ЛитМир - Электронная Библиотека

— Кларисса, выпей это! — Бет взяла бокал и насильно влила ей в рот бренди. Кларисса захлебнулась и закашлялась. Бет похлопала ее по спине. Девушка перестала кашлять и разрыдалась. — Кларисса, прекрати! — Бет с силой тряхнула ее за плечи. — Послушай меня. Все это произошло из-за тебя. Я тебя ни в чем не обвиняю, просто все эти люди пришли сюда, чтобы спасти нас от смерти.

Кларисса перестала плакать и недоверчиво посмотрела на Бет.

— Миссис Хардкасл была добра к тебе. Она спасла тебя от лорда Деверила! И не пристало тебе высказываться о ее моральном облике.

— Но…

— Нет.

Кларисса умолкла.

— Я пока еще не решила, что нам делать дальше, но ты не должна рассказывать никому о том, что здесь сегодня произошло. Понятно?

— А что будет со мной? — жалобно спросила Кларисса.

— В любом случае вам уже не придется выходить замуж за Деверила, — спокойно произнес маркиз. — Жаль, что вы не успели с ним обручиться. Вы были бы сейчас богатой вдовой.

И тут Бет пришла в голову такая замечательная мысль!.. Но нет, она не будет пока делиться ею с маркизом.

Дверной молоток возвестил о приходе новых посетителей. Люсьен открыл дверь — это оказались Николас Делани и лорд Мидлторп. Лорд быстро оглядел комнату и мгновенно оценил ситуацию: связанных людей, разбитую люстру, следы крови на лестничных перилах и нож, валяющийся на полу.

— Похоже, мы опоздали к началу спектакля, — разочарованно протянул он, пряча в карман пистолет. — Люс, мы только что получили очень странное сообщение от твоего человека по имени Дули.

— Все в порядке, кроме Деверила. — Люсьен бросил многозначительный взгляд на окровавленный нож.

— Отлично! — обрадовался Николас. — И кто же у нас герой?

— Бланш, — ответил Люсьен.

— Я всегда говорил, что на хорошую женщину можно положиться во всем, — развел руками Николас. — Итак, если мы не хотим остаться в стороне от этого дела, то должны хотя бы навести порядок в доме. Избавиться от тела и прочее. Думаю, следует увести отсюда дам. А кто сейчас рядом с героиней?

— Хэл, — улыбнулся Люсьен. — Он говорит, что хочет на ней жениться.

— Я могу только приветствовать его решение, — заявил Николас. — В наших рядах должно быть как можно больше решительных женщин. — Он взял под руки Бет и Клариссу и отвел их в холл.

— Меня зовут Николас Делани, — представился он девушке, усадив ее на диван. — А вы, должно быть, Кларисса Грейстоун? Не беспокойтесь ни о чем. Уверен, со временем все забудется.

Кларисса опустила голову и что-то пробормотала.

— Да, я знаю. — Он ласково погладил ее по волосам. — Но самое страшное позади. А сейчас, я считаю, вам следует вернуться к родителям.

— Нет! — в ужасе вскричала Кларисса.

— Они жестоко с ней обошлись, — пояснила Бет.

— Если вы отвезете ее домой и она притворится раскаявшейся и смиренной, то родители не будут на нее сердиться. Дайте им понять, что их дочь поддерживает и опекает сам маркиз. Грейстоуны хорошенько подумают, прежде чем вызвать его неодобрение. Брак с Деверилом вам больше не грозит, — продолжал Николас, обращаясь к Клариссе. — Притворитесь испуганной. Мы постараемся сделать так, чтобы его тело долго не нашли и не опознали. А до тех пор вряд ли ваши родители станут искать другого жениха. Да и ситуация к тому времени изменится.

— Как она может измениться? — с любопытством спросила Кларисса — его уверенный тон придал ей смелости.

— Да как угодно, — пожал плечами Николас. — Побудьте здесь, леди, я скоро вернусь. — И Николас направился в гостиную, чтобы помочь друзьям избавиться от мертвеца.

— Кстати, Ник, здесь мой слуга и обе горничные, — вспомнил Люсьен, когда Делани приблизился к нему.

— А они будут держать рот на замке?

— Агнес заслуживает всяческого доверия. Однажды она спасла Бланш от работного дома. Думаю, Робину тоже можно доверять. — Он повернулся к Бет: — А что вы скажете по поводу своей горничной?

