ЛитМир - Электронная Библиотека

— Спокойной ночи, Робин, — промолвил маркиз и скрылся в темноте.

Глава 6

Бет не переставала удивляться тому, как просто двум людям разойтись в огромном доме Белкрейвенов, особенно если один из них избегает встреч. Она виделась с маркизом только за обедом и в течение непродолжительного времени после него. Кроме того, они больше не общались в узком семейном кругу.

Проходили дни, но маркиз ни разу не предпринял попытки остаться с ней наедине, несмотря на откровенные намеки герцогини. Он уходил из дома рано утром и появлялся лишь с наступлением темноты. Если все же они случайно сталкивались в коридоре или в одной из комнат, Люсьен держался с безупречной галантностью и подчеркнутой отстраненностью. Бет отвечала ему тем же, тщетно изыскивая возможность загладить свой промах и убедить его в своей невинности. Две ее попытки вызвать его на встречу провалились, и Бет в отчаянии решилась написать ему записку с просьбой о разговоре тет-а-тет.

— Я получил вашу записку, дорогая. — Это были первые его слова, когда они встретились в тот же вечер. — У вас возникла неотложная необходимость увидеться со мной?

— Нет, — прошептала Бет, покраснев, потому что поняла смысл его вопроса.

И этот вопрос навел ее на отчаянную мысль заманить маркиза в свою постель. Наверное, это единственный способ поговорить с ним наедине, а заодно дать ему возможность убедиться в том, что она невинна — то есть была невинна до близости с ним. Но пока она размышляла над тем, как бы половчее это устроить, маркиза уже и след простыл.

А в это самое время положение на Континенте ухудшалось с каждым днем, и даже умудренные жизненным опытом члены семьи де Во зачастую лишь недоуменно разводили руками.

— Я считаю, что долг каждого благородного человека — выступить на борьбу с Корсиканцем, — заявил однажды вечером маркиз, чем привел в шок всех присутствующих. — Лично я намерен предложить свои услуги правительству.

— Это невозможно! — в один голос воскликнули его мгновенно побледневшие родители.

— Очень даже возможно, — упрямо заявил маркиз, и Бет поняла, что для него это единственная возможность избежать брака с ней. Неужели ради этого он готов даже принять смерть? Или, может быть, он искренне считает себя непобедимым?

— Вы забываете, Арден, что день вашей свадьбы уже назначен и она состоится достаточно скоро, — произнес герцог невозмутимо, хотя в душе у него разрасталась паника, — После вашего бракосочетания и так называемого медового месяца мы сможем вернуться к этому разговору, — грозно прорычал он. Бет поняла, что в этот момент отец напомнил сыну о дамокловом мече, занесенном над его головой.

Впервые в жизни маркиз нарушил правила приличия — он отшвырнул свой стул и стремительно покинул гостиную.

В столовой воцарилась мертвая тишина. Герцог и герцогиня побледнели как полотно. Бледность герцога можно было списать на простое недовольство, но в выражении лица герцогини прочитывался страх.

* * *

Бет обнаружила, что ей все больше нравится общество герцогини, которая оказалась женщиной доброй, умной и проницательной. Однажды, когда они вместе проводили время за традиционным для благородных дам занятием — вышивали новые украшения для фронтона часовни — герцогиня позволила себе допустить в разговоре откровенно язвительное замечание:

— Элизабет, моя дорогая… Наш план для посторонних должен выглядеть таким образом, будто вы с Люсьеном безумно влюблены друг в друга. Если бы вы проводили больше времени вместе, эта фальсификация выглядела бы убедительнее.

— Я согласна с вами, ваша светлость, — склонившись над ровным рядом стежков, ответила Бет. — Но маркиз, похоже, предпочитает избегать моего общества.

— А вам бы хотелось, чтобы он уделял вам больше внимания?

— В общем, нет. — Она взглянула на герцогиню.

— Элизабет, а может быть, вы, как говорится, причиняете вред себе, чтобы досадить другому? — нахмурилась та. — Чем вам не подходит такой муж, как Люсьен? Он красив. И может быть чрезвычайно обаятельным.

— Вовсе не обязательно, чтобы муж был красив, ваша светлость, — возразила Бет. — А что касается обаяния, то, вероятно, лорд Арден растрачивает его на других. Я же нахожу его высокомерным и равнодушным. — В глубине души она вынуждена была признать, что он вовсе не был таким, пока не услышал от нее те ужасные слова.

