ЛитМир - Электронная Библиотека

— А что потом? — спросила Бет.

— А потом мы вернемся в Лондон. Вам следует занять подобающее место в обществе. Но я обещаю, что не стану обременять вас светской жизнью, как это делала моя мать.

— Очень на это надеюсь, — хмыкнула Бет, поднимаясь. — Перестаньте обращаться со мной, как с ребенком, ми… Люсьен. Я и сама в состоянии организовать свою светскую жизнь.

— Согласен. Но будьте справедливы, Бет. Вы ведь пока нуждаетесь в некотором руководстве, разве не так?

Бет не разделяла его представлений о справедливости, но вынуждена была согласиться.

— Хорошо. А теперь, милорд… мой дорогой Люсьен, — с улыбкой поправилась она, — я должна вызвать Редклиф. Если вы не согласитесь и сегодня выполнять обязанности моей горничной…

Язык снова подвел ее, и Бет, с опаской взглянув на Люсьена, заметила в его глазах коварный блеск. Он подошел к ней и стал сосредоточенно расстегивать жемчужные пуговицы на ее пеньюаре. Она беспомощно рассматривала его красивое лицо, не представляя, что нужно делать в такой ситуации, а главное, не зная, чего она сама хочет.

Его руки скользнули под тонкую ткань, прикоснулись к ее плечам, и пеньюар упал на пол. Она порадовалась тому, что на ней осталась ночная рубашка, которая хоть как-то прикрывала ее наготу.

Он протянул руку к пуговицам у ворота. Бет инстинктивно прижала руку к груди, а он взглянул на нее с вызывающей усмешкой.

— Горничная никогда не оставила бы пеньюар валяться на полу, — необдуманно заметила она.

— Интересно, что заставило вас принять меня за горничную? — хмыкнул он и быстрым движением завел ей руки за спину. Бет оказалась в ловушке, как и в тот ужасный вечер. Впрочем, теперь все было по-другому. Раньше она наверняка бы растерялась и испугалась, оказавшись в подобной ситуации, но сейчас совсем не испытывала страха.

Маркиз наклонился и поцеловал ее в кончик носа. Бет отшатнулась и начала вырываться.

— Отпустите меня! Вы же сказали, что подождете, пока я сама соблазню вас.

Он выпустил ее руки, но тут же заключил ее в объятия, так что она снова оказалась в плену.

— А вы знаете, как нужно соблазнять? Впрочем, начали вы на удивление многообещающе. Провокационные реплики — это вы удачно придумали…

— Я не…

Он прижался к ее губам.

Когда он отстранился, она снова попыталась возразить:

—Я…

И он опять не дал ей договорить.

После двух неудачных попыток Бет благоразумно решила хранить молчание, тем более что сомневалась в том, что сможет связно выразить свою мысль. Все ее тело пронизала неизведанная прежде энергия, которая действовала на нее, как солнечный свет, рассеивающий утренний туман.

—…и все же вам следует знать, что делать потом, — продолжал маркиз. Оказывается, он что-то говорил, но она его не слышала. — Кроме того, вы должны ясно себе представлять, какова будет награда. — Он снова поцеловал ее.

На этот раз он не просто пленил ее губы. Он осторожно, но настойчиво раздвинул их, и она впервые почувствовала прикосновение его языка к своему. Тихий стон вырвался из ее груди, но был ли это стон восхищения или протеста, она и сама не знала. Никогда, ни в одной книжке она не встречала советов по поводу того, как следует реагировать на поцелуи мужчины.

Она ощущала жар его рук сквозь тонкий шелк рубашки — одна ласкала ее между лопаток, другая лежала на спине. Грубая ткань халата раздражала ее кожу, и неожиданно соски ее затвердели, словно начали жить собственной жизнью. Она вдыхала аромат его тела, где к запаху мыла примешивалось еще что-то сладкое, острое, таящее в себе неведомую опасность.

Это был запах мужчины.

Инстинкт побудил ее приоткрыть губы навстречу его очередному вторжению. Его пальцы гладили ее затылок, рассылая по всему телу сладостную дрожь. Ей вдруг стало нестерпимо жарко. Она признала себя побежденной и вцепилась в ворот его халата.

И в этот момент его губы оставили ее. Обессилев от его ласк, она прижалась головой к его плечу, а он ласково гладил ее по волосам.

— Бет? — нежно прошептал он.

