ЛитМир - Электронная Библиотека

— И ты отвезешь меня к Ротгару?

— Не могу же я отпустить тебя одну. Форт внезапно улыбнулся и стал похож на Форта времен их детства.

— Я всегда подозревал, что моя судьба быть убитым одним из Маллоренов, так зачем идти наперекор ей? И кроме того, мне тоже хотелось бы знать, что они сделали с Оливером. У меня нет никакого сочувствия к этому глупцу, но я против убийства.

— Я тоже против, — ответила Порция, представив себе долгие годы, проведенные вдали от Брайта. — Ну если мы решили ехать, то в путь.

— Мы не можем выехать прямо сейчас, — ответил Форт, глядя в окно. — Собирается дождь, и луна закрыта тучами.

— Но я не могу оставаться у тебя всю ночь!

— Тебе следовало бы подумать об этом раньше. Я всегда знал, что твоя безрассудность доведет тебя до беды. Может быть, все-таки тебе лучше вернуться в дом Маллоренов…

— Нет. Когда мы сможем выехать? Нам надо отправиться туда до рассвета.

— Мы отправимся, как только разойдутся тучи. Если же нет, нам придется ждать до рассвета, чтобы видна была дорога. В таком случае оставайся здесь. Я скажу швейцару, чтобы он держал рот на замке.

Порция села на кушетку, чувствуя себя совершенно разбитой. Когда она действовала, то тяжелые мысли не приходили ей в голову. Сейчас, когда она немного отдохнула, они стали одолевать ее с новой силой. Если бы она только могла подчиниться Брайту, своему мужу, то лежала бы сейчас в супружеской постели. Если бы только Оливер не попал в такое страшное положение.

Но если бы Оливер не запутался в долгах, она никогда бы не встретила Брайта. Только его долги привели их в Мейденхед. Навряд ли он подошел бы к ней во время случайной встречи в парке. Не познакомился бы он с ней, и просто играя с Оливером.

Что, размышляла она, заставило Брайта играть с Оливером? Теперь она его хорошо знала и не верила, что он «хищник». Возможно, все было именно так, как говорил Брайт: джентльмен не может отказаться сесть играть с другим человеком.

Возможно, их первая встреча в Мейденхеде на том бы и закончилась, если бы опять не Оливер и связанный с ним Кутбертсон. Именно после случая в борделе Брайт увлекся Порцией по-настоящему.

В комнату вошел Форт.

— Ты принимал участие в аукционе у Мирабель? — спросила она.

— Да, — ответил Форт, пряча глаза и помешивая дрова в камине.

— Что бы ты сделал, если бы купил меня?

— Возможно, больше, чем Брайт Маллорен. — Он неопределенно пожал плечами. — Конечно, я бы постарался, чтобы ты не досталась Спинхолту или Берколлу, но нам было бы трудно выбраться оттуда без скандала. Мне пришлось бы лечь с тобой, но я не стал бы тянуть. Мне бы и в голову не пришло придумать такое странное пари. Подумай, — добавил он еще раз, — может, тебе все-таки лучше вернуться к мужу, которому ты многим обязана.

Но Порция не слушала его.

— Какое странное пари? — спросила она. — О чем ты говоришь?

— Как я догадался, Брайт специально заключил это пари с сахарным плантатором. Некоторые слышали, как тот говорил, что все это было нарочно подстроено, но он так толком ничего и не понял. Он не знал, что Брайт спасает тебя.

Значит, вся эта инсценировка была задумана Брайтом, чтобы спасти ее?

— Весь спектакль был мастерски сыгран. Ты теперь уверена, что не хочешь вернуться домой и повторить все сначала, теперь уже на законном основании?

Порция чувствовала, что совет Форта искренен, но, возможно, он хочет спасти свою шкуру.

— Я не могу, — ответила Порция, подумав о том, что может сделать с ней Брайт, когда поймает ее.

— Ну как хочешь, — ответил Форт, вздохнув. — Тогда ложись пока на кушетку и постарайся уснуть. Я разбужу тебя, как только можно будет ехать.

Он вышел, а Порция задремала.

Вскоре Форт разбудил ее и сказал, что они могут выезжать. Порция не выспалась и дрожала от холода, а возможно, и от страха. Она действительно стала бояться встречи с мужем, которая, как справедливо заметил Форт, неизбежно рано или поздно ей предстоит.

