ЛитМир - Электронная Библиотека

— Ничего особенного, сэр.

— Эта актриса твоя любовница?

— Да, сэр.

— Никогда больше не приводи в дом ни ее, ни ее поклонников.

Маркиз нахмурился, но не посмел возразить.

— Хорошо. Простите меня, сэр.

— А что это был за мальчишка? — снисходительно проговорил герцог.

— Я подобрал его на улице, и он, похоже, понравился слугам. Я думаю подыскать ему место…

— Я понимаю твое стремление отдать долг, ведь ты должен ему гинею. Полагаю, ты всегда платишь долги?

Маркиз подивился проницательности герцога. Сейчас у него появилась возможность хоть как-то расположить его к себе.

— Разумеется, сэр.

Дисциплинарная часть разговора на этом закончилась. Маркиз почувствовал, что самое главное ему еще предстоит выслушать.

— Присядь, Арден. Я хочу обсудить с тобой одно дело.

Маркиз послушно сел в другое кресло, глядя на отца с возрастающим беспокойством.

— Надеюсь, с мамой все в порядке? — спросил он.

— Абсолютно.

Но маркиза ответ герцога не успокоил.

Невнимание отца к его костюму лучше всяких слов говорило, что он пал ниже стандартов де Во, что отец стыдится своего сына и наследника. В детстве подобное поведение герцога обижало маркиза, и он часто плакал.

Почему нынешняя ситуация так напоминает ему те ужасные времена, когда маркиз сразу понимал, что герцог на него сердится?

— Нет необходимости ходить вокруг да около, Арден, — наконец нарушил молчание герцог. — Правда, я так и не решил, в какой последовательности следует преподнести тебе новости. — Он пристально взглянул на маркиза. — Ну что ж, начну по порядку. Прежде всего ты должен знать, что ты мне не родной сын.

— Вы лишаете меня наследства? Господи, за что? — Маркиз растерянно посмотрел на отца. На отца?

— Нет! — качнул головой герцог. — Ты не понял. Я всегда знал, что ты не мой сын.

Маркиз пришел в ярость:

— Вы порочите мою мать!

— Не будь идиотом, — спокойно произнес герцог. — Репутация герцогини дорога мне не меньше, чем тебе. Можешь сам спросить ее, если хочешь. Это правда. Грехи молодости…

Маркиз уловил застарелую боль в голосе отца — нет, не отца…

Комната закружилась у него перед глазами, и он вынужден был ухватиться за подлокотники кресла. Сердце глухо стучало в груди. Дышать стало трудно. Нет, взрослые мужчины не должны падать в обморок!

— Это случилось, когда я был в Шотландии. Там я сломал ногу. Я никак не мог быть твоим отцом. — Голос герцога доносился до него словно из глубокого ущелья.

Его отец не может лгать. Его отец — тот человек, который сидит рядом с ним в кресле, — всегда говорил правду и всегда был равнодушен к нему. Теперь все стало на свои места. Маркизу показалось, будто у него из груди вырвали сердце, а вдобавок выкачали всю кровь из жил. И все же он сумел сосредоточиться на главном:

— Почему вы признали меня?

— У меня уже было два сына, — пожал плечами герцог, не глядя на него. — Такие вещи происходят часто и могут случиться в любой семье. А я очень любил твою мать. Она никогда не рассталась бы с ребенком добровольно. — Он бросил взгляд на наследника и тут же, побледнев, отвернулся. — Потом случилось несчастье, а она уже собиралась рожать. Наверное, мы могли бы сделать вид, что ребенок умер. Я думал об этом… но это убило бы ее. — Он тяжело вздохнул. — Она была привязана к тебе, как ни к одному из своих детей. В такой ситуации нельзя было принимать кардинальные решения.

Маркиз почувствовал, что все начинает преобразовываться в стройную картину, принадлежащую чужому, мрачному миру. Он опустил глаза и увидел, что его пальцы, вцепившиеся в подлокотники, мертвенно бледны. Он не мог заставить себя расслабиться.

— Если я правильно понял, вы хотели избавиться от меня? — Лицо маркиза превратилось в окаменевшую маску. Он посмотрел герцогу прямо в глаза, но тот не испугался его взгляда, только еще сильнее побледнел.

— Я хотел и продолжаю хотеть, чтобы ветвь де Во не прерывалась.

