ЛитМир - Электронная Библиотека

Вернулась служанка с новой коробкой и открыла ее. Не спрашивая разрешения, Нерисса стала в ней рыться.

— Юпитер, как бы мне хотелось стать мошкой и залететь к вам в окно, — рассмеялась она.

Она послала Порции воздушный поцелуй и вышла из комнаты.

Чувствуя себя неловко под пристальным взглядом служанки, Порция подошла к коробке, догадываясь, что скорее всего там нижнее белье.

Но ей не стоило смущаться. Ночная рубашка была сделана из непрозрачного тончайшего шелка с великолепной кружевной отделкой, корсет был расшит цветами. Рассматривая чулки и подвязки, Порция не могла сдержать улыбки, ибо они были очень похожи на те, что Брайт нашел в комоде Эльф.

С Брайтом Маллореном никогда не знаешь, чего ожидать.

В дверь постучали, и Порция решила, что вернулась Нерисса. Но это была Эльф в великолепном, цвета янтаря, шелковом платье и вся кипящая от возбуждения.

— Обожаю свадьбы, — заявила она и, увидев платье, воскликнула:

— Порция, какая чудная материя! И как чудесно она будет сочетаться с драгоценностями! Давай скорее примерим его.

Порция была вынуждена подчиниться. Сначала на нее надели великолепное тонкое белье. Она видела, как загорелись глаза Эльф при виде чулок и подвязок, но та не произнесла ни слова. Служанка закрепила на талии Порции широкие, но очень легкие тростниковые обручи и надела поверх нижнюю юбку. Дошла очередь и до платья, ткань которого действительно была великолепна: плотная, но очень легкая, цвета сливок. На ней хорошо смотрелись маленькие вышитые птички — голубые, желтые и зеленые. Как правильно заметила портниха, такая ткань не требовала сложного кроя, и он был прост: пышная юбка, низко вырезанный лиф, короткие, по локоть, рукава, из-под которых виднелись тонкие кружева нижнего белья, ниспадающие до самых кистей.

Порции хотелось, чтобы ее грудь была больше прикрыта, так как корсаж поднимал ее вверх, увеличивая в размерах. Ей казалось, что такое платье вряд ли подходит для церкви, но, однако, и платье Эльф было с таким же низким вырезом.

Порция отдала свой драгоценности на хранение лорду Трелину, и сейчас слуга принес их ей. Решив, что для дневного времени их слишком много, Порция надела только серьги, а остальные отдала Эльф для передачи Ротгару.

Процесс одевания поглотил все внимание Порции, отвлекая ее от грустных мыслей, но сейчас, когда она была готова и карета ждала ее у дверей, страхи и опасения вновь вернулись к ней. Она затрепетала.

— Что с тобой? — спросила Эльф, взмахом руки отпуская служанку. — Порция, что случилось? Ты не можешь сейчас отступать назад. Поверь мне, не можешь.

— Наверное, не могу, — ответила Порция, борясь с искушением выпрыгнуть из окна и убежать.

— Брайт будет тебе хорошим мужем.

— Но я его едва знаю! Я не такая, как ты. Мне всегда внушали, что брак — это священный союз.

— И мне тоже, — подтвердила Эльф. Порция сжала лицо руками.

— О, прости меня. Мне всегда казалось, что аристократы женятся на деньгах, земле, титулах, а мне хотелось бы, чтобы мой брак был…

— По любви?

Порция покачала головой.

— Дело не только в этом. Я хочу, чтобы он строился на взаимном уважении. Я должна быть уверена, что мой муж абсолютно честен со мной. Раньше я отвергала предложения руки и сердца, потому что не была уверена в людях, которые мне их делали, и вот теперь я выхожу замуж за заядлого игрока.

— Но он вовсе не такой, — возразила Эльф. — Поверь мне.

— Но я едва его знаю! — произнесла Порция, хотя в душе должна была признаться себе, что знала Брайта слишком хорошо.

— Прости меня, Эльф. Я просто слишком разволновалась.

И, высоко подняв голову, она пошла навстречу своей судьбе.

Глава 22

Брайт нервничал, боясь, что Порция не явится на венчание. Это будет неприятной сенсацией, так как благодаря Ротгару венчание должно было состояться в королевской часовне в присутствии королевской четы.

Когда же Порция появилась, маленькая, изящная, в великолепном платье, он с облегчением вздохнул. Теперь она навсегда принадлежит ему.

