ЛитМир - Электронная Библиотека

Молодой человек опять нахмурился:

— Что у вас с моей сестрой?

— Ничего. Абсолютно ничего.

— Мне так не кажется, — мрачно заметил сэр Оливер. — Она ведет себя, как последняя дура.

«Просто она водит тебя за нос», — решил про себя Брайт.

Он взял под руку шатающегося молодого человека и послал подвернувшегося мальчишку ловить экипаж.

— Ты заинтересован в этом типе? — тихо спросил ожидавший его Эндовер, человек покладистого характера.

— Очень мало. Снабдив его деньгами, я хотел бы, чтобы он благополучно добрался до дома. На этом наше знакомство и закончится.

Эндовер удивленно поднял брови, но не стал возражать — Брайту виднее.

Подъехал одноконный экипаж, и они, затащив в него счастливого баронета, сели рядом с ним. Оливер тяжело опустился на сиденье и запел.

Экипаж тронулся, и Эндовер тихо осведомился, в чем же, собственно, дело?

— Просто во мне заговорило благородство.

— Неужели? — скептически заметил Эндовер. — тебя ненадолго хватит, если будешь помогать всем проигравшимся.

— Уж если речь зашла о моей выносливости, давай-ка отправимся к «Мирабель» после того, как доставим домой этого молокососа.

— После такой-то ночи? Я совершенно без сил, мой дорогой.

— А где твоя выносливость? Ты позоришь свое звание.

— Ты прав, мон ами.

Они продолжали беседовать под бессвязное пение Оливера, пока экипаж наконец не остановился.

— Сэр Оливер, — прервал его пение Брайт, — мы правильно приехали? Дрезденская улица, двенадцать? Апкотт с изумлением выглянул в окно экипажа:

— Вроде похоже, милорд, хотя все жалкие гостиницы на одно лицо. Я бы пригласил вас, но…

Брайт вылез из экипажа и помог выбраться молодому человеку.

— Вы сама любезность, сэр, но, к сожалению, уже поздно. Простите мне мою дерзость, но я бы посоветовал вам никогда снова не играть в карты или в кости. У вас нет к этому способностей. Передайте мое глубокое почтение вашей сестре. — Брайт поспешил откланяться.

Апкотт слегка опешил, затем кивнул:

— Благодарю, милорд, благодарю. Я получил большое удовольствие от игры. Может быть, как-нибудь сыграем еще? Позвольте дать вам отыграться.

Брайт вздохнул и оставил Оливера одного разыскивать свое жилище. Приказав кучеру возвращаться в цивилизованную часть города, он сел в экипаж.

— Сестре? — с интересом переспросил Эндовер.

— Просто случайное знакомство, — небрежно бросил Брайт.

Сейчас, когда они остались в экипаже вдвоем, Эндовер с удовольствием распрямил ноги.

— А я надеялся, что ты нашел замену Финдлейсон, — сказал он.

— Надеялся? Как неумно с твоей стороны. Какая женщина может заменить богатую миссис Финдлейсон?

Конечно, никто не может соперничать с богатством миссис Финдлейеон, которым она распоряжается самостоятельно.

— Вот именно, — с довольной улыбкой ответил Брайт. Но какого черта ты решил обязательно жениться на деньгах? Разве тебе недостаточно твоей доли семейного дохода плюс везения за карточным столом?

— Деньги нужны всегда и всем.

— Неужели ты действительно попал в затруднительное положение? — спросил, нахмурившись, Эндовер. —Я могу одолжить тебе…

— Маллорен без единого пенни?! — рассмеялся Брайт. — Мой дорогой, я только что вложил значительную сумму в проект Бриджуотера.

— В канал? — удивился Эндовер. — Ты думаешь, из этого что-то выйдет?

— А ты сомневаешься?

— Это сумасшествие. Типично для Бриджуотера. Почему бы вам не пользоваться речным транспортом, когда дороги выходят из строя? Копая каналы, вы тем самым нарушаете равновесие в природе.

— Скорее покоряем природу, — ответил Брайт. — в мороз дороги замерзают, оставляя колеи; в дождь раскисают, превращаясь в жидкую грязь, да и в хорошую погоду содержатся не самым лучшим образом. Реки летом мелеют, а весной выходят из берегов. Каналы же именно то что надо — всегда чистые и в любое время готовы к перевозке любого груза за умеренную плату.

