ЛитМир - Электронная Библиотека

Через некоторое время мистер Уэстолл пригласил ее в кабинет герцога, а сам благовоспитанно удалился куда-то.

— Я вас слушаю, Элизабет, — произнес герцог, снимая очки и устало потирая переносицу.

— Вы мой отец, — начала она неуверенно, поскольку в самый ответственный момент вдруг растерялась. — Я подумала, что поэтому могу поговорить с вами откровенно, но теперь не уверена в этом.

— Надеюсь, ваши сомнения необоснованны. — Его строгие черты несколько смягчились. — Я давно наблюдаю за вами и восхищаюсь тем, как вы справляетесь с трудностями. Вероятно, вы считаете, что для вас было бы лучше пока держаться от Белкрейвена подальше и спокойно дожить до свадьбы вне этого дома, но уверяю вас, Элизабет, такое проявление доброты с моей стороны сослужило бы вам плохую службу. Вам нужно научиться уживаться с людьми в этом мире.

— Полагаю, я умею уживаться с людьми, и превосходно. Но я не уверена, что мне удастся ужиться с маркизом.

— Что он сделал? — Герцог напрягся.

— Ничего, — поспешила заверить его Бет. Ей не хотелось вносить дополнительный разлад в эту и без того несчастливую семью. — Просто я не могу решить, как мне держаться с ним.

— Боюсь, вы обратились за советом не к тому человеку, моя дорогая, — с заметным облегчением улыбнулся он. — Я тоже не знаю, как мне с ним держаться. Мне удается находить с ним общий язык, потому что я давно решил, чего хочу от него — чтобы он вырос умным, образованным джентльменом. В этом направлении я и толкал его с большими или меньшими усилиями в зависимости от обстоятельств. А что вы хотите от него?

— Я не знаю. — Она беспомощно развела руками.

— Что вы хотите от него сейчас? Чего вам недостает?

Бет покачала головой, оставив без ответа наводящие вопросы герцога.

— Я так одинока, — тяжело вздохнула она.

— А, одиночество… — Он внимательно взглянул на нее. — Может быть, вам нужна от него дружба, моя дорогая. Наследник герцогского титула лишен такой роскоши, как настоящие друзья. Если вы предложите Ардену дружеские отношения, я думаю, он их не отвергнет.

Бет понимала, что герцог прав. Ей действительно нужен был друг, а дружеские отношения в браке она всегда считала идеальным вариантом. Но своей необдуманной ложью она лишила их с маркизом этого сокровища.

— Едва ли у нас это получится, — грустно проговорила она.

— Вы ставите меня в тупик. — Герцог поднялся и зашагал то комнате. — Я не слепой: я и сам заметил напряженность в ваших отношениях. Мне казалось, что маркиз может очаровать любую женщину, но вы остались к нему равнодушны. Я всегда думал, что два разумных человека способны достигнуть взаимопонимания, но вам это не удается. Неужели ваше счастье не стоит того, чтобы приложить усилия к его достижению?

— Мы пытаемся. — Бет прямо взглянула ему в глаза. — Но все камни, которые мы кладем в основание будущего здания, рассыпаются словно карточный домик.

Герцог с минуту молча смотрел на нее, потом покачал головой и отвернулся.

— Когда мы переедем в Лондон, вы заведете собственных друзей. То, как вы проводите время здесь, нетипично для нашего круга и мало напоминает вашу будущую жизнь. Как вы могли заметить, у нас не принято жить в узком семейном кругу. Как только вы поженитесь, вам с Арденом не нужно будет часто и подолгу общаться. А если это и будет происходить, то по большей части в присутствии посторонних.

Внезапная острая боль пронзила ее сердце, когда она поняла, что вовсе не хочет такой жизни, и тут же с ужасом представила предстоящую интимную близость с маркизом.

— Если бы я могла вести себя с ним более непринужденно… — Она не смогла закончить фразу.

— Вас беспокоит интимная сторона брака, Элизабет, — заявил вдруг герцог. Ему удалось угадать ее мысли, если судить по тому румянцу, который вспыхнул на ее щеках. — Этого следовало ожидать. Могу вам сказать лишь одно, моя дорогая. Я полностью доверяю Ардену и уверен, что он сможет исполнять свои супружеские обязанности с присущими ему благородством и чуткостью.

