ЛитМир - Электронная Библиотека

Брайт нежно поцеловал ее.

— Когда Ротгар берет бразды правления в свои руки, то лучше подчиниться ему, — сказал он. — Никто не обидит тебя. Идем, я отведу тебя в комнату Эльф.

Он повел ее по дому в другой коридор. Прохлада дома отрезвила Порцию. Она с грустью поняла, что действительно сожгла все мосты и вынуждена выйти замуж за Брайта, который очень нравился ей, но все равно оставался Игроком.

Брайт привел ее в спальню, стены которой были отделаны бледно-зеленым шелком. Порция увидела на кровати свое второе нарядное платье из кремового шелка со стеганой юбкой.

Окупит ли в будущем страсть в постели ее постоянную тревогу и неизбежные ссоры? — спрашивала она себя.

— Возможно, мне не обязательно быть на вечере, чтобы положить конец сплетням? — закинула она удочку, готовя мосты к отступлению.

— Нет, обязательно. Все должны видеть, что ты в полном порядке. Ну, скажем, более или менее, — добавил он, весело ей подмигивая, отчего Порция густо покраснела.

Он исследовал платяные шкафы и бельевые ящики, которые ломились от одежды, что было странным в отсутствие хозяйки.

— Эльф нужно прекратить покупать все, что ей попадется на глаза, сказал он, вертя в руках черно-красный, отделанный золотом корсаж. Покачав головой, он положил его на место.

— Нам не стоит копаться в чужих вещах, — заметила Порция.

— Эльф не будет возражать, — сказал Брайт, положив на кровать изящную кружевную косынку. — Между прочим, она одного с тобой возраста. Она будет рада принять тебя в нашу семью.

Порция взяла в руки косынку и обнаружила, что она была сделана из тончайшего шелка и отделана великолепными кружевами. В кружево была вплетена золотая паутинка, и оно таинственно светилось, отражая свет свечи.

— Она слишком дорогая, — заметила Порция.

— Глупости, — ответил Брайт, копаясь в ящике, полном чулок. — Эльф — сокращенно от Эльфлед, — объяснил он Порции. — Мы все названы именами англо-саксонских правителей и героев. Ах… вот они…

Он вытащил пару тончайших кружевных чулок и пару украшенных оборочками подвязок.

— Мы должны как можно быстрее найти Эльф мужа, — сказал он, приложив чулки и подвязки к платью Порции.

— Почему?

— Женщина покупает такие вещи только тогда, когда хочет предстать в них перед мужчиной.

Порция должна была признать, что он прав.

— Тогда ей будет неприятно узнать, что ты видел их, — заметила она.

— Мудрая Порция. Видишь, как ты нам нужна. Вы будете с Эльф как сестры, и ты выдашь ее замуж.

— У меня нет ни одного знакомого, который мог бы стать мужем дочери маркиза.

— Ты скоро будешь знать всех. Став леди Брайт, ты познакомишься со всем высшим светом…

— Я не могу…

— Ты можешь все. Ты будешь хорошо влиять на Эльф. Она такая же порывистая, как и ты. Ты даже не представляешь, что они с Сином вытворяли в детстве. Она очень импульсивная, и Ротгар боится за нее. Он не может представить себе свою сестру рядом с мужчиной.

Порция находила, что Брайт чересчур откровенен с ней, вдаваясь в подробности их семейной жизни.

— Брайт, я не уверена, что… Он прижал палец к ее губам.

— Дороги назад нет.

В его глазах мелькнуло торжество, что заставило Порцию вздрогнуть.

— Ты умышленно соблазнил меня! — закричала она. Брайт слегка покраснел.

— А ты не особенно сопротивлялась, Ипполита.

— Нет, я сопротивлялась, но ты настоял на своем. Ты так целовал меня, что я лишилась рассудка. Ты хотел этого брака, а я — нет, поэтому ты сделал все, чтобы я согласилась.

— По-моему, тебе не на что жаловаться. Его самодовольство взбесило Порцию.

— Ах так! Вот что я скажу тебе, Брайт Маллорен, — твой план провалился. Я никогда не выйду за тебя замуж!

— Даже если появится ребенок?

Порция застыла на месте.

— Его не будет! После одного раза…

— Такое часто случается.

— Тогда у него не будет отца.

— Черт возьми, ты не посмеешь!