Глава 15

Она помотала головой, не отнимая ее от его плеча. Некая часть ее тела с готовностью ответила на его призыв, как ребенок, которого поманили конфетой, но разум ее воспротивился. Если бы он взял ее на руки, отнес в постель и овладел ею, она бы с радостью покорилась, но сказать вслух слово «да» не могла. Она впервые оказалась в подобной ситуации, а как себя вести — не знала. И снова пожалела, что ей не у кого спросить совета.

Он вздохнул и выпустил ее. Но затем взял ее за руку и повел в спальню. Сердце Бет билось в груди, как птичка в клетке, и чтобы не выдать своего волнения, она опустила глаза. По правде говоря, она очень хотела, чтобы он уговорил ее или даже принудил.

— Позвоните горничной. — Он все-таки не стал настаивать. — Мы должны поговорить с герцогом и герцогиней. И не нужно откладывать этот разговор.

Он вернулся к себе, а Бет без сил опустилась на кушетку, проклиная маркиза за его деликатность.

Час спустя, переодевшись в платье для прогулок, Бет присоединилась к мужу. Маркиз выглядел безупречно в костюме, тонко сочетающем голубой и темно-желтый цвета. Ничто в его внешности не напоминало о том, что совсем недавно он предстал перед ней в образе сгорающего от страсти любовника. Они отправились на поиски герцога и герцогини.

— Вы прекрасно выглядите, моя дорогая. — Герцогиня поцеловала Бет в щеку. — Это хорошо, что Люсьен хочет увезти вас в Хартуэлл. Вы сможете там отдохнуть и восстановить силы.

Бет заметила, что герцогиня бросила на мужа смущенный взгляд, а тот напустил на себя строгий вид. Бет смутилась, как будто подглядела что-то, не предназначенное для чужих глаз.

— Добро пожаловать в семью де Во, — улыбнулся герцог и тоже поцеловал ее в щеку. Весь его вид излучал самодовольство, и Бет это покоробило. Он был доволен, что его стратегия увенчалась успехом. Бет мысленно позлорадствовала, ведь он и не подозревает о том, что ждать появления на свет наследника ему придется гораздо дольше, чем он рассчитывал.

Бет сама удивилась тому, что герцог не вызывает в ней благоговейных чувств, как было еще недавно. Теперь она маркиза, а не сельская учительница, и сама будет распоряжаться своей жизнью. Для начала она с мужем уедет отсюда в Хартуэлл, в их загородное имение, а дальше… А дальше все будет зависеть от того, как поведет себя маркиз.

А пока следует успокоиться и перестать видеть врагов в людях, которые ее окружают.

* * *

Оказавшись в экипаже вместе с маркизом, она решила быть милой и ласковой, тем более что весна была в полном разгаре, светило яркое солнце, а в ветвях пели птицы.

— Расскажите мне о вашем поместье, Люсьен, — попросила она.

— Я уже говорил вам, что это уединенный особняк, — ответил он, расслабленно раскинувшись на сиденье, но, к счастью, не выказывая никаких признаков страстной влюбленности. — Он довольно уютен и хорошо обставлен. Вокруг него разбит сад. — Он усмехнулся. — Потребовалось немало денег и усилий, чтобы не допустить засилья сельского пейзажа. Сад выходит к реке, а во фруктовом саду устроена голубятня.

— Тогда, наверное, мне следовало привезти с собой наряд пастушки? — пошутила Бет.

— Как Мария Антуанетта в «Малом Трианоне»? Разумеется, нет. Но главное очарование Хартуэлла заключается в том, что мы сможем там одеваться так, как захотим. — Он снял галстук и швырнул его на противоположное сиденье. — Ура! Вот она — свобода!

Бет распустила ленты соломенной шляпки и откинула ее на спину.

Его глаза возбужденно блеснули, и он расстегнул сорочку.

— Мне бы не хотелось принимать участие в этом соревновании, милорд, — осторожно взглянула на него Бет.

— Люсьен… — с улыбкой поправил он ее. — Люсьен — или я сорву с себя всю одежду прямо здесь.

— Люсьен, — поспешно поправилась она.

— Может быть, «мой дорогой Люсьен»? — предположил он.

— Нет, просто Люсьен. Я ведь сама должна подвигнуть вас на дальнейшие действия? Так что не стоит раздеваться у меня на глазах раньше времени.

47
{"b":"3463","o":1}