ЛитМир - Электронная Библиотека

И все же Эйдо может потребовать поединка с тем, кто его обвинил. Но кто, кроме Ренальда, может сделать это? А Ренальд сказал, что молит Бога о том, чтобы никогда больше не драться на таком поединке.

И потом, вдруг они с Фелицией ошибаются?

Тогда Ренальд погибнет.

— Ну что, ты согласна?

— А вдруг мы ошибаемся и Эйдо невиновен?

— Тогда рана зарастет и в реке он не потонет.

— Нас могут привлечь к суду за клевету. Тогда мы сами будем вынуждены пройти испытание.

— У нас слишком много оснований для подозрений. Вряд ли они окажутся ложными, — твердо заявила Фелиция.

— Если дело дойдет до испытания, Эйдо может выбрать поединок. А если мы ошибаемся, его противник погибнет. — Клэр высказала мысль, которая не давала ей покоя.

— Но мы не можем ошибаться! — воскликнула Фелиция, которая всегда была уверена в собственной правоте.

— Надо все как следует обдумать. И потом, Эйдо все равно здесь нет.

— Он здесь, — прищурилась Фелиция. — Я попросила его проводить меня. Он был рад возможности приехать сюда, чтобы выказать свое почтение человеку, которого когда-то считал братоубийцей и узурпатором.

Вскрикнув от ужаса, Клэр вперила взгляд в алтарь, на котором горела свеча: «Прошу тебя, Боже, укажи мне верный путь, чтобы не осудить безвинного и не послать на смерть моего мужа!»

У них был выбор. Они могли пойти к Эйдо и прямо высказать ему свои подозрения. Клэр могла бы пообещать не раскрывать его преступлений, если он раскается и не будет больше грешить. В сущности, Эйдо — неплохой человек, только трусливый и от страха способный на безрассудство. Клэр вспомнила, как он искренне скорбел о смерти отца, как проклинал свою судьбу. В чем-то они с отцом очень похожи.

Но бешеная собака, загнанная в угол, начинает кусать всех подряд.

Может, ей самой убить его и спасти таким образом Ренальда от участия в поединке? Однако это было бы настоящим преступлением, пусть и совершенным из благих побуждений. Она не вправе взять на себя роль Господа в восстановлении справедливости.

Итак, самое правильное — это публично обвинить Эйдо и положиться на волю Господа.

Клэр обернулась к Фелиции, которая терпеливо ждала решения племянницы. Не зря же она сюда приехала! Конечно, Фелиция хотела попасть ко двору, но кроме того, она гордилась собой, проявив сообразительность. Не исключено, что ее беспокоила судьба Клэр и она действительно стремилась спасти ей жизнь.

Пусть бы уж Эйдо оказался злодеем, которого следовало стереть с лица земли. Потому что если это не так, то Клэр возьмет грех на душу, оклеветав его. Да еще подвергнет опасности Ренальда. Конечно, во имя собственного спасения и восстановления справедливости, но тем не менее…

— Ну? — спросила Фелиция. — Я вижу, что ты уже десять раз все обдумала. И что же решила?

— Надо рассказать все Ренальду.

— А потом, наверное, королю. — Фелиция с улыбкой представила себе, как король Англии будет поражен ее отвагой и красотой.

На помосте, освещенном лучами восходящего солнца, собрались хмурые мужчины, а также Клэр и Фелиция. Их призвали сюда как главных обвинителей. Ренальд пытался взять эту роль на себя, но король воспротивился. Никакого наказания леди из Саммербурна не понесут, если их обвинения основаны на истине, но любой обвиняемый вправе встретиться лицом к лицу со своим противником.

Фелиция, казалось, с нетерпением ожидала поединка.

Клэр готова была расплакаться от жалости к Эйдо, который, хотя и настаивал на своей невиновности, отказался от испытания наотрез, проявив постыдную трусость.

Ренальд был мрачнее тучи, и Клэр не винила его. Ясно ведь, что ему не хочется принимать участие в том, что ему навязывают. Клэр хотелось обнять Ренальда, утешить его, но они не виделись со вчерашнего вечера. Поединок считался делом священным, поэтому воины целый день провели в уединении, молясь о том, чтобы Господь придал им силы и восстановил справедливость.