— Но цена строительства!

— Кажется, десять тысяч гиней за милю.

У Эндовера буквально отвисла челюсть.

— Не представляю, когда Бриджуотеру удастся возместить такие расходы. Я слышал, как раньше он говорил что не ограничится тем, что продолжит канал от своих угольных шахт до Манчестера. Он замахнулся протянуть его до самого моря, а это еще двадцать миль. Такое строительство будет стоить ему целого состояния.

— Он уже лишился его да еще залез в долг больше чем на тридцать тысяч фунтов…

— Черт возьми!

— …и друзья уже опасаются давать ему в долг.

— И неудивительно. Ну а ты, конечно, одолжил ему?

— Все свои свободные деньги, включая те, что выиграл за карточным столом.

Эндовер заерзал на сиденье.

— То-то я смотрю, ты опять стал играть по-крупному. — Он задумчиво посмотрел на Брайта. — Однако я не припоминаю, чтобы ты когда-либо поддерживал дело, обреченное на провал, может, мне стоит дать ему заем?

— Может, и стоит, но честно предупреждаю тебя, что нет никаких гарантий. Это чертовски рискованное дело. Кроме чисто технических проблем, которые пока решаются с большим трудом, существуют люди, делающие все возможное, чтобы проект провалился.

— Те люди, которые вложили деньги в речное судоходство, всегда будут конкурировать с владельцами гужевой перевозки. — Эндовер задумчиво пожевал губами. — Так ты считаешь, что перевозка грузов по каналу намного дешевле?

Брайт достал табакерку и предложил другу хорошую понюшку.

— …даже очень. Лошадь потянет не больше тонны, а по каналу можно перевезти около пятидесяти.

Неужели? — удивился Эндовер, нюхая табак. — Это же очень выгодно.

То-то и оно, — улыбнулся Брайт. — Бриджуотер сможет продавать уголь, перевозя его в Манчестер и Ливерпуль по цене гораздо ниже существующей, и при этом не остаться внакладе. Обратно из Ливерпуля он повезет заграничные товары, что тоже очень выгодно. Мы сделаем Англию процветающей страной и сами очень и очень разбогатеем.

— Или полностью разоритесь. Брайт с силой захлопнул табакерку.

— В этом-то и состоит риск, но ты же знаешь, что я люблю рисковать.

— А что, Дженни Финдлейсон тоже участвует в этом проекте?

— Видишь ли, мне совсем не хочется, чтобы наш проект провалился, поэтому, когда у нас кончатся деньги, я женюсь на этой женщине и воспользуюсь ее деньгами.

— А я-то был уверен, что ты идеализируешь женщин и брак.

— Так было прежде, пока я не встретился с восхитительной Нериссой.

— Да, она оказалась просто красивой проституткой. Скажи спасибо, что не ты, а лорд Трелин добился ее руки.

— Ты целиком прав.

— Тебе удалось найти невесту получше, хотя у Дженни Финдлейсон все задатки сварливой женщины.

— Но она богата. Я уверен, что, если понадобится, я ею ее заставить жить экономно и не перечить мне. Эндовер громко расхохотался:

— Ты хочешь приручить ее? Черт возьми, Брайт, да ты смелый человек!

— Возможно, теперь я лучше знаю женщин, — ответил Брайт, откидываясь на сиденье.

Порция проснулась от грохота в соседней спальне, за которым последовало знакомое проклятие. Слава Богу! Оливер дома. Стояла глубокая ночь. Где он шатался так поздно? Играл? Нет, этого не может быть.

Порция выскользнула из постели, дрожа от холода, закуталась в тонкое одеяло и направилась в соседнюю комнату. В тусклом свете луны она разглядела сидящего на кровати брата. Он потирал ушибленную ногу.

— Оливер, с тобой все в порядке?

— Да, пожалуйста, не волнуйся. Я ударился об угол этой проклятой кровати.

Порция с облегчением почувствовала, что брат просто пьян, а это еще не самое страшное.

Оливер поднялся с кровати.

— Послушай, Порция, — голос его звучал весело, — мне сегодня чертовски повезло.

— Ты встретил человека, который согласился одолжить тебе денег?

— Можно сказать и так. — Оливер захихикал. — И я выиграл у него две сотни гиней.

— Выиграл?! — Порции показалось, будто на нее вылили ушат холодной воды.

9
{"b":"3461","o":1}