ЛитМир - Электронная Библиотека

— Пожалуйста, не возражай! Ты такой же игрок, как и Оливер, просто немного удачливее, но удача может изменить в любую минуту. У меня никогда не будет уверенности, что ты не проиграешь наш дом.

— Порция, я никогда не сделаю этого.

— Так говорят все игроки.

— Но я не игрок.

— Ха!

Он собирался ответить что-то резкое, но вдруг, нахмурившись, сказал:

— Опять слезы амазонки…

Порция отвернулась, вытирая слезы, которые невольно текли по ее щекам.

— С сегодняшнего дня и впредь я никогда больше не буду играть в азартные игры, — тихо произнес он. Порция посмотрела на него:

— Что?

— Ты все слышала. Я не лгу и сдержу слова Верь мне.

— Но…

Он обнял ее и поцеловал.

— Успокойся. Ты никогда не потеряешь свой дом из-за меня.

Порция смотрела на него, стараясь поверить. Ей так хотелось верить ему.

— Но на что мы будем жить, если ты перестанешь играть?

Он усмехнулся.

— Птичий помет и прочее в этом роде, — ответил он и прежде, чем Порция успела возразить, разъяснил:

— Инвестиции. Мой доход слагается из прибылей от торговых операций, от добычи и переработки угля.

Его ответ не убедил Порцию.

— Мой отец погорел на этом и пустил себе пулю в лоб. Брайт хотел что-то возразить, но в это время всех пригласили к столу.

— К сожалению, у нас сейчас нет времени, а то бы я все объяснил тебе. Порция, — произнес он со вздохом. — Ты должна поверить мне на слово.

Он достал из кармана кольцо и надел ей на палец. Кольцо с большим золотистым камнем в окружении россыпи сверкающих бриллиантов было явно из того же гарнитура, который принес для нее Ротгар.

— Оно означает любовь, — печально произнес он.

— Оно означает сделку, но не будем говорить сейчас об атом. Нас пригласили к столу. Идем.

Обед проходил спокойно, с увлекательными разговорами и остроумными шутками. Никто никогда не подумал бы, что за столом собрались заклятые враги и что Порция выступает здесь в качестве жертвы для заклания.

Был ли Брайт искренним, говоря, что так сильно любит ее? Это обстоятельство значило многое, и все же он был в жизни азартным игроком. Отец Порции тоже любил ее мать, и все же конец их жизни был печальным.

Порция была полна решимости разорвать кольца Лаокоона, которые опутали ее. Она оценивающим взглядом посмотрела на сидящих за столом людей.

Маркиз просто хотел спасти честь своего брата. Нерисса желала этого брака, чтобы вернуть себе письмо, Возможно, ей удастся достать его для нее каким-нибудь другим способом. Самой большой проблемой был Форт, так как он искренне хотел этого брака, чтобы таким образом уничтожить Брайта. Как мог ее друг так жестоко поступить с ней? Она должна найти возможность поговорить с ним и убедить его в том, что он прежде всего причиняет вред ей, а не Брайту. Он очень изменился со дня смерти отца: стал холодным и циничным. Сможет ли он понять ее? Очень сомнительно.

Мужчины пили вино, и Эльф увела Порцию и Нериссу в свой будуар выпить чаю.

— Я думаю, их застолье не затянется, — сказала Эльф. — Нам уже пора собираться к леди Уиллби. Надеюсь, что они не слишком много выпьют.

— Не могу себе представить маркиза пьяным, — заметила Порция, раздумывая над тем, как привлечь Эльф на свою сторону.

— Иногда это случается и с ним, и с другими, — рассмеялась Эльф. — В таких случаях они ведут себя просто глупо.

— И ты тоже бываешь пьяной? — спросила Нерисса.

— Конечно же, нет.

— И зря. Состояние опьянения просто восхитительно.

Правда, Порция?

— Я тоже никогда не пробовала напиваться. Нерисса громко рассмеялась:

— Какая же ты зануда, Порция. Бедный Брайт. От скуки он пустит себе пулю в лоб.

— Леди Трелин! — возмутилась Эльф. Нерисса продолжала громко смеяться, но внезапно смех сменился слезами.

— О дорогая, — Эльф поспешила ей на помощь.

— По-моему, у нее истерика, — предположила Порция.

— Вполне возможно. Давай уложим ее в моей спальне. Они отвели рыдающую Нериссу в зеленую спальню и уложили на кровать.