Сердце Клэр сжалось, когда она вспомнила о том, каким увидела Ренальда впервые в жизни. После ночи скорби по убитому им лорду Кларенсу и длительного путешествия в непогоду он предстал перед семьей своей жертвы. Почему она не разглядела тогда его душевных страданий?

Она не находила себе места от тревоги. Что, если они ошиблись? Что, если Эйдо невиновен?

Клэр поделилась своими страхами с Ренальдом.

— Ерунда! То, что он виновен, у него на лбу написано.

— Но у нас нет полной уверенности. Я умру, если он победит.

Ренальд рассмеялся и прижал ее к себе.

— Если ты не веришь в меня, верь в Бога. Он не допустит, чтобы на поединке чести погиб невиновный.

Его вера поразила и пристыдила Клэр. Она вмиг успокоилась и опустилась в кресло на помосте.

Она с трудом перенесла поединок, который рыцари устроили для развлечения. Теперь ей предстояло присутствовать при настоящем бое, который приведет к смерти одного из участников.

Наконец воины вошли в круг, и сердце замерло у нее в груди. Фитцроджер сел рядом с ней и взял ее за руку, чтобы хоть как-то поддержать. Клэр хотелось припасть к его плечу, но она должна была держаться достойно ради благополучия Ренальда.

Вооруженные рыцари окружили поле боя живой стеной. По приказу короля зрителей на поединок не допустили.

Теперь Ренальд вновь превратился в безжалостного волка. Господи, и зачем она толкнула его на это?

Эйдо вынужден был принять вызов, в противном случае его ждало бы изгнание. С отчаянием тонущего человека Эйдо схватился за единственную возможность сохранить свое положение.

Он был бледен, его глаза испуганно шарили по сторонам в поисках спасения. Клэр жалела его и его семью. А каково Ренальду драться с трусливым противником?! Это все равно что сворачивать шею гусю.

А вдруг они ошиблись и Эйдо с Божьей помощью победит?

Соперники остановились перед королем. Вперед вышел глашатай.

— Лорд Эйдо, шериф из Дорсетшира, призванный именем короля хранить закон и порядок, обвиняется в убийстве своего слуги Грегори и Ульриха из Саммербурна, а также в попытке убийства леди Клэр из Саммербурна и в лесном разбое. Лорд Эйдо, шериф из Дорсетшира, каков будет ваш ответ?

— Невиновен, — хрипло отозвался тот.

— Кто выступит со стороны обвинения?

— Я, лорд Ренальд из Саммербурна, — твердо отозвался Ренальд. — Я требую суда, как господин Ульриха и законный супруг леди Клэр.

— Вы оба призываете в свидетели Господа? Согласны ли вы стать Его орудием в установлении справедливости?

― Да!

— Да. — Ответ Эйдо прозвучал неуверенно, почти безнадежно. Это, безусловно, являлось доказательством его вины.

Господи, только бы все поскорее кончилось! В круг вышел священник и протянул воинам крест для поцелуя, после чего окропил их святой водой и прочитал молитву. Когда священник благословлял их, Эйдо заметно вздрогнул.

— Пусть Господь своей волей установит справедливость! — сказал король и взмахнул рукой, отдавая приказ начать поединок.

Рыцари обнажили мечи и шагнули навстречу друг другу. Довольно долго ничего не происходило. И вдруг колени у Эйдо подогнулись, и он выронил и щит, и меч.

Что это, мольба о пощаде? Но в таком поединке пощады быть не может!

Подойдя к шерифу, Ренальд ударом меча снес ему голову с плеч.

Клэр в ужасе смотрела на обезглавленное тело, лежащее в луже крови. Ренальд отдал свой меч Джошу, чтобы тот его почистил, и направился к королевскому трону, перед которым опустился на колено.

Король поднял Ренальда с колен и поцеловал его.

— Мы благодарим вас за службу и защиту справедливости! — С этими словами он покинул помост в сопровождении знатных лордов.

Фитцроджер за руку подвел Клэр к Ренальду, который вовсе не выглядел счастливым.

— Я хочу достать себе такой же меч, — сказал он Ренальду. — А пока провожу леди Фелицию в покои. Значит, ты думаешь, что Уолтер из Дэвентри подойдет?

— Да, он сильный мужчина и фаворит короля. У него есть дети от первого брака, но только девочки. У Фелиции будет шанс родить ему наследника. Он справедлив, но не станет терпеть капризов и глупостей.

75
{"b":"3460","o":1}