ЛитМир - Электронная Библиотека

Его рука скользнула вдоль ее спины, и Порция немного расслабилась, но она не могла понять, как поцелуй может идти от сердца, пока не впитала в себя влагу его рта.

Прошедшим вечером он воспользовался ароматным маслом, чтобы разжечь ее страсть, и это было эротично, но не так сладко, как сейчас. Вкус его слюны был восхитительным. Порция теснее прижалась к нему и, несмотря на кринолин, бархат и шелк их одежды, всем телом ощутила его горячее тело.

Руки Брайта продолжали ласкать ее — голову, шею, спину. Он все теснее и теснее прижимал ее к себе.

— Вы говорили только о поцелуе, — напомнила Порция.

Руки замерли. Оказывается, на него можно воздействовать, и она должна это помнить. Порция часто слышала, что страсть мужчины сильнее, чем женщины; ею нужно управлять.

Порция снова поцеловала Брайта, и ее руки сами собой начали гладить его лицо, шею, голову. Сегодня он был чисто выбрит, и его кожа была совсем гладкой, а волосы из-за пудры не такими шелковистыми, как в прошлый раз, но шея нежной и мускулистой. Порция чувствовала, как под ее пальцами пульсируют жилы, перегоняя кровь Брайта по всему его сильному телу. В ее памяти возник обнаженный торс человека, лежавшего сейчас под ней.

Господи, она совсем позабыла об опасности, которую таит ее собственное тело, забыла, как легко откликается оно на ласку. Еще немного и будет поздно. Порция отпрянула, но Брайт схватил ее и подмял под себя. Порция попыталась вырваться, и шелк платья лопнул.

— Черт возьми, — прошептал Брайт и отодвинул ее немного, чтобы посмотреть, что он наделал.

Порция была удивлена: оказывается, он легко может контролировать свою страсть. Вот только что, а она чувствовала это, он был у последней черты, и вот пожалуйста. Порция прижалась к Брайту и поцеловала его снова.

Рассмеявшись, он ответил на ее поцелуй. Порция тоже начала смеяться, их смех перемежался с поцелуями.

Смеясь, они скатились на пол и продолжали целоваться, катаясь по полу. Их поцелуи были жаркими, влажными, сладкими…

Это было настоящим сумасшествием, но Порция ничего не могла с собой поделать. Его руки забрались к ней под юбку, и она не противилась этому. Они продолжали свое путешествие по ее голому телу, поднимаясь все выше.

— Кузина Порция! — услышала она чей-то испуганный голос. Это был лорд Трелин.

Рука Брайта замерла. Порция заметила, как его глаза стали холодными и настороженными. Он ободряюще улыбнулся ей и помог подняться.

Только сейчас Порция осознала, что она наделала. Как права была ее мать, говоря, что она всегда испытывает судьбу, хочет быть умнее всех, что ее горячность не доведет ее до добра, и вот это случилось. Теперь она потеряла все.

Свидетелями ее позора был не только лорд Трелин, но и стоящая с ним рядом леди Уиллби, и выглядывающие из-за его спины лакей и горничная, глаза которой округлились от ужаса. Через час, а то и меньше весь город будет знать, что здесь произошло.

Порция отвернулась, чтобы спрятать лицо, и уткнулась в грудь Брайта.

— Продолжайте, продолжайте, кузина Порция, — сказал лорд Трелин. — Теперь вы не посмеете утверждать, что лорд Брайт взял вас силой.

Внезапно вспомнив, что лиф ее платья разорван и что вот-вот грудь вывалится наружу. Порция попыталась стянуть края разорванной ткани.

— Я не пытаюсь убедить вас ни в чем, — сказала она. Она отколола брошь и стала скреплять ею разорванное место. Брайт поспешил прийти ей на помощь, но она сердито оттолкнула его. Во всем только его вина. Это он втянул ее в такой позор.

— Мы поговорим обо всем позже, — сказал лорд Трелин ледяным тоном. — Где моя жена?

Вспомнив ситуацию вцелом, Порция не знала, что делать. Ее репутация окончательно погублена, и ей наплевать на Нериссу.

Но дверь соседней комнаты открылась и оттуда появилась Нерисса, свежая и аккуратно одетая.

— Что за шум? — спросила она с любопытством. — Что здесь происходит?

Лорд Трелин повернулся к жене, предварительно бросив настороженный взгляд в комнату, из которой вышла Нерисса.

