ЛитМир - Электронная Библиотека

— Ты не получила ответа?

— Еще нет. Поэтому я написала еще раз.

— А что, если епископ ответит положительно?

— Тогда все наконец устроится, — как можно равнодушнее ответила Клэр.

— А если он откажет тебе?

Клэр отвернулась. Она не знала ответа на этот вопрос.

— Если епископ откажет, тебе придется просить короля, Клэр.

— Ты думаешь, он согласится?

— Вполне возможно. У тебя достаточно оснований для такой просьбы. И еще… я готов присоединить к твоему прошению свое.

— Ты хочешь?.. — изумленно вымолвила Клэр.

— Нет, — с улыбкой ответил он. — Никогда. Но не могу же я заставить тебя любить себя силой!

— Тогда ночью… — начала Клэр, но вовремя осеклась.

— Я знаю.

Они остались сидеть рядом. Молча. Разделенные пропастью.

На следующий день прибыл гонец от епископа. Клэр дрожащими от волнения руками развернула пергамент. Она получила отказ.

Невероятно, но Клэр испытала огромное облегчение.

— Скажи мне, что в письме?

Она вздрогнула от неожиданности, потому что Ренальд никогда не переступал порога ее комнаты.

— Мы спали в одной постели, поэтому епископ считает наш брак состоявшимся, — ответила Клэр, стараясь отогнать воспоминания.

— Весьма неблагоразумно с его стороны. Тебе надо настаивать на освидетельствовании.

— Он пишет об этом, — раздраженно отозвалась Клэр. — Но утверждает, что брак считается состоявшимся уже при соприкосновении обнаженных тел.

— Возможно, король сумеет заставить его изменить свое мнение. Наш месяц почти подошел к концу.

Клэр прекрасно помнила об этом. Ее раздирали противоречивые чувства: желание поскорее расстаться с Ренальдом и страх потерять его навсегда.

— Значит, мне нужно написать королю?

Ренальд помедлил с ответом, и Клэр удивленно взглянула на него.

— Мы приглашены ко двору, — сказал он. — Сегодня утром я получил послание от короля.

— В Лондон? Но зачем?

— В Кэррисфорд, там сейчас находится двор. Король узнал о нашем обете и хочет благословить его завершение.

— Что же нам теперь делать? — в страхе зажала рукой рот Клэр.

— Я должен подчиниться приказу, и ты тоже, поскольку ты — моя жена. Но сможешь ли ты, представ перед королем, удержаться от высказывания мятежных мыслей?

— Нет! — с горечью в голосе воскликнула она. — И с какой стати я должна это делать? Он убил своего брата. Украл корону Британии. Использовал тебя, чтобы убить моего отца за то, что тот сказал правду. И все это привело к…

Молниеносно бросившись к ней, Ренальд поставил ее на колени и с силой надавил на плечи.

— Вот к чему это привело, — спокойно вымолвил он.

Клэр испуганно подняла на него глаза.

— Итак, — продолжал Ренальд, — пришла пора преподать тебе урок страха. Запомни, Генри Боклерк — король Англии, признанный лордами и церковью. Он имеет право предать смерти тебя, меня — любого своего подданного.

— Но на законном основании, — упрямо заявила Клэр.

— На законном основании он может наказать тебя за то, что ты только что сказала. Может заточить тебя в Башню, выпороть плетьми, выколоть глаза и вырвать язык. — Ренальд обхватил ее за горло и слегка сжал. — Я не хочу для тебя такой же судьбы, какую выбрал твой отец.

Клэр судорожно сглотнула. Она задыхалась, но не от страха и не от того, что Ренальд слишком сильно сжал ей горло, а от нахлынувшей вдруг жалости к отцу и любви к своему мучителю.

— Я не могу покориться Генри. Лучше я останусь дома.

— Отказ выполнить королевский приказ — тоже мятеж.

— Тогда, похоже, я обречена… — всхлипнула Клэр.

— Если ты не поклянешься вести себя при дворе должным образом, я позабочусь о том, чтобы ты просто не добралась туда, — отозвался Ренальд.

— Ты запрешь меня? — с робкой надеждой спросила Клэр. Конечно, основная проблема таким образом не снималась, но если Ренальд поедет ко двору один, возможно, ему удастся убедить короля…

Ренальд помог ей подняться.

— Твои люди наверняка освободят тебя.

— Тогда что ты сделаешь?

— Сломаю тебе ногу, — ответил он спокойно.

— От переломов умирают! — в страхе вымолвила Клэр, не веря своим ушам.

— И все же у тебя будет больше шансов выжить, чем если ты отправишься ко двору и бросишь вызов Генри Боклерку. Итак, что же ты решила?