Ее сердце говорило, что Брайт не может причинить ей вреда, но в голове вертелась мысль, что если он смог убить Оливера, то сможет убить и ее.

— Который час? — спросила она, закутываясь в накидку.

— Около четырех. Еще не рассвело, но луна чистая. Ехать нужно немедленно, чтобы не сбиться с дороги. Мне вспоминаются приключения нашего детства.

— Это далеко отсюда? — спросила Порция, следуя за Фортом. — Сколько понадобится времени, чтобы туда добраться?

— До аббатства около тридцати миль, и нам потребуется пять или шесть часов, если ничего не случится в пути.

— Значит, мы будем там где-то около девяти. Что мы предпримем, когда приедем?

— Потребуем, чтобы нас пропустили. Я родственник Маллоренов и граф.

— Но…

— Тсс…

Они проходили через кухню, где на соломенных тюфяках, лежавших у очага, спали слуги. Форт открыл дверь, и они вышли в сад.

Луна была ясной, но в саду было темно, холодно и сыро. Порцию бил озноб.

— Надеюсь, что мы никого не встретим в такой час, — прошептала она.

— Если мы поедем через Сент-Джеймс, ты увидишь места, где люди вообще не спят ночью.

Они сели в карету, и кучер тронул лошадей. Форт задумчиво посмотрел на Порцию.

— Я до сих пор не могу понять, почему Брайт Маллорен так хотел жениться на тебе. Он принадлежит к тому типу людей, которые все ночи напролет проводят за карточным столом и которых ты презираешь. Вы оба такие разные.

— Я знаю это, но, возможно, он чувствовал себя обязанным жениться.

— Черта с два. То, что случилось у Мирабель, никак не могло заставить его пойти на брак.

— Возможно. Я подумала о том, что произошло в доме леди Уиллби.

— Ах, да. Но там ведь не случилось ничего серьезного, и мне пришлось здорово потрудиться, чтобы ускорить вашу свадьбу.

— И ты не жалеешь об этом сейчас?

— Нет. Дела идут все лучше и лучше.

Порция отвернулась и стала смотреть в окно. Она знала, что это путешествие ничем хорошим для нее не кончится, но у нее не было другого выбора.

Глава 24

Путешествие в карете обычно заставляет человека волей-неволей погрузиться в свои мысли. Вот и сейчас, глядя на залитый лунным светом пейзаж, Порция думала о Брайте. Интересно, когда он заметит, что она убежала из дома, и что сделает, чтобы поймать ее?

Самое лучшее, если бы он сразу поехал в Оверстед. Тогда бы у них с Фортом было достаточно времени выяснить, что случилось в аббатстве. Если окажется, что не произошло ничего страшного, она просто будет ждать своей участи.

ЕСЛИ же с Оливером что-то случилось, но он все еще жив, то тогда ей придется выкрасть его и спрятать. Но где? Смогут ли они спрятаться от Брайта, если он решит отыскать ее? А он обязательно будет искать ее. Что скажет свет, если узнает, что новобрачная исчезла спустя несколько часов после свадьбы? Наверняка пойдут самые нелепые слухи.

Возможно, лучшим выходом из создавшегося положения был бы его отказ вновь увидеться с Порцией. Тогда она могла бы вернуться в Оверстед и жить там, ухаживая за Оливером. Если Брайт не будет рассказывать, что их брак только фикция, то она тем более не сделает этого, и их жизнь отдельно друг от друга не удивит привыкший ко всему циничный мир высшего света.

Если только Брайт не захочет иметь детей.

Если только Порция не носит ребенка.

Она начала думать о том, что после рождения младенца его могут отобрать у матери и отдать на воспитание отцу. Закон позволяет это, да и Брайт захочет отомстить ей таким образом.

Может, ей уехать из Англии, если окажется, что она действительно беременна…

— О чем ты задумалась? — спросил Форт. — Дороги назад уже нет.

— Я знаю. Меня терзают совсем другие мысли.

— О Брайте Маллорене? Оказывается, он тебе не так уж и безразличен, как ты говоришь?

— Ты не мог бы поцеловать меня? — попросила она Форта.

В полутьме кареты она увидела его удивленное лицо.

— Зачем? — спросил он.

78
{"b":"3461","o":1}