— Надеюсь, Редклиф будет держать язык за зубами, но для этого стоит рассказать ей обо всем, что здесь произошло.

— Предлагаю вам с Клариссой выйти через заднюю дверь, — обратился к ним Люсьен. — Захватите с собой Редклиф и Робина, а я найму пролетку и подберу вас в конце переулка. — Он ласково поцеловал Бет и вышел за дверь.

Бет с Клариссой спустились в уютную кухню, где обнаружили двух служанок и Робина. Обе служанки принялись что-то бессвязно бормотать, но Бет их успокоила:

— Тихо! Агнес, ваша госпожа жива и невредима, но беспокоить ее сейчас не следует. Оставайтесь здесь, пока вас не позовут. Редклиф, Робин, мы уходим отсюда.

— Да, миледи.

Они вышли из кухни и направились через садик к боковой улочке. Бет воспользовалась моментом, чтобы проинструктировать слуг:

— Помните, вы не должны никому рассказывать о том, что произошло сегодня в этом доме.

— Слушаюсь, миледи, — с готовностью отозвался Робин.

— Мне нечего будет сказать, если меня о чем-то спросят, госпожа, — пожала плечами Редклиф. — А тот человек, который меня схватил… Впрочем, я не помню. Агнес говорила, что было трое вооруженных людей. Они хотели ограбить дом?

— Да, пытались. Но им ничего не удалось взять, — отозвалась Бет. Ее вдруг осенило, как можно заставить горничную молчать. — Вы понимаете, Редклиф, что о нас будут говорить, если узнают, что я оказалась в этом доме?

— Конечно, понимаю, миледи, — строго кивнула служанка. — Мой рот на замке.

— Спасибо, Редклиф, — улыбнулась Бет и взяла Клариссу под руку.

Бет с Люсьеном отвезли Редклиф и Робина домой, а сами решили проводить Клариссу к ее родителям. Бет уговаривала девушку, что отец с матерью больше не будут ее бить, и надеялась, что ее заверения окажутся правдой.

Родители Клариссы обрадовались возвращению в дом залога своей платежеспособности. И только поэтому они не набросились на нее с кулаками. Кроме того, увидев маркиза с супругой, они очень растерялись и, поминутно кланяясь им в пояс, пообещали заботиться о дочери и не подвергать ее наказанию.

Они вернулись в Белкрейвен к обеду, но Бет решила перекусить у себя в комнате. После всех этих печальных событий ей хотелось побыть одной и отдохнуть.

Маркиз, пообещав навестить ее ближе к вечеру, тоже отправился к себе.

Глава 21

Бет решила, что будет не вполне прилично встречать маркиза в ночной рубашке, поэтому надела муслиновое платье с мягкими складками на вороте и талии. Она велела Редклиф привести свои волосы в порядок и уложить в обычную прическу. Бет не стала пользоваться косметикой, чтобы скрыть синяк на щеке. По правде говоря, проку от нее все равно не было.

Наконец она отпустила Редклиф до утра и расположилась на диване в будуаре, восстанавливая в памяти события минувшего дня. Сейчас ей казалось, что она видела страшный сон. Неужели кто-то действительно целился в нее из пистолета и ее жизнь подвергалась реальной опасности? Впрочем, то, что опасность грозила не только ей, но и Люсьену, она помнила отчетливо. При одной мысли о том, что он мог погибнуть, ее сердце начинало бешено стучать. Она так сильно его любит, что не колеблясь пожертвовала бы собой, чтобы его спасти. Ну и о каком «самообладании» может идти речь в такой ситуации?

В ее сердце больше не было места ни для здравых мыслей, ни для суждений на тему морали. Она знала лишь одно: если он умрет, она не проживет без него и минуты. До сих пор она и не подозревала, что любовь — это сумасшествие, от которого не может вылечить ни один, даже самый хороший врач.

Но как же она прекрасна, эта любовь!

Открылась дверь, и он вошел, а она улыбнулась и протянула к нему руки. Он сел рядом с ней на диван. На нем не было ни сюртука, ни галстука, ни жилета. В сорочке с расстегнутым воротом и в свободных бриджах он казался вполне… доступным.

Она прикоснулась к его груди.

— Откуда у тебя такой божественный свет в глазах? — спросил он, накрывая ее руку своей. Его пальцы обдало жаром.

67
{"b":"3463","o":1}