— Ты хочешь, чтобы я решила это прямо сейчас? — поинтересовалась Клэр, потирая ноющее горло.

— Если мы едем вместе, то отправляемся на рассвете. Я хочу проделать весь путь за день.

— Дай мне подумать. Значит, я не должна оспаривать право Генри Боклерка на трон?

— И не обвинять его в убийстве отца. Твоего обещания мне недостаточно. Поклянись! — Ренальд достал из ножен меч и протянул его Клэр. — Поклянись на кресте рукоятки, на священном камне из Иерусалима.

— Или ты сломаешь мне ногу? Каким образом?

— Ты сомневаешься в том, что я способен на это?

Нет, в этом Клэр не сомневалась. У Ренальда хватит сил расправиться с ней.

Она перевела взгляд с иерусалимского камня на лицо Ренальда, которое, казалось, вмиг окаменело от непреклонной решимости осуществить свою угрозу. Господи, как они дошли до этого?

Любовь довела их до такого состояния. Ее любовь к отцу, которая мешала ей отдаться убийце. Ее любовь к Ренальду, которая казалась ей греховной, слишком желанной и поэтому недопустимой. Его любовь к ней и готовность причинить боль во имя ее спасения.

Поистине гордиев узел.

— Обещаю! — решилась наконец она, торжественно положив руку на рукоять меча. — Во время нашего пребывания при дворе я не стану подвергать сомнению право Генри Боклерка на трон и не стану обвинять его в убийстве отца.

Ренальд закрыл глаза. Когда он открыл их, Клэр увидела, что они повлажнели. Слезы? Разве волк может плакать?

Но он не был волком. Он был человеком, которого она любила.

— Спасибо, — сказал Ренальд и убрал меч.

— Я все же должна буду просить короля о расторжении брака.

— У тебя осталось два дня, чтобы принять окончательное решение.

— Что может измениться за два дня?

— Всегда можно молиться о чуде, — улыбнулся он. Клэр вышла из комнаты, размышляя над его словами. Молиться. Разве убийцы молятся? Впрочем, по воскресеньям он никогда не устраивает учебных сражений. Как же она раньше об этом не подумала!

― Клэр!

Она обернулась на окрик и увидела своих теток.

— Вот, — сказала Фелиция и протянула потерянный дневник.

— Где ты взяла его? — радостно воскликнула Клэр.

— В куче запасных досок, на которых режут хлеб. Наверное, ты оставила его на кухне по рассеянности. Пора тебе серьезнее относиться к жизни, Клэр. Хотя все мозги у тебя сейчас сосредоточены между ног.

— О, Фелиция… — пробормотала Эмис.

Клэр не обратила внимание на замечание Фелиции и убедилась, что с дневником все в порядке.

— Я совсем не легкомысленно отношусь к книгам, Фелиция. Наверное, Эйдо подбросил его, когда приезжал в последний раз.

— Как тебе могло такое прийти в голову! С чего ты взяла? — усмехнулась Фелиция.

— Эйдо не захотел признать, что кто-то из его людей украл дневник. Спасибо, что нашла его, Фелиция. Хотя работу мне придется отложить до следующих праздников. Король пригласил нас ко двору в Кэррисфорд.

— Нас? — переспросила Фелиция, выпрямившись, как струна.

— Нас с Ренальдом, — небрежно подтвердила Клэр. — Я хочу попросить вас присмотреть за хозяйством, пока мы будем в отъезде.

— Вот еще! — пожала плечами Фелиция. — Чего ради?

В ответ раздался голос Ренальда, который тихо подошел и встал за спиной у Клэр:

— Ради христианского милосердия, леди Фелиция. Уверен, что в следующий раз, когда нас пригласят ко двору, мы сможем взять вас с собой.

— Это только в том случае, если вы с Клэр останетесь мужем и женой, — зло сощурилась Фелиция. — Или она передумала? В конце концов решила, что смерть отца ничего не значит?

— Фелиция!

— Ты притворяешься благородной и честной, а на самом деле хочешь того же, что и все. Я подозреваю, что ты хотела его с самого начала.

62
{"b":"3460","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
День коронации (сборник)
Пустошь. Возвращение
Airbnb. Как три простых парня создали новую модель бизнеса
Черный клановец. Поразительная история чернокожего детектива, вступившего в Ку-клукс-клан
Исцеление от травмы. Авторская программа, которая вернет здоровье вашему организму
Иллюзия греха. Разбитые грёзы
Развивающие занятия «ленивой мамы»
В глубине ноября
Что скрывает кожа. 2 квадратных метра, которые диктуют, как нам жить