ЛитМир - Электронная Библиотека

— Возможно, в этом-то все и дело. Если бы он был отвратителен, я воспринимала бы его, как свой крест. Мне кажется греховным получать удовольствие от этого брака.

— Знаешь, в чем твоя беда? В том, что тебе всего восемнадцать. Пройдет время, и ты иначе будешь смотреть на многие вещи. Только боюсь, как бы не было поздно.

Клэр рассмеялась и, поцеловав бабушку в щеку, пошла к себе, размышляя о письме епископу, которое уже было в пути. Она однажды испытывала такой же внутренний дискомфорт. Это было, когда она попыталась тайком бежать из замка, чтобы уговорить Фелицию выйти замуж за Ренальда.

Неужели колесо судьбы может крутиться в обратную сторону?

Клэр решила отчасти последовать бабушкиному совету и перестала изводить себя бесконечными размышлениями. До тех пор пока она не получит ответ епископа, предпринимать другие шаги невозможно. Впереди у нее месяц.

Она занялась хозяйственными делами. Ренальд стал частью Саммербурна, и Клэр уже не представляла свой дом без него и его людей, шумных и беспокойных. Их грубые солдатские песни, громкий смех и тренировки стали неотъемлемой частью повседневной жизни.

Известие о том, что прежний хозяин убит на поединке лордом Ренальдом, потрясло слуг, но они быстро оправились от этого потрясения. Жизнь шла своим чередом Как-то один из слуг даже сказал ей:

— Лорд Ренальд — хороший человек, леди.

Понятно, что Ренальд прикладывал усилия к тому, чтобы его приняли в Саммербурне все, даже слуги. И его план удался.

Он был разумен и терпелив. И не давал бессмысленных распоряжений. Ренальд редко повышал голос и никогда не делал этого без причины. Он всегда держал свое слово, и, несмотря на его пребывание здесь, Саммербурн продолжал оставаться обителью мира и покоя. Клэр ни разу не видела, чтобы Ренальд был с кем-то жесток. Она никогда не видела, чтобы он обнажал меч.

Вероятно, Ренальд делал это на тренировках, вне стен замка.

Его присутствие в Саммербурне меняло жизнь к лучшему не только в замке, но и за его пределами. Сюда стали приходить люди в поисках защиты и справедливости. Клэр никогда не задумывалась о том, почему у отца его подданные не просили того же.

Теперь же, когда возле Шерборна объявилась банда бродяг, грабившая честных людей на лесной дороге, горожане прислали Ренальду петицию с просьбой о защите.

Лорд сообщил ей, что уезжает.

Клэр удивилась тому, что Ренальд едет в тунике, но потом догадалась, что за стенами замка он наденет кольчугу. Без сомнения, он едет сражаться. Клэр испугалась.

— Берегите себя, милорд.

— Вы хотите, чтобы я вернулся цел и невредим?

— Разумеется! — Он протянул к ней руку и тут же опустил ее.

— В этом и заключается наша трагедия, не так ли? — с горькой усмешкой сказал он, поклонился и вышел.

Клэр смотрела ему вслед. Ренальд уезжал на битву без поцелуя, который согревает сердце воина в минуту смертельной опасности, без ласковых слов на прощание. Клэр тихо произнесла их ему вослед.

Она предполагала, что такой поход неопасен для Ренальда, но не могла избавиться от страха за него и успокоилась, только когда он вернулся. Ренальд сиял от радости.

Она никогда прежде не видела его таким счастливым.

Разве что в день свадьбы.

Впервые она осознала, что он действительно настоящий воин и любит сражаться, а она заставляет его притворяться, вынуждает жить чужой жизнью.

Спустя какое-то время Ренальд пришел к ней. Он вымылся и переоделся — никаких следов крови, запаха металла, радостного блеска в глазах.

— Все благополучно устроилось, миледи.

— Что там произошло? — спросила она, преисполнившись решимости смириться с его воинственной натурой.

— Так, пустяки, — уклонился он от ответа и заговорил о хозяйственных делах.

Раньше она стала бы настаивать на своем, но теперь не видела такой возможности. Подробности о походе Клэр почерпнула из другого источника. Люди откровенно гордились своим хозяином, бесконечно прославляя его смелость. Говорили, что он собственноручно убил главаря, после чего бандиты разбежались, как зайцы. Многих удалось взять в плен.