Когда она встала рядом с Брайтом, он взял ее за руку и заглянул в глаза, стараясь понять, что она чувствует. Порция была спокойной, без какой-либо тени страха и волнения.

Итак, все будет хорошо.

Когда дело дошло до супружеской клятвы, Порция, как и Брайт, произнесла ее спокойно и уверенно. Венчание закончилось, и он поцеловал ее с заботливой нежностью, надеясь в душе, что теперь между ними наступит мир.

— Я сделаю тебя счастливой. Порция. Клянусь тебе.

Порция слегка нахмурилась, как будто не совсем ему веря, но затем улыбнулась в ответ.

По введенному недавно порядку, обязывающему регистрировать все браки, они расписались в регистрационной книге, сели в ожидавшую их карету и в сопровождений Эльф и Бренда отправились на прием в дом Трелинов. Эльф, как всегда, без умолку болтала, тем самым скрашивая молчание остальных.

Брайт думал о брачной ночи и мучился от предстоящих до этого долгих скучных часов. Ему бы хотелось без конца смотреть на Порцию, но Эльф настояла, чтобы они сели рядом, и вот теперь ему приходилось бросать на жену косые взгляды.

В доме их уже ждали король и королева, приехавшие раньше, чтобы встретить новобрачных на пороге. Брайт и Порция остались у дверей, чтобы приветствовать гостей и принимать их поздравления.

Все шло прекрасно, пока один из друзей Брайта, Кинболтон, не сказал ему, что Барклай находится где-то здесь и он, Кинболтон, хочет перекинуться с ним парой слов.

— Нет, — шепотом ответил Брайт, боясь, что их слышит Порция, — он уехал из города.

— Жаль.

Кинболтон прошел в комнаты, а Порция, улыбаясь, приветствовала следующую пару.

Брайт ждал, когда разразится скандал.

Как только они приняли поздравления последней пары, Порция, слышавшая разговор, отвела мужа в сторонку и спросила, правда ли, что Барклай — его лучший друг. Она была совершенно спокойна и невозмутима.

— Да, лучший, — ответил Брайт.

— Игрок?

— Я бы этого не сказал.

— Но он играет?

— Все играют.

Ее глаза вспыхнули гневом.

— Не тот ли это майор Барклай, который выиграл у Оливера его имение?

— Тише, — попросил Брайт, так как Порция повысила голос. — Джентльмен никогда не мошенничает в картах.

— Хищники мошенничают. Ей не стоило бы говорить этого.

— Порция, Барклай не хищник, так же, как и я. Да, он выиграл имение твоего брата, но выиграл его в честной игре.

Порция хотела возразить, но Брайт резко оборвал ее, сказав, что они обсудят это позже.

Глаза Порции запылали гневом.

— Я хочу обсудить это сейчас.

— Сейчас мы в центре всеобщего внимания.

— Тогда давай уедем.

Она почти дрожала от негодования.

— Не говори глупостей. Мы не можем уехать раньше короля и королевы. Идем поболтаем с тетей Каролиной.

Порция глубоко вздохнула и разрешила подвести себя к его престарелой тетушке. Здесь Брайт оставил ее, полагая, что сейчас им опасно быть вместе.

К Брайту подошел Бренд.

— Наша семья, опять пополнилась. Всего несколько недель назад была свадьба Сина и Честити, и они ходили по залу, как слепые, вспыхивая и улыбаясь каждый раз, когда их глаза встречались.

— Будучи старше их, мы с Порцией можем контролировать свои чувства.

— Возможно, но хочу сказать тебе, что я выберу себе в невесты женщину тихую и с хорошим характером.

— Ты считаешь, что у нас всегда есть право выбора? С этими словами Брайт покинул Бренда и принялся расхаживать по залу, останавливаясь, чтобы поговорить с гостями, надеясь, что он производит впечатление счастливого, но разумного мужа, который не стремится как можно скорее оказаться на брачном ложе.

Он видел, как Порция глазами отыскала Форта и направилась к нему. Брайт, наблюдая за женой, заметил, что Форт передал ей какое-то письмо.

Порция старалась быть вежливой с незнакомыми людьми, и в то же время ее терзала мысль, что проклятый Барклай оказался другом Брайта. Это было невыносимо, и она решила поболтать с Фортом, перед которым ей не нужно было притворяться.

73
{"b":"3461","o":1}