ЛитМир - Электронная Библиотека

— Ты думаешь, он бросит вызов Брайту? — спросила она. — За то, что тот выкупил меня в борделе? Сомневаюсь.

— Но у нас есть дела и поновее, не так ли? Мы расскажем ему о твоем поведении в доме Уиллби и так все распишем, что ему не останется ничего иного, как вызвать совратителя на дуэль. А уж будь уверена, что его противник превосходно владеет шпагой.

Нерисса посмотрела на Порцию долгим холодным взглядом.

— Ты должна выйти замуж за Брайта Маллорена и вернуть мне мое письмо, иначе ты рискуешь потерять брата. Твой отказ будет его смертным приговором.

— Ты не посмеешь поступить так! — закричала Порция, дрожа от страха.

— Еще как посмею! Я буду вести с тобой скрытую войну. Чувствуя близкую победу, Нерисса опять лениво разлеглась на софе, напоминая сытую хищницу.

— Благодаря тебе Брайт будет тоже втянут в эту дуэль. Пусть ты не любишь его, но ведь ты не захочешь, чтобы и его жизнь лежала на твоей совести?

— А если я раздобуду это письмо каким-нибудь другим способом, ты изменишь свои планы?

— О нет. Я должна до конца довести свою месть. Нерисса поднялась и расправила юбки, обдав Порцию запахом «Отто оф Розез», от которого у нее закружилась голова.

— В среду ты выйдешь замуж за Брайта, Ипполита. У тебя нет времени для побега. А сейчас мне надо идти. У меня слишком много дел перед твоей свадьбой и слишком мал срок.

Дверь за Нериссой захлопнулась, и Порция застыла на месте, как изваяние. Дела зашли слишком далеко. Она сама может вынести все, что угодно, но она не должна подвергать риску жизнь Оливера или Брайта. Петля затянулась, и у нее не осталось надежды.

Брайт завтракал, размышляя над тем, как обстоят его дела с Порцией Сент-Клер. Он уже давно решил, что завоюет руку и сердце амазонки, и вот теперь они должны пожениться. Но брак одно, а ее сердце — совсем другое.

У Брайта не было уверенности, что брак с Порцией поможет ему завоевать ее сердце, так как при последней встрече она выглядела весьма встревоженной и перспектива стать его женой, казалось, совсем не радовала ее. Если бы в то время у нее в руках был пистолет, она бы, пожалуй, не задумываясь, пристрелила его.

Наливая вторую чашку кофе, он улыбался, вспоминая Свою столь экзальтированную амазонку. Прошедший вечер доказал, что она так же несдержанна в любви, как и в гневе, и он не должен позволить ей сжечь его дотла.

В комнату вошел Ротгар в сопровождении Боудикки, которая сразу же подбежала к Зенону и разлеглась рядом с ним у камина.

— Чему ты так радуешься? — спросил Ротгар. Брайт постарался придать лицу серьезное выражение.

— Я радуюсь своей судьбе. Ты можешь поздравить меня, Бей, — я женюсь.

Рука Ротгара с ложкой, которой он накладывал себе да тарелку еду, застыла в воздухе.

— Могу поздравить, а могу и нет. На ком? Брайт удивился такому поведению брата, но спокойно ответил:

— Сомневаюсь, чтобы ты знал ее. Это мисс Порция Сент-Клер из Оверстеда, Дорсет.

Темные глаза Ротгара несколько минут изучающе смотрели на брата.

— Кузина Нериссы Трелин, — сказал он, продолжая наполнять тарелку.

— Черт возьми, откуда ты ее знаешь?

— Меня представили ей вчера вечером. Невысокого роста, стройная, рыжеволосая. Прямо скажем, не в твоем вкусе.

Ротгар сел за стол.

— Это должно тебя порадовать, так как ты неодобрительно относился ко всем предыдущим претенденткам на роль моей жены.

— Все зависит от причин, какими ты руководствуешься, вступая в брак. С некоторых пор я стал сторонником брака по любви.

— Должен ли я пожелать тебе счастья? — рассмеялся Брайт.

— Пока только относительно. У меня еще нет невесты. Почему ты женишься на Порции Сент-Клер?

— Это не твое дело, — вполне дружелюбно ответил Брайт.

Ротгар помолчал и потом продолжил:

— Ты прав. Тогда скажем так: когда ты женишься на ней? Я интересуюсь этим только с практической точки зрения.