— Что ты там делала, моя дорогая? — спросил он подозрительно.

— Мне стало немного плохо, Трелин, — ответила та, опираясь на его руку. — От запаха пищи меня чуть не стошнило, поэтому Порция проводила меня сюда. Прошу меня простить, леди Уиллби, что я воспользовалась вашими личными покоями, но мне надо было немного отдохнуть. Вы же знаете мое состояние…

Нерисса бросила на Порцию невинный взгляд.

— Что здесь произошло? — спросила она.

— Я искал тебя, — ответил лорд Трелин, — и застал твою кузину и лорда Брайта в весьма пикантной ситуации. Глаза Нериссы округлились.

— Кузина Порция! — воскликнула она. — Я просто ошеломлена! Лорду Брайту ничего не остается, как только жениться на тебе.

— Ни в коем случае, — заявила Порция.

— Но это же естественно, — заметила Нерисса со всей серьезностью, на какую была способна, — иначе от твоей репутации не останется и следа, даже если ты и боролась с ним, как амазонка.

Порция чуть не задохнулась от возмущения. Она посмотрела на Брайта, ища у него помощи. Он наверняка тоже не желает этого брака.

— Я, естественно, буду счастлив жениться на мисс Сент-Клер, — ответил тот, нюхая табак. — Мы испытываем страсть друг к другу и непременно должны довести дело до конца в более удобной обстановке.

— Право же, — прошептала леди Уиллби.

— Я рад, что все образуется таким чудесным образом! — воскликнул лорд Трелин. — В течение недели мы все устроим.

Порция чувствовала себя так, будто ее затягивает в омут.

— Я не выйду за него замуж! — закричала она. Однако по многозначительному взгляду Нериссы Порция поняла, что ей лучше помолчать и перенести разговор на другое время. У Нериссы нет причин заставлять ее выходить замуж, и после минутного разговора с ней все образуется.

— Мы уйдем незаметно, — сказал лорд Трелин. — Леди Уиллби, распорядитесь, чтобы принесли наши плащи. — Он посмотрел на Брайта. — Так как мисс Сент-Клер — кузина моей жены, я чувствую себя ответственным за ее благополучие. Я хотел бы встретиться с вами завтра, чтобы обсудить детали.

— Я к вашим услугам, лорд Трелин, — поклонился Брайт.

Он повернулся к Порции, все еще пытавшейся сколоть разорванный лиф брошью, и вновь попробовал ей помочь, но та опять оттолкнула его.

— Будь благоразумна, дорогая, — прошептал он с непроницаемым видом, который заставил Порцию решить, что он уже нашел выход из затруднительного положения.

Она сдалась и позволила ему сколоть разорванное платье, стараясь не подавать виду, что ей приятны прикосновения его рук.

Закончив с платьем, Брайт поцеловал Порцию в губы и прошептал:

— Поговорим чуть позже. Спокойной ночи, маленькая распутница.

Отвесив Трелинам шутливый поклон, Брайт вышел из комнаты.

Порция облегченно вздохнула: она не могла трезво мыслить, пока он был в комнате. Сейчас ее голова была ясной, и она начала понимать, что бояться ей нечего.

— Маллорен. — фыркнул лорд Трелин. — Я разочарован в вас, кузина Порция. Вести себя так, находясь под моей протекцией…

Он продолжал отчитывать ее, и Порция, опустив голову, слушала его нотации. Она заслуживала их за свой необузданный нрав, который лишил ее здравого смысла, и за ее страсть заключать пари. Брайт был совершенно прав, сказав, что это у нее в крови. Она должна быть еще счастлива, что так легко отделалась. Все могло быть значительно хуже.

Нотации продолжались и в карете. Всю дорогу лорд Трелин отчитывал ее, и Порция, начав успокаиваться, заметила одну удивительную вещь: ее поведение возмущало его, но в его словах не было настоящей злости, а глаза даже светились радостью.

Нерисса, в свою очередь, прерывая его нотации возгласами возмущения и ужаса, выглядела очень довольной и была похожа на лоснящуюся, ленивую кошечку. Возможно, такой ее сделала встреча с любовником, хотя Порция не бралась это утверждать. Нерисса бросала на кузину возбужденные взгляды.

Но почему позор Порции доставил супругам такое удовольствие?

51
{"b":"3461","o":1}