ЛитМир - Электронная Библиотека

— Мы здесь не для того, чтобы принимать гостей.

— Просто я думаю о том, что если граф не одолжит нам денег, то мне придется встречаться с друзьями и принимать их. Может статься, что кто-нибудь из них будет нам полезен. Слава Богу, они не знают, как я обнищал.

— А если узнают, то перестанут дружить с тобой? Хороши друзья!

— Они будут избегать меня. Порция. Всегда неловко чувствуешь себя с человеком, который полностью разорился.

Порция была с этим вполне согласна. Именно по этой причине они никому в Дорсете не говорили о своих невзгодах, Если им удастся занять денег, то, может, никто и не узнает, на краю какой бездны они находились, а если нет, то станут жить тихо, избегая встреч со знакомыми, чтобы не ставить их в неловкое положение.

Порция решила пойти на компромисс.

— Насколько я понимаю, мужчины в Лондоне привыкли встречаться в кафе и клубах. Лучше всего в кафе — там не слишком дорого. «И запрещено играть в карты», — добавила она мысленно. Ты можешь встречаться с друзьями там, а не у нас. Но, к счастью, тебе этого не потребуется: завтра утром мы отправимся к графу Уолгрейву.

На следующее утро они пешком направились на Абингдон-стрит, где находился особняк графа. Проходя по чистым, широким улицам с красивыми домами, Порция начинала понимать, почему Лондон считается одной из красивейших столиц мира. Ее настроение улучшилось, и она почти не сомневалась, что через несколько минут их несчастьям придет конец.

Полные радужных надежд, они свернули на Абинг-дон-стрит и застыли в изумлении, увидев на двери герб, обвитый черной лентой. Поднявшись по широким ступеням, они постучали в дверь, им открыл человек с траурной повязкой на рукаве.

— Кто здесь умер? — спросил его Оливер.

Лакей медленно с головы до ног оглядел их и, решив, что они люди достойные, ответил: "Сам знатный граф Уолгрейв, сэр. Люди называли его «Неподкупным».

— Умер?! — переспросил ошеломленный Оливер. — Но я разговаривал с ним совсем недавно.

— Смерть наступила внезапно, сэр.

— Я его крестник и хотел бы выразить свои соболезнования семье умершего.

— Никого нет дома, сэр, но вы можете оставить запись в книге.

Они вошли в огромный холодный дом, и лакей провел их в маленькую комнату, где лежала книга в траурном переплете. Они написали несколько слов соболезнования и собирались уходить, когда Порция внезапно вспомнила о старшем сыне графа Фортитуде Уоре, который когда-то был ее другом. Теперь он унаследовал титул графа и стал лордом Уолгрейвом.

— А где наследник покойного? — спросила она лакея. — Он сейчас в городе?

Скосив к носу глаза, человек немного подумал и ответил:

— Нет, мадам. Он сейчас в Тауэре, хоронит отца. Но он скоро вернется.

— Черт возьми, какое невезение! — воскликнул Оливер, когда они вышли на улицу.

Однако Порция все еще не теряла надежды.

— Но, Оливер, все не так уж и плохо, — сказала она. — Теперь Форт стал графом.

— А ведь и правда! — воскликнул, просияв, Оливер. — Он всегда был хорошим малым и никогда не задирал носа.

— Он скоро вернется в Лондон и обязательно поможет нам.

— У меня нет уверенности, что он одолжит мне такую сумму, Порция.

— Уверяю тебя, что одолжит, — радостно сказала Порция.

— Твоя радость как-то не вяжется со смертью графа, — заметил Оливер.

Порция прикусила губу.

— ТЫ прав, но я никогда особенно не любила графа и при мысли, что мы спасены, не могу сдержать радости. Только подумай, мы сможем вернуться в Оверстед и не беспокоиться о будущем до конца наших дней.

— Я рад, что ты снова счастлива, Порция, — заметил с улыбкой Оливер.

— Согласись, у меня на это есть причины, Оливер. Я чувствую, что теперь все пойдет хорошо.

— Если ты так в этом уверена, то мы должны с пользой провести оставшееся время; Почему бы тебе не познакомиться получше с Лондоном? Мы обязательно пойдем в театр, но для этого тебе надо купить новое платье.

