ЛитМир - Электронная Библиотека

— Миссис Батлер снимет с вас мерки и сделает эскизы. Потом мы пошлем их в Лондон, и там вам сошьют несколько бальных платьев. А пока мы займемся каталогами.

Герцогиня отправила другого лакея в свою комнату за журналами.

— Кстати, нужно подумать и о драгоценностях, — вспомнила она. — Люсьен, конечно, купит кое-что, но среди фамильных сокровищ есть такие, которые должны принадлежать вам. — И через мгновение еще один лакей бросился выполнять новое поручение.

Они пришли в апартаменты Бет и прямиком направились в гардеробную.

— Вам лучше снять это платье, дорогая, — решительно проговорила герцогиня, и Бет послушно разделась, набросив на плечи шаль.

— Нижнее белье, шелковые ночные рубашки… — Герцогиня перечисляла вслух список необходимых вещей, а Бет сгорала от стыда. — Вы хотите, чтобы мы полностью заказали вам гардероб прямо сейчас, или предпочтете заняться покупками сами после свадьбы?

— А разве это имеет значение? — спросила Бет, ощущая себя человеком, по неосмотрительности сдвинувшим с места маленький камешек, который стал причиной оползня.

— Все зависит от того, где вы проведете медовый месяц и как скоро вы начнете вести светскую жизнь.

— Я не знаю, — пожала плечами Бет.

— Спросите у Люсьена, — посоветовала герцогиня.

Бет пыталась понять, были ли ее слова приказанием или очередной мыслью вслух.

Наконец все поручения герцогини были выполнены. Через несколько минут в комнату вошла высокая сухопарая женщина в сопровождении маленькой горничной, которая несла корзинку со швейными принадлежностями и набор образцов ткани. Белошвейка ловко сняла мерки с Бет, пока герцогиня взахлеб рассуждала о модных нарядах.

— Легкие платья свободного покроя. Несложных фасонов, я полагаю. Вы согласны, Элизабет? — Та не успела ответить, а графиня уже увлеченно продолжала:

— Муслин. Дайте взглянуть. Этот кремовый жаконет просто чудесен, правда? Или лучше этот узорчатый батист…

Бет сдалась и предоставила герцогине самой выбрать, какие три платья ей сошьют в первую очередь — одно из узорчатого батиста, второе из жаконета с узором в виде зеленых веточек и последнее из обычного батиста. Герцогиня также приказала начать готовить ей в приданое нижнее белье, все с монограммами.

Портниха ушла, и как только Бет снова облачилась в свое так несправедливо отвергнутое платье, герцогиня тут же привлекла ее к просмотру модных журналов. Бет приготовилась возражать, но выбор герцогини оказался безупречен. И потом, разве она умела разбираться в таких сложных вещах?

В какой-то момент Бет испугалась, что это обойдется им в кругленькую сумму, но в эту минуту герцогиня приказала добавить к заказанным нарядам костюм для верховой езды и обувь.

Вскоре смирившуюся со своей участью Бет поставили перед столиком, на котором было небрежно рассыпано целое состояние — серебро, золото, алмазы, рубины, изумруды, сапфиры, жемчуг. Она не удержалась и прикоснулась кончиками пальцев к великолепному браслету с бриллиантами, сверкающими в лучах солнца, а также к нитке тускло переливающегося жемчуга. И тут же отдернула руку. Ее подвергали искушению, и вовсе не поцелуями. Бет выбрала нитку жемчуга, которым по традиции украшали себя благородные невесты, янтарную безделушку, которая показалась ей не очень дорогой, и — под давлением герцогини — согласилась принять несколько бриллиантов. Она выбрала самое скромное ожерелье из всех предложенных.

— Оно очень милое, — задумчиво промолвила герцогиня, вертя в руках алмазы. — Вот только камни слишком маленькие. Может быть, вы возьмете другое? — Она открыла футляр, и Бет зажмурилась от сверкания камней.

— Нет, ваша светлость. Спасибо, но я предпочитаю то, — ответила она. Что Бет Армитидж станет делать с такой дорогой вещью?

— Как хотите, моя дорогая, — по своей галльской привычке пожала плечами герцогиня.