Маркиз сделал над собой невероятное усилие и выпрямился в кресле. И даже расправил плечи:

— Полагаю, я понял вас, сэр. Может быть, вы хотите, чтобы я застрелился? Или отправился в Новый Свет под другим именем? Но я не понимаю, как это поможет вам заполучить прямого наследника. Может быть, мама… — Он не смог договорить.

— Она уже не в том возрасте, чтобы иметь детей, — отчеканил герцог. — И перестань нагнетать обстановку. Я вовсе не собираюсь отказывать тебе в наследстве, равно как и удалять тебя из дома! Я хочу, чтобы ты повел себя, как мой сын. — Герцог сам удивился, что произнес это слово. — Я хочу, чтобы ты женился на моей дочери.

Маркиз устало опустил плечи.

— Тот идиот, должно быть, ударил меня по голове сильнее, чем я предполагал, — пробормотал он. Возможно, впрочем, ему только кажется, что голова отделяется от тела, а мысли повисли в воздухе, как клочья утреннего тумана. Однако одну мысль ему все же удалось ухватить за хвост. Он получил помилование. Как тот, кого приговорили к повешению, но в последнюю секунду ужасный приговор заменили поркой.

Герцог поднялся и налил бренди в два бокала. Один из них он втиснул в руку маркиза.

— Выпей и послушай меня внимательно, Арден.

Крепкий напиток разлился по жилам маркиза и разогнал туман, окутавший мозг. Ему даже удалось сосредоточиться на том, что говорил герцог.

— Твое рождение, Арден, очень сильно на меня повлияло… Я совершенно сознательно пошел на эту любовную связь, в результате которой — без моего ведома! — на свет появился ребенок. И вот сегодня утром я получил известие, что у меня есть дочь. В ее жилах течет кровь де Во, хотя никто об этом не знает, кроме нас с тобой и матери, поскольку ее мать умерла. Если ты женишься на ней, мой род продлится.

— У меня есть идея получше, — пробурчал маркиз, который не мог в этот момент думать ни о чем, кроме как о том, что герцог изменил его обожаемой матери. — Сделайте своей наследницей ее.

— Ты соображаешь, что плетешь? — Слова были для него как ушат холодной воды. — Ты что же, отказываешься жениться?

Маркиз, страдая от обиды и унижения, с трудом сдержался, чтобы не нагрубить герцогу и не послать его куда подальше вместе с его незаконнорожденной дочерью. Однако в нем все же текла благородная кровь, и он постарался взять себя в руки, чтобы вести с герцогом разговор на равных.

— Вам известно что-нибудь об этой девушке? — вежливо спросил он.

— Только ее возраст. Ей недавно исполнилось двадцать четыре, она на год младше тебя.

— Иными словами, старая дева, — равнодушно подытожил маркиз. — Похоже, только такая невеста мне и подходит. И где же она живет? — после паузы спросил он.

— В Челтнеме. Она преподает в школе для молодых леди мисс Маллори, близкой подруги ее покойной матери.

— К тому же еще и синий чулок. Превосходно! Будем надеяться, что я в отличие от принца смогу исполнить свой долг.

— Но принц произвел на свет дочь, — напомнил ему герцог.

— Это, как вы понимаете, не может быть нам полезно. — Маркиз больше не в силах был продолжать этот разговор. Он разрывался между желанием дать герцогу пощечину и потребностью упасть к его ногам и со слезами просить пощады. Но оба варианта были равносильны самоубийству. Он поднялся с кресла, но не смог взглянуть герцогу в глаза. — Нам еще нужно что-то обсуждать? У меня дела.

— Я навожу справки об этой девушке. Я приехал сюда так неожиданно только потому, что твоя мать заявила, будто ты собираешься свататься к дочери Суиннамера.

Хорошенькая китайская фарфоровая куколка, о которой маркиз в последнее время подумывал как о своей жене, подошла бы на эту роль не хуже и не лучше, чем любая другая.

— Могу вас заверить, что я полностью отказался от этой идеи, — с видом полного безразличия ответил маркиз, но вдруг обнаружил, что разрывает в клочья кисточку с обивки кресла, возле которого стоит.

— Ты хочешь сказать, что разбил ей сердце? — уточнил герцог. — Кстати, а что у тебя с мисс Бланш?

5
{"b":"3463","o":1}