ЛитМир - Электронная Библиотека

— Наоборот. Вы подстрекаете меня к неосторожному обращению с мечом.

— Перестаньте! — воскликнула она и добавила, отступая назад: — Не надо, Ренальд. И без того риск слишком высок.

Ренальд, конечно, к ней не пришел, но его люди вереницей потянулись залечивать свои раны.

Уже этим вечером Клэр накладывала припарки к чьей-то распухшей коленке, на следующей день врачевала воспаленный глаз. Только теперь она поняла, что Ренальд не позволял раненым солдатам возвращаться в замок, чтобы не травмировать ее. Они жили в деревенской хижине до полного выздоровления.

Поток раненых не прекращался. И вот однажды на пороге ее комнатки, где хранились лекарственные травы и прочие снадобья, появился Ренальд. При виде его сердце замерло у нее в груди. Но оказалось, что лорд привел своего солдата.

— Рана от удара мечом, — сообщил Ренальд, усаживая солдата на скамейку. — Давняя.

Клэр увидела грязную повязку на распухшем бедре.

— Мне кажется, мы с вами договорились! — сердито заметила Клэр. — Почему вы не прислали его ко мне раньше?

— Я не виноват. Он скрывал свое ранение.

Клэр покачала головой и стала отдирать повязку.

— Вы же могли потерять ногу! — набросилась она на пожилого солдата. — Или даже умереть!

Он виновато опустил голову. Клэр взяла нож, чтобы прочистить рану, и заметила, что Ренальд подступил ближе.

— Вы мне не доверяете? По-вашему, я сама не справлюсь?

— Полностью доверяю. Но если человек настолько глуп, чтобы скрывать рану, он может оказаться еще глупее, чтобы защищать ее от постороннего вмешательства.

При первом же прикосновении лезвия, хотя Клэр не успела еще ничего счистить, солдат дернулся. Ренальд подошел ближе и стал держать его. Но даже после этого им пришлось выдержать отчаянное сопротивление. Клэр окончательно выбилась из сил к тому моменту, когда полностью закончила чистку.

Более того, процесс промывания раны спиртом и травяной настойкой превратился в настоящий рукопашный бой между мужчинами. Ренальд был сильнее и быстро подмял под себя соперника, но тот все же успел опрокинуть на Клэр бадью грязной воды.

Когда рана наконец была промыта и перевязана чистым бинтом, Клэр почувствовала себя разбитой. Пот градом катился с нее. Их пациент, напротив, притих и лежал на полу неподвижно. Как только Ренальд выпустил его, он поспешно натянул штаны, извинился перед ними обоими и опрометью бросился вон из комнаты.

— Ну и ну! — сказала Клэр, оправляя тунику и утирая со лба пот чистым полотенцем. — Зачем ты держишь у себя в войске такого труса?

— Рольф — один из самых храбрых моих солдат, — ответил Ренальд. — Он хладнокровно проливает кровь в бою и, кажется, вообще не чувствует боли. Мне приходится приглядывать за ним во время учебных сражений, потому что он быстро заводится и теряет голову. Я был поражен…

Тон его голоса показался Клэр странным. Она взглянула на него и увидела, что он просто ест ее глазами: тонкая летняя туника, намокнув от пота, обрисовывала все ее выпуклости. Ей казалось, что она слышит его сбивчивое дыхание.

Понимая, что играет с огнем, но будучи не в силах сдержаться, Клэр сделала шаг ему навстречу.

Ренальд круто повернулся и быстро вышел из комнаты, хлопнув дверью.

Клэр перекрестилась. Матерь Божия, защити их обоих!

Так не могло продолжаться до бесконечности. Клэр переоделась и отправилась к себе, чтобы написать второе письмо епископу. Первое было отправлено две недели назад, их месячный срок уже истекал. На этот раз Клэр не знала, как отправить письмо, и решила обратиться к брату Нильсу. Монах не мог скрыть удивления:

— Он прекрасный человек, леди!

— Я знаю. Пожалуйста, отправьте мое письмо поскорее.

Нильс задумчиво посмотрел на пергамент, свернутый в трубку, и отправился искать лорда Ренальда. Он нашел его в саду. Ренальд сидел на скамье, обхватив голову руками.

Нильс осторожно кашлянул. Ренальд поднялся и, тяжело вздохнув, спросил:

— Что там еще?