А вдруг, несмотря на заключенное между ними перемирие, маркиз сочтет необходимым слишком усердно исполнять свои супружеские обязанности? Впрочем, так или иначе, ей предстоит каждый раз переживать вторжение мужчины, который будет заниматься этим без малейшего желания.

Она подняла глаза на герцога и еще раз повторила:

— Вы мой отец, — причем сама не понимала, что именно хотела этим сказать.

— Да. И я полюбил вас, Элизабет, хотя поначалу даже и не предполагал, что такое возможно. — Искреннее сочувствие блеснуло в его глазах и тут же исчезло. — Я буду заботиться о вас, как умею, но от своего плана не отступлю, — добавил он своим обычным чопорным тоном.

— Скорее бы все это закончилось! — в отчаянии воскликнула она.

— Все только начинается. — Герцог взял ее за руку. — Конец — это смерть.

Бет до сих пор не загадывала дальше свадьбы. Теперь же вся ее жизнь предстала перед ее внутренним взором во всей своей неприглядности — интимная близость с чужим человеком, необходимость следить за каждым своим словом и жестом, долгий путь через зыбучие пески. Она взглянула на герцога, вырвала руку и выбежала из комнаты.

«Пока смерть не разлучит нас». Скоро ей придется сказать эти слова маркизу, и они будут чистой правдой. А как только у них появятся дети, их союз станет еще крепче и неразрывнее. Даже если бы она захотела сбежать от мужа, одна только мысль о детях не позволила бы ей этого сделать.

Возврата нет.

До сих пор в ее жизни не было никаких серьезных перемен, поэтому она не понимала смысла такой простой истины, хотя и прочла ее у Лукреция. «Когда вещь меняется и разрушаются ее привычные границы, эта перемена означает гибель того, что было раньше».

В цветущем весеннем саду Бет тихо скорбела о той своей жизни, с которой рассталась навсегда.

Глава 8

Оказавшись в городе, маркиз первым делом направился к Бланш. Она открыла ему дверь и бросилась в его объятия.

— Люсьен, любовь моя!

— Ты знаешь, почему я приехал? — Он вздохнул и зарылся лицом в ее сладко пахнущие волосы.

— Проститься? — Она отстранилась и печально взглянула на него. — Я прочла объявление о твоей помолвке. Она достойна тебя, любовь моя?

— Что ты имеешь в виду? — Он сердито нахмурился.

— Прости, Люсьен. — Она побледнела так, что лицо ее стало одного цвета с ее белым, сшитым по последней моде платьем. —Я не хотела сказать ничего дурного. Если ты привез невесту бог знает откуда, значит, ты ее любишь. Только это и имеет значение.

— Мы больше не будем говорить на эту тему. — Он задумчиво провел рукой по волосам.

— Хорошо, тогда я прикажу подать чай и расскажу тебе все последние сплетни, — проговорила она весело, хотя лицо ее по-прежнему оставалось бледным.

Он сидел за столом напротив нее, рассеянно слушая ее болтовню.

Когда она замолчала, чтобы разлить чай по чашкам, маркиз спросил:

— Скажи, Бланш, как мужчина может убедиться, что женщина невинна?

— Ты имеешь в виду свидетельство ее девственности? — изумленно переспросила она.

— Нет, меня интересует не фактическое свидетельство, а то, как она себя ведет в данной ситуации.

— Не понимаю, зачем мужчине это знать? — пожала плечами Бланш. — Наверное, он может догадаться по тому, явится ли это для нее настоящим шоком.

Маркиз рассмеялся, отставил чашку и притянул Бланш к себе:

— Скажи, моя зимняя роза, тебя может шокировать подобное обстоятельство?

— Ты шокируешь меня сейчас, Люсьен. — Она покраснела. — Ты ведь пришел проститься, не так ли? Ты почти женат.

Он спустил платье с ее плеч и, обнажив грудь, стал покрывать ее поцелуями.

— Это не препятствие для того, чтобы заняться любовью с самой красивой женщиной Лондона. — Он снова поцеловал нежные холмики.

— В последний раз ты говорил — Англии, — поддразнила она его.

— Правда? — Он улыбнулся, совсем как прежде, поднял ее на руки и понес по лестнице наверх. — Я готов признать, что ограничил сферу твоего воздействия. Но ведь сейчас мы в Лондоне?

24
{"b":"3463","o":1}