* * *

Бет не знала, сколько часов провели белошвейки в недрах дома Белкрейвенов за шитьем ее нарядов, но одно ее платье, светло-зеленое, было готово уже на следующий день, к тому времени, когда пожаловали первые гости. Герцогиня лично осмотрела Бет перед ее выходом к гостям и осталась весьма довольна. Она попробовала уговорить Бет не надевать капор, но та настояла на своем. Капор в каком-то смысле был для Бет символом целомудрия и независимости, поэтому она не сдалась.

В гости к ним пожаловали ближайшие соседи — леди Фрогмортон с дочерьми, Люси и Дианой. Их сопровождала подруга мисс Феба Суиннамер, юная дама редкостной красоты.

В облике этой юной леди было что-то волнующее — хотя бы в том, как она смотрела на Бет и герцогиню, а также во взглядах ее подруг на нее. Не нужно было быть семи пядей во лбу, чтобы догадаться, что мисс Суиннамер мечтает оказаться на месте Бет. То же касалось и Люси Фрогмортон. Бет вскоре узнала, что большинство молодых женщин Англии разделяют чувства этих дам.

В первый момент ей показалось забавным, что судьба распорядилась так, чтобы честь стать женой маркиза выпала на долю той, кто, оставаясь в здравом уме, этого не хотела.

Бет как раз размышляла над тем, что здесь делает Феба Суиннамер, когда та попыталась сесть в кресло рядом с ней. Герцогиня, похоже, всеми силами старалась избежать этого.

— Вы живете в Беркшире, мисс Суиннамер? — вежливо осведомилась Бет. После многих лет преподавания Бет научилась не робеть в присутствии юных, сгорающих от ревности кокеток.

— О нет, — одними губами улыбнулась та. — Мой дом в Суссексе, но мы много времени проводим в Лондоне.

— Вам там нравится? Я редко бывала в столице.

— Это мой долг. Ведь я наследница своих родителей. Я должна сделать хорошую партию, — ответила Феба.

— Я уверена, что с вашей красотой и состоянием вы сможете сделать тот выбор, какой захотите, мисс Суиннамер, — улыбнулась Бет.

На прекрасном лице Фебы отразилась едва заметная натянутость, хотя было очевидно, что более сильные эмоции никогда не искажали прекрасные черты ее лица.

— Вы очень добры, мисс Армитидж. — Она огляделась. — Дом Белкрейвенов очень красив, не так ли? Я провела здесь Рождество.

Бет только теперь поняла, что раньше Феба всерьез претендовала на руку маркиза. Может быть, они даже состояли в любовной связи, которая привела к обоюдному разочарованию? Бет — вот эгоистка! — никогда не задумывалась над тем, что маркизу, возможно, пришлось отказаться от прежней избранницы, чтобы вступить в брак с ней. Она покосилась в его сторону, но маркиз был увлечен дружеской беседой с Фрогмортонами, и по его лицу ни о чем нельзя было догадаться.

Бет перевела взгляд на Фебу и обнаружила, что ее интерес к маркизу не остался незамеченным, и теперь на лице красавицы светилась торжествующая улыбка. Так-так, похоже, эта маленькая кошечка еще доставит ей немало хлопот. Она, несомненно, не отказалась от надежды, пусть даже очень слабой, расстроить их помолвку и вернуть расположение маркиза. Бет понимала, что шансов у Фебы нет никаких, а позволить ей осложнить себе жизнь она не могла.

— А вот я предпочитаю проводить Рождество в кругу семьи, — отозвалась она.

— А где живет ваше семейство? — попробовала найти слабое место в ее обороне собеседница.

— Я жила у своей тети в Челтнеме, — невозмутимо ответила Бет. — А ваши родители здесь с вами, мисс Суиннамер?

— Нет, моя мама в Бате, а отец охотится в Мелтоне. Просто поразительно, — протянула она, бросая на маркиза несколько фамильярный взгляд, — Ардена обычно сюда калачом не заманишь. Он, как правило, проводит зиму в графствах центральной Англии.

— Любовь, знаете ли, — небрежно бросила Бет. — Уверяю вас, мисс Суиннамер, я вовсе не торопилась под венец, но маркиз проявил такую настойчивость!

Хорошенький носик Фебы решительно вздернулся, но прежде чем она успела ринуться в новую атаку, к ним подошла герцогиня и отвела Бет в сторону.

— Вам нужно познакомиться с леди Фрогмортон, моя дорогая, — шепнула она, а когда они отошли подальше, добавила: — Надеюсь, эта девица ничем вас не обидела?

22
{"b":"3463","o":1}