— Леди Клэр попросила меня отправить письмо. К епископу, — набравшись смелости, вымолвил монах.

— Понятно.

— Отправить его, милорд? — спросил Нильс, не дождавшись распоряжений хозяина на этот счет.

— Да, конечно.

Нильс не понимал, почему Ренальд вдруг перестал бороться за Клэр. Почему не пустит в ход все свое обаяние и не завоюет ее сердце окончательно? Монах давно наблюдал за ними и видел, как они слоняются по Саммербурну, неприкаянные, словно осенние листья, сорванные ветром с дерева. Они почти сталкиваются, но никогда не прикасаются друг к другу.

— Хотите, я прочту вам письмо, милорд?

— Нет! — твердо произнес Ренальд. — Отправь письмо, Нильс, а потом найди записи в хозяйственной книге о шерстяной фабрике в Дорчестере. Сдается мне, она может давать более солидную прибыль.

Нильс сокрушенно покачал головой и отправился выполнять распоряжения.

Глава 18

Отправив письмо епископу, Клэр поняла, что теперь необходимо позаботиться о безопасности своей семьи. Она спокойно отправилась в Сент-Фрайдсвайд — Ренальд уже перестал следить за ее перемещениями.

Иногда в минуты слабости ей хотелось, чтобы Ренальд проявлял к ней больше интереса. Лежа по ночам без сна в своей постели, она мечтала, чтобы он соблазнил ее. Как бы ей хотелось оказаться прикованной к нему против своей воли!

Стараясь не думать о своем последнем визите в монастырь, Клэр постучала в двери и попросила о встрече с матерью Уинифред. Ее проводили к ней в кабинет.

— Преподобная мать, — начала Клэр, присаживаясь. — Я хотела бы знать, сможете ли вы приютить у себя моих мать, бабушку и теток.

— Христианское милосердие велит нам предоставлять убежище каждому, кто в нем нуждается, леди Клэр, — ответила та.

— А что, если они придут с пустыми руками?

— Ну, это создает определенные трудности. Наши средства ограниченны, а нужды бедняков огромны. Мы не в состоянии прокормить много бездельников.

— Я уверена, что они могли бы работать, если вы найдете им занятие, достойное благородных дам.

— Такой работы у нас практически нет.

— Единственное, что они могут с собой привезти, — это золотой кубок, осыпанный драгоценными камнями. Он очень дорогой, — предвидя такой ответ настоятельницы, предложила Клэр.

— Вот как? А он принадлежит им? Если вы просите приюта для своей семьи, значит, намерены расторгнуть брак, леди Клэр? В таком случае, насколько я понимаю, ни у вас, ни у ваших родственников гроша ломаного не будет за душой.

— Лорд Ренальд подарил мне этот кубок. Без всяких условий. Он мой. Если нужно, лорд подтвердит это.

— Он благородный и щедрый человек, — заметила монахиня, скрестив руки. — Почему же вы не хотите сохранить этот брак?

— Вы же сами называли его убийцей, — растерялась Клэр.

— Большинство мужчин такие. Если женщина хочет выйти замуж, у нее нет шансов найти ангела во плоти.

— Но у женщины есть право не хотеть себе в мужья убийцу своего отца.

— Согласна. Вы тоже придете в монастырь?

— Нет, преподобная мать. — Клэр поднялась. — Я не могу оставаться рядом с Саммербурном. Мы с братом отправимся во Францию — к родственникам матери. Я устрою его судьбу и пойду в монастырь. Если мать и тетки поедут с нами, что ж, пусть едут. Но леди Агнес не перенесет такого тяжелого путешествия.

— Леди Агнес не захочет здесь остаться, — усмехнулась настоятельница. — Но можете не сомневаться, в монастыре она получит необходимый уход. Здесь ее примут с радостью.

— Спасибо, — кивнула Клэр.

— Ты выбрала нелегкий путь, дитя мое, — поднялась следом мать Уинифред. — Я буду молиться за тебя.

Весь обратный путь Клэр думала о том, насколько ей было бы легче, если бы все уже было позади и им не нужно было бы снова встречаться.

В тот вечер Ренальд вдруг сказал:

— Я слышал, ты писала епископу.

— Если честно, то дважды. Эйдо увез первое письмо больше двух недель назад, — призналась она.

61
{"b":"3460","o":1}