а на виске алела свежая царапина.

— Палка? — спросила она как можно спокойнее.

— Да, я не успел увернуться, — отозвался брат равнодушно. — Клэр, мы должны ненавидеть лорда Ренальда?

Она не была готова ответить на вопрос брата, но ей хотелось с кем-нибудь поговорить на эту тему.

— В глазах общества он не совершил ничего дурного. Но он убил нашего отца. Это должно изменить наше к нему отношение.

— Я возненавидел его, когда мне сказали, — произнес Томас. — А теперь не знаю. Но, наверное, я должен ненавидеть его.

Клэр увидела в душе брата отражение своих противоречивых чувств к Ренальду.

— Джош сказал — еще раньше, — что то, за что мы любим человека, не меняется.

— Но в нем может быть и то, за что мы его не любим.

— Я сказал ему, что ненавижу его и хочу убить, — признался Томас, откинув назад непослушную прядь волос. — Поэтому мы сражались.

Так вот чему она была свидетельницей!

— Я просил Господа, чтобы он дал мне силы, как Святому Себастьяну. Но никакого чуда не случилось, — упавшим голосом добавил Томас. — Ничего, наступит лень, когда я сам стану очень сильным.

— Дорогой мой, — ласково сказала Клэр и обняла брата за плечи, — не надо взращивать в своем сердце ненависть.

— Но ты ведь тоже ненавидишь его. Я видел, как ты с ним спорила.

— Спор еще не ненависть.

— Значит, ты хочешь остаться его женой? — удивился парнишка.

В словах брата прозвучала надежда, которую Клэр так не хотелось у него отнимать.

— Нет, любовь моя. Я не могу, потому что он убил отца.

— Он не виноват. Все говорят, что в честном поединке проявляется воля Господа.

Клэр закусила губу. Она могла бы объяснить брату, что король предал свою дружбу с отцом, кроме того, что узурпировал трон, но побоялась смутить его покой мятежными мыслями.

— Поединок не мог быть справедливым, потому что король выставил против отца лорда Ренальда.

— Ты же знаешь, что такой поединок ведется до смерти одного из бойцов. Победив, отец убил бы лорда Ренальда.

Клэр предпочитала об этом не задумываться.

— Лорду Ренальду нечего было опасаться, не то что отцу. Томас, подумай только! Никто не дрался на придворном поединке: ни Ламберт, ни Солсбери, ни даже Беллем!

— Ты хочешь сказать, что все было подстроено?! — поразился Томас, и Клэр решила в дальнейшем держать язык за зубами.

— Больше ни с кем об этом не говори, ладно? Это очень опасно. Ты понял? — Клэр пристально посмотрела ему в глаза.

— Да, но…

— Я постараюсь найти выход, который позволит нам вести достойную жизнь. Здесь мы оставаться не можем. Во всяком случае, после того, что случилось. Ты же понимаешь.

— Так я и думал, — вздохнул Томас. — Но что мы будем делать?

— Я намерена добиваться расторжения брачного договора. — Клэр собралась с духом и впервые изложила свой план вслух.

— И что потом? Мы станем бедными?

— Возможно, нас согласится приютить семья матери.

— Ехать во Францию?! — побледнел Томас. То, что предлагала Клэр, означало крушение всех надежд.

— Это лучше, чем ничего. А пока надо жить, как обычно. У тебя разве нет никаких дел?

— Нет. Джош в церкви. Плачет. Разве он не знал, что сделал лорд Ренальд?

— Дело не в этом, — ответила Клэр и взглянула на крышу церкви, размышляя, как помочь несчастному юноше.

— Он должен был научить меня чистить кольчугу. Я сказал об этом лорду Ренальду, но он лишь махнул рукой и велел заниматься чем угодно.

Клэр поняла, что Ренальд был расстроен поступком Джоша и переживал предстоящую разлуку не меньше, чем он сам. Интересно, есть ли сейчас в Саммербурне хоть один счастливый человек?

55
{"b":"3460","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
4321
Остров разбитых сердец
Принца нет, я за него!
Не прощаюсь
В ритме Болливуда
Мучительно прекрасная связь
Императорский отбор
Академия черного дракона. Ведьма темного пламени
Системная ошибка