— Не знаю точно, но скоро.

— Ах так, — произнес Ротгар многозначительно, удивленно изогнув брови.

Брайт чувствовал себя, как напроказивший школьник.

— Я не лишал ее девственности, Бей. Ну мы немного…

— И этого оказалось достаточно, чтобы жениться. Пусть будет так. Честь прежде всего. Я полагаю, что Эльф захочет приехать, чтобы оказать уважение твоей девочке.

— Этой девочке уже двадцать пять лет.

— Неужели? Она выглядит гораздо моложе. И все же она нуждается в поддержке и уважении, а я сомневаюсь, что Трелины будут для нее хорошей опорой. Ты не хочешь, чтобы на свадьбу приехала твоя сестра?

— Я буду в восторге. Но почему не созвать весь клан:

Бренда, Сина, Честити, Хильду и Стина вместе с их семьями? — с раздражением спросил Брайт.

— У Сина и Честити сейчас медовый месяц, а для Хильды и ее семьи это слишком далекие поездки. Я, Бренд, Эльф и еще несколько дальних родственников, которые сейчас в городе, достойно представим семью. Все будет очень респектабельно.

— Навряд ли Маллорены, собравшись вместе, создадут ауру респектабельности.

— По крайней мере это положит конец слухам, и многим придется прикусить злые языки. Ты решил что-нибудь с поместьем Кенделфорд?

— Нет, спасибо, — ответил Брайт, сжав губы.

— Тебе нужен дом. — Темные глаза Ротгара пытались поймать взгляд Брайта.

— Разве мы не сможем остаться здесь или в аббатстве?

— Конечно, можете.

— Тогда мы и будем жить здесь до тех пор, пока я не смогу купить свой собственный дом.

— Ты говоришь, как настоящий буржуа, — задумчиво произнес Ротгар.

Брайт поднялся и вышел из комнаты. Зенон тотчас же последовал за ним.

Выйдя за дверь, Брайт моментально пожалел, что не принял предложение Ротгара. Глупо было отказываться от предложения брата купить ему поместье. Своей работой за последние годы он значительно увеличил состояние семьи Маллоренов, не получая за это никакого вознаграждения дополнительно, а только ту часть, что полагалась всем младшим братьям.

По праву собственности все состояние принадлежало исключительно одному Ротгару. Отец оставил своим дочерям приданое, а законную часть наследства своей второй супруги распределил между ее тремя сыновьями — Брайтом, Брендом и Сином., Каждой части наследства было достаточно, чтобы начать свое дело в любой области, которую они выберут, но совсем недостаточно, чтобы жить в праздности всю оставшуюся жизнь.

Основная часть собственности отошла, конечно, новому маркизу Ротгару, который, однако, не использовал ее только для своих собственных целей. Он решил, что они будут приумножать собственность трудом всех братьев и каждый из них будет получать от нее солидный доход.

Ротгар нашел для них занятия, сообразуясь с их дарованиями. Брайт с радостью согласился заниматься финансами и инвестициями. Бренд, чей талант лежал в практической плоскости, стал управлять поместьями, которых насчитывалось больше двадцати. Самый младший брат, Син, должен был изучать право.

Син, однако, нарушил планы Ротгара и стал военным. Такой поступок Сина кое-чему научил старшего брата: он, к счастью, понял, что не все зависит только от его желания.

Син взял свою долю наследства, доставшуюся ему от матери, но отказался от дальнейшей финансовой поддержки. Однако его доля прибыли от семейного бизнеса непрерывно росла и ждала его. Если он никогда не воспользуется ею, то она по наследству перейдет к его детям.

Хильда и Эльф также имели небольшой доход.

В целом Брайт одобрял решение Ротгара, но ему не нравилось, что он Находился в постоянной финансовой зависимости от него и был, по сути, у него на содержании. Он сам виноват, что не может купить поместье Кенделфорд: не следовало так беззаботно транжирить деньги. Но ничего не поделаешь — придется смириться и с этим. В конце концов, не все мечты сбываются сразу. На данное время достаточно и того, что у него есть Порция.

Брайт поднялся к себе в комнату, чтобы переодеться для встречи с Трелинами. Надо, чтобы все прошло честь по чести. Пока слуга пудрил его, Брайт пытался решить вопрос, который мог возникнуть в сложившейся ситуации.

54
{"b":"3461","o":1}