— Тебе ничего не удастся сделать! Прошли те времена, когда невесту силой вели к алтарю.

Его лицо потемнело, взгляд стал суровым. Порция, как и в первую их встречу, испугалась, что было еще одним основанием не связывать с ним навсегда свою жизнь.

— Ты выйдешь за меня замуж, Порция! У тебя нет выбора.

Она схватила кувшин с водой и плеснула ему в лицо. Он успел перехватить кувшин, пока тот не полетел в него. Тогда Порция схватила фарфоровый таз, собираясь бросить его в Брайта, но он повалил ее на кровать и отобрал таз.

— Ты хочешь меня, и тебе нравится заниматься со мной любовью. Не стоит возражать.

Порция отчаянно сопротивлялась.

— Ты не дал мне возможности решить все самой!

— Я боролся за то, что хотел получить, а хотел я тебя.

— Ты просто не хотел быть впутанным в скандал. Брайт не успел ответить, как в дверь постучали. Он отпустил Порцию и пошел открывать.

В комнату вошла средних лет женщина с бесстрастным лицом и присела в глубоком реверансе.

— Помогите моей невесте одеться к вечеру, — велел ей Брайт, — и проследите за тем, чтобы она не покидала эту комнату без сопровождения кого-нибудь из членов нашей семьи.

Итак, она снова в заточении. Закрыв глаза, Порция пыталась успокоиться. Как только ей удается так быстро переходить из одного состояния в другое? Право же, от любви до ненависти всего один шаг.

Она вдруг вспомнила, что валяется на кровати, а вокруг нее полный беспорядок. Что подумает о ней эта служанка? Порция быстро поднялась с постели.

— Я позвоню, чтобы принесли воды, мэм, — сказала женщина, а сама тем временем принялась убирать свидетельства недавней драки.

Порция стояла посредине комнаты, размышляя над вероятностью появления ребенка и убеждая себя не впадать в панику. Все скоро выяснится. Главное — потянуть время и не дать состояться свадьбе в среду.

Однако через сегодняшний вечер придется пройти. Она в долгу перед Брайтом и не может допустить, чтобы он один выпутывался из неприятностей. Как-никак, а его репутация сильно подмочена.

Дворецкий принес воды, и служанка помогла Порции раздеться. Думала ли она, одеваясь сегодня утром, что попадет в такой переплет.

Порция умылась и надела нижнее белье, выбранное для нее Брайтом. Ей казалось, что не белье, а руки самого Брайта касаются ее тела.

«Я подарю тебе самое лучшее белье из шелка и кружев и буду любить тебя и в нем, и без него», — вспомнила она его слова, и они подействовали на нее, как его прикосновения. Она и любила, и ненавидела его. Она отдала ему свою девственность, а в награду он женится на ней. Стараясь быть справедливой, она со злостью напомнила себе, что он явно бы не женился на первой встречной женщине, с которой занимался любовью.

Когда Порция была уже в платье и с кружевной косынкой на плечах, в дверь постучали. Она вздрогнула, ожидая снова увидеть Брайта, но это был сам маркиз, одетый в великолепный ярко-красный атласный костюм. За ним вошел слуга, несший большую шкатулку. Ротгар окинул Порцию холодным, беспристрастным взглядом. Она покраснела и, вздернув подбородок, заявила:

— Я не претендую на большее, чем я есть, милорд.

— И было бы глупо это делать, — ответил он таким тоном, что Порция почувствовала себя полной дурой.

— Я только хотела сказать, что я не красавица, милорд, и не светская дама, и у меня нет желания притворяться той и другой.

— В вас достаточно очарования, чтобы нравиться моему брату, и скоро вы станете одной из Маллоренов, а это большая честь. — Ротгар подозвал слугу, тот поставил на стол шкатулку и открыл ее. В шкатулке было несколько отделений, в каждом из которых лежали великолепные украшения с драгоценными камнями. От восхищения Порция не смогла вымолвить ни слова.

— Подойдите поближе, — потребовал маркиз.

— Нет, мне не нужны эти драгоценности.

— Это мой приказ.

Глаза лорда Ротгара были такими же холодными, как и тогда, когда он запер ее наедине с Брайтом.

— Вы явились причиной беды, которая чуть не свалилась на нашу семью, и сегодня я собираюсь исправить ситуацию. Вы должны помочь мне в этом, Порция.

67
{"b":"3461","o":1}