— Ну? — спросила бабушка за обедом в отсутствие Ренальда. — Грех не держаться за такого мужчину?

— Грех, — согласилась Клэр. — И только.

Она провела множество бессонных ночей в раздумьях и внутренних терзаниях, но так и не смогла разрешить основную проблему. Ее отец бросил вызов Генри Боклерку, обвинив его в узурпаторстве, и заплатил за это своей жизнью. В этом таилась глубокая несправедливость.

Ренальд, между тем, так тщательно оберегал ее от всего связанного с ежедневными тренировками, что Клэр вспоминала о них только тогда, когда кто-то из его людей садился за стол со свежей царапиной или шрамом. Впрочем, она никогда особенно не беспокоилась. Но вот однажды в зал, прихрамывая, вошел Томас.

— Пустяки, — пробурчал он, уворачиваясь от нее.

— Что пустяки? Что с тобой случилось?

— Лорд Ренальд велел не беспокоить тебя…

— Вот как? И что же?

— Я поранил ступню…

Клэр схватила его за рукав и потащила в комнату, где хранились лекарственные травы и прочие снадобья.

— Рану надо обработать, чтобы не было нагноения.

— Он рассердится! — попытался возразить Томас, но Клэр усадила его на скамейку.

— Я скажу ему, что ты ни в чем не виноват. Показывай ногу.

Тяжело вздохнув, Томас стащил башмак и чулок, под которым оказалась повязка. Размотав бинт, Клэр обнаружила огромный рубец, который уже начал подсыхать.

Клэр нанесла целебную мазь на новую повязку и снова обмотала ногу Томасу.

— Через пару дней покажешь мне ногу. А если будет болеть…

Томас натянул чулок и башмак и бросился вон из комнаты.

— Только не говори лорду Ренальду, что я рассказал тебе про рану!

Клэр стала убирать лекарства в шкафчик, размышляя о том, что, если она действительно хочет защитить брата, ей следует во всем положиться на Рональда. Она могла бы солгать ему. Притвориться, что ее ничто не беспокоит.

Нет. Это снова шепчет коварный змий-искуситель, предлагает сочное, сладкое яблоко.

По крайней мере в ее силах решить простую проблему: надо взять в свои руки врачевание раненых.

Клэр нашла Ренальда на конюшне. Заметив ее, Зигфрид глазами указал на нее хозяину. Во взгляде Ренальда тотчас полыхнуло пламя страсти. Клэр вдруг поняла, что с тех пор, как заступалась за Джоша, у нее ни разу не было повода искать встречи с Ренальдом.

Однако подойдя к ней, он уже полностью владел собой.

— Хотите поговорить со мной, миледи?

— Что случилось с Алданом? — Клэр растерялась и завела разговор на другую тему.

— С кем?

— С отцовским конем.

— Король взял его себе, — болезненно поморщился Ренальд. — Это его право, а конь ему очень понравился. Но вы пришли не для того, чтобы узнать про Айдана, не так ли?

— Вы правы, милорд. Я понимаю, у вас создалось впечатление, что мне не хочется быть свидетельницей ваших военных тренировок. Однако вы впадаете в крайности, стремясь оградить меня от них.

— В крайности?

— Я имею в виду ранения. Мне действительно неприятно смотреть, как вы размахиваете мечами, но мой долг заботиться о раненых.

— Томас!.. — вымолвил он, и его брови взметнулись вверх. Этот до боли знакомый мимический жест, которого она так давно не видела, поразил ее в самое сердце. — Его рана гноится?

— Нет, но по чистой случайности. И не думайте, что он прибежал ко мне жаловаться. Просто я заметила, как он хромает.

— Простите, если этим я доставил вам огорчение.

Пропасть, которая пролегла между ними, неожиданно уменьшилась. Это было опасно, — что подтверждало учащенное биение ее сердца, — но Клэр не сдалась.

— Мне бы хотелось, чтобы вы присылали ко мне своих людей, если они пострадают во время учебного боя.

— А что, если ранят меня? — вкрадчиво поинтересовался Ренальд.

— Разумеется, я окажу помощь и вам, — с притворным спокойствием ответила Клэр. — Если, конечно, вы не возражаете.

60
{"b":"3460","o":1}