— Мне очень жаль, — стонала Нерисса. — Не знаю, что со мной случилось… Трелин будет очень недоволен!

— Мы ему ничего не скажем, — заверила ее Эльф. — Это твоя беременность. Женщины в таком состоянии порой чувствуют себя ужасно. Хочешь, мы принесем тебе сюда чай?

Нерисса покачала головой.

— Мне просто надо немного полежать. Я отдохну и до конца доведу свою роль. — Она посмотрела на Порцию. — Я никогда не желала тебе зла, просто мне была невыносима мысль, что ты засохнешь в старых девах. Для тебя это блестящая партия-Порция едва не поверила ей, но Нерисса тут же добавила:

— О несчастный Брайт!

Эльф увела Порцию из спальни, и они продолжали пить чай.

— Нерисса — самая настоящая кошка. Я так боялась, что Брайт женится на ней. Я была просто в ужасе. И Ротгар тоже.

— Думаю, что, если бы маркиз не захотел этого брака, они бы никогда не поженились.

— Возможно. — В голосе Эльф чувствовалось сомнение. — Брайту не нравится, когда Ротгар вмешивается в его дела, и у него самого достаточно денег, чтобы жить своей жизнью.

— Правда? — «От спекуляций на рынке. Порция. Помни это».

— О да. У нас у всех приличное содержание. Но Брайт имеет еще дополнительный доход от игры на бирже. В этом деле ему нет равных.

— Но однажды он может потерять все.

— Сомневаюсь. Его деньги вложены в сталелитейное производство, которое сулит хороший доход. И кроме того, он финансирует проект Бриджуотера, который, правда, многие считают пустой затеей. Как я понимаю, герцог подписал договор сроком на сорок лет на поставку угля в Манчестер и Ливерпуль по цене четыре пенса за тонну. Никто, однако, не верит, что он что-нибудь на этом заработает.

Порции совсем не хотелось слушать рассуждения Эльф о делах Брайта, и она перевела разговор на другую тему.

— Мне не хотелось бы, чтобы мы спешили со свадьбой, — промолвила Порция, наблюдая за реакцией Эльф.

— Но она ведь состоится в среду, не так ли? Порция покраснела. Сестра Брайта казалась добрым, легкомысленным существом, но сейчас в ее глазах появилось жесткое выражение, присущее временами Брайту и Ротгару.

Чтобы избежать ответа на прямо поставленный вопрос, Порция поднялась и направилась в спальню.

— Надо посмотреть, как там себя чувствует Нерисса. Ее встретила пустая комната. Оправившись от удивления, она внезапно вспомнила, что Нериссе было плохо и в доме Уиллби.

— Не сомневаюсь, что у этой женщины здоровье, как у простолюдинки, — бросила она удивленной Эльф и выбежала в коридор.

— Куда ты бежишь? — спросила Эльф. — Нерисса, должно быть, спустилась вниз.

— Зачем? — спросила Порция, чувствуя, что интуиция не подводит ее. — Где покои Брайта? Я не помню точно.

— Вот сюда, за мной, — ответила Эльф и, подхватив юбки, побежала по коридору, указывая дорогу. Они свернули за угол и ворвались в комнату, где увидели Нериссу, сжигавшую в камине какую-то бумагу. Она встретила их сияющей улыбкой.

— Вы опоздали! Теперь я навсегда освободилась от Маллоренов!

— Что это было? — спросила потрясенная Эльф. Порция знала, что Это было злополучное письмо из Мейденхеда, и была рада, что его не стало, хотя и чувствовала себя виноватой за случившееся. Нерисса отошла от камина.

— Теперь я свободна! Мне больше не придется плясать под дудку Маллоренов, и я скажу Трелину, чтобы он не уступал им ни в чем.

— В таком случае нет больше нужды и в моем браке, — сказала Порция, надеясь разорвать хоть одно из колец.

— Все еще сопротивляешься? — удивилась Нерисса. — Послушай, кузина, твоя репутация испорчена. Сегодня в гостях у Уиллби мы попытаемся спасти ее, но все равно нам мало кто поверит. Если ты не выйдешь замуж за Брайта, для тебя это станет катастрофой. Живя в Лондоне, ты всегда будешь объектом сплетен, но даже если ты уедешь, все будут говорить, что ты сбежала от позора. Будут ходить слухи, что Брайт сделал тебе ребенка. Я ведь права, леди Эльфлед?

69
{"b":"3461","o":1}