— Это совсем не похоже на него, дорогая, — удивилась герцогиня. — Он, как и вы, не в восторге от затеи герцога. И в такой ситуации каждому приходится чем-то жертвовать. Вы не хотели бы сделать первый шаг к примирению?

— Нет, — качнула головой Бет. Она уже предпринимала такие попытки.

— Тогда я сама поговорю с Люсьеном, — вздохнула герцогиня, заранее зная, что это ни к чему не приведет.

Бет постепенно привыкала к жизни в Белкрейвене. Она освоилась с грандиозными масштабами дома с поразившей ее саму быстротой и вскоре могла самостоятельно найти дорогу во все главные комнаты. Нечестно было бы отрицать, что со временем она стала получать удовольствие от просторных комнат, роскошной обстановки и бесценных произведений искусства. Кто посмел бы жаловаться на судьбу, имея возможность в собственном доме любоваться «Мадонной» Рафаэля, портретом кисти Ван Дейка или радостным сельским пейзажем Брейгеля? Кто посчитал бы себя несчастным в огромной, прекрасно оборудованной библиотеке?

Эта комната с высоким потолком и двумя ярусами застекленных инкрустированных полок, заставленных дорогими, редкими книгами, стала главным убежищем Бет. Вскоре все в доме уже знали, что если нужно срочно разыскать мисс Армитидж, то скорее всего ее можно найти в одной из трех глубоких ниш библиотеки.

Иногда ей приходилось сталкиваться здесь с домашним священником, преподобным Стипом. Хотя он и был человеком книжным, его интересы ограничивались прежде всего маленькой комнатой, в которой хранился фамильный архив. И лишь в редких случаях, когда у него не было другого выхода, он вторгался на территорию Бет.

Но однажды в ее убежище вторгся неожиданный посетитель. Она сидела в обитом бархатом кресле у окна, поджав ноги, как вдруг услышала чью-то быструю поступь.

— Доброе утро, мистер Уэстолл, — радостно приветствовала она секретаря герцога, к которому испытывала большую симпатию.

— И вам того же, мисс Армитидж. — Он обернулся на ее голос. — Мне следовало бы знать, что я застану вас здесь. Могу я попросить вас о помощи?

Бет с готовностью отложила в сторону рассказ о захватывающих приключениях сэра Джона Мэндевилла.

— Конечно. Чем я могу вам помочь?

— Герцог интересуется новым изобретением мистера Стефенсона. Речь идет о машине для путешествий — о локомотиве с паровым двигателем. Герцог уверен, что уже видел где-то статью какого-то Тревитика на эту тему, но не может вспомнить, в каком журнале она была опубликована, — с озорным огоньком в глазах сообщил он.

— Вряд ли она могла выйти давно, потому что и десяти лет не прошло с тех пор, как я слышала что-то о мистере Тревитике, — понимающе усмехнулась она.

— Полагаю, это случилось гораздо позже. Так откуда мы начнем наши поиски?

— Думаю, имеет смысл просмотреть «Ежегодный справочник» и «Ежемесячный журнал». Здесь есть полные комплекты. Вы что выбираете?

— «Ежегодный справочник», — равнодушно пожал плечами секретарь. — А почему вы так торжествующе улыбаетесь, мисс Армитидж?

— Потому что в «Ежемесячном журнале» есть алфавитный указатель, а в «Ежегодном справочнике» указано только содержание, — хитро улыбнулась она.

Они весело рассмеялись, и в этот момент в библиотеку вошел маркиз. Его глаза подозрительно сощурились. Бет подумала, что если бы у него, как у петуха, были на шее длинные перья, то они немедленно бы встопорщились. Она чувствовала, что неудержимо краснеет от стыда, хотя не сделала ничего предосудительного.

— Уэстолл, — чопорно кивнул секретарю маркиз.

— Милорд. — Молодой человек учтиво поклонился, как предписывал этикет, и поспешил удалиться в дальний угол комнаты, где и начал свои поиски.

18
{"b":"3463","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Нелюдь
Академия черного дракона. Ставка на ведьму
Пассажир
Как устроена экономика
Бумажная принцесса
Угадай кто
С неба упали три яблока
Академия семи ветров. Спасти дракона
Час расплаты