— Хватит, Оливер! — прервала брата Порция. — Нам сейчас не до развлечений. Подумай сам — мы по уши в долгах. Даже если нам удастся занять денег, мы будем жить очень скромно, экономя во всем, чтобы рассчитаться с долгами.

— Тогда тем более мы должны повеселиться сейчас — не унимался Оливер.

— Замолчи!

— Черт возьми. Порция, когда это ты успела превратиться в такую зануду!

Порция бросила на брата многозначительный взгляд, и он густо покраснел.

— Прости, мне только кажется, что мы должны воспользоваться случаем и пожить в свое удовольствие, а не сидеть в дешевом пансионе. Когда мы еще попадем в Лондон!

Порция отлично понимала брата. Она и сама не любила скучать.

— Тебе вовсе не обязательно сидеть в пансионе, — сказала она. — Ты можешь походить по кафе и встретиться с друзьями. Может, нам потребуется их помощь.

— — Ты, как всегда, права, — ответил, просияв, Оливер.

Проводив сестру до пансиона, он отправился в кафе «Кокосовая пальма».

Порция тяжело вздохнула. Она бы с удовольствием привязала брата к своей юбке, но знала, что это невозможно, — он все равно настоит на своем. Раскладывая по ящикам вещи, Порция молила Бога, чтобы с братом ничего не случилось.

Если бы она могла все предвидеть! Она рассчитывала пробыть в Лондоне недолго. Но даже при мимолетном знакомстве поняла притягательность этого города. В нем было столько же порочного, сколько и прекрасного. Неудивительно, что Оливер попал здесь в такую беду. И вот она сама вновь притащила его сюда.

Порция начала жалеть, что сразу не вернулась в Дорсет, где находился сейчас новоиспеченный граф Форт. Но откуда ей было знать, что старый граф умер? Да, он был старым, но вполне здоровым мужчиной.

Порция подумала, что ее всегдашняя импульсивность снова сыграла с ней злую шутку. Она так ничему и не научилась. Мать обязательно, и не без оснований, упрекнет ее в том, что она вовлекла Оливера в Новую беду.

Даже если он сдержит слово и не будет играть в карты, то на каждом углу его поджидает другая опасность — проститутки и дешевый джин, а возможно, за это время появились и новые соблазны. Закрывая дверь на замок, Порция старалась убедить себя, что Оливер никогда не был большим любителем женщин и вина.

Порция принялась с нетерпением ждать возвращения брата. Далеко за полдень явился мальчишка с запиской, в которой сообщалось, что Оливер остается обедать с друзьями; это звучало совсем невинно, но Порцию стало лихорадить.

Волнение ее усилилось, когда на город спустилась ночь, а Оливер так и не появился и даже не прислал другой записки.

Глава 3

Брайт Маллорен лениво бродил по залу игорного дома «Джереми» и с интересом следил за молодым человеком, сидевшим за столом для игры в ландскнехт. Он не помнил его, имени, но точно знал, что это братец амазонки Сент-Клер, тот, которого он ударил, покидая дом, где нашел письмо.

Их неожиданная встреча была не из приятных, и Брайт не жалел, что проучил этого задиристого петуха, но сейчас разумнее всего просто не замечать его.

Но когда бывало, чтобы Маллорен поступал разумно?

Перед приходом в «Джереми» Брайт выпил несколько бутылок превосходного красного вина и поэтому не сразу заметил молодого человека. К тому же неверный свет коптящих свечей затруднял видимость. Воздух в комнате был пропитан запахом табака; здесь царила атмосфера возбуждения и страха.

Какого черта Брайт притащился в этот дешевый игорный дом?! В данный момент он совершенно не нуждался в деньгах.

После плотного обеда в компании с Эндовером, Бриджуотером и Барклаем в таверне «Долли» все они отправились в клуб «Савой», где выпили хорошего вина, но скоро заскучали, и тогда Эндовер предложил посетить этот убогий игорный дом. Бриджуотер наотрез отказался, Барклая ждали другие приятели, а Брайт решил составить компанию Эндоверу в слабой надежде, что у Джереми его пресловутому везению придет конец. Он будет играть до тех пор, пока не проиграет, чтобы испытать это острое чувство отчаяния проигравшегося.

7
{"b":"3461","o":1}