ЛитМир - Электронная Библиотека

— Она мне понравилась. Возможно, со временем она согласится признать меня.

— Вы действительно собираетесь завести с ней дружбу? Люсьену это не понравится. Мужчины не любят, когда в их жизнь вторгаются новые проблемы.

— Всем нам приходится приспосабливаться, — вздохнула Бет. — Вот когда вы выйдете замуж за его лучшего друга…

— Этого никогда не будет, — произнесла Бланш, хотя Бет отметила, что она покраснела. — У него ум за разум зашел! Я сказала ему, что хочу… официального объявления о помолвке.

Бет решила оставить эту тему, хотя готова была поклясться, что свободные дни Белой Голубки сочтены.

— Они все устроили? — поинтересовалась она осторожно, не осмеливаясь прямо спросить о трупе.

— Да. Этот Николас Делани очень деятельный человек. И его сообщники — весьма интересные личности. Я особенно не расспрашивала, но, по-моему, они спрятали тело Деверила, обезображенное до неузнаваемости, где-то в закоулках улицы Святого Жиля. Через день или два его найдут. Но в этом квартале никто не станет задавать лишних вопросов. Хотя Деверила там хорошо знают: он частенько объявлялся в этом месте в поисках проституток, которые могли бы удовлетворить его извращенный вкус. Так что даже если его опознают, это никого не удивит.

— Он оказался еще ужаснее, чем я предполагала, — поежилась Бет, — Поразительно, что таких людей пускают в приличные дома только потому, что они имеют титул и деньги. Наследуемые привилегии — величайшая несправедливость.

— Возможно, — улыбнулась Бланш. — Но послушайте моего совета, Бет, и не открывайте шквальный огонь. Иначе от него пострадает множество людей, достойных любви и восхищения.

— Вы имеете в виду Люсьена? — Бет заинтересовали слова ее новой подруги.

— Он в последнее время очень изменился к лучшему, но не пытайтесь сделать из него борца за справедливость, — посоветовала Бланш. — Он урожденный де Во и никогда не перестанет им быть.

— Я это знаю, — кивнула Бет. — И да простит меня Мэри Вулстонкрофт, но я не хочу, чтобы он перестал им быть. Наверное, мне стоит поскорее вернуться домой, пока он не узнал о том, что я была здесь.

Но уходить Бет пока не собиралась, потому что еще не начала разговор, ради которого сюда пришла. Впрочем, она была не из тех, кто пасует перед трудностями, и потому, сжав руку Бланш, задала ей вопрос в лоб:

— Скажите, Бланш, как вы относитесь к подлогу? А также к кражам со взломом?

— Это грозит виселицей, Бет. — Бланш удивленно посмотрела на нее.

— Я знаю. Но думаю, до этого дело не дойдет, если заручиться поддержкой семьи де Во. Разве это не ужасно? Оказывается, я самая настоящая авантюристка, — хихикнула Бет.

— Бет, говорите прямо, что вы задумали?

— Если я правильно осведомлена, у Деверила нет наследников. А значит, его титул и состояние перейдут во владение Короны. Что, если мы сделаем Клариссу его наследницей?

— Завещание? — Бланш выпрямилась в кресле.

— Да, его должны будут найти в доме Деверила. Это самая опасная часть предприятия, — вздохнула Бет.

— Нам нужен образец его почерка…

Бет стиснула руки. Наверное, она сошла с ума. Это было противозаконно. И ничем не оправданно. Кроме одного — таким способом они бы избавились от множества проблем.

— Про Деверила говорили, что он сказочно богат. Когда найдут завещание, поверенный Люсьена сможет устроить так, что хотя бы часть его денег отойдет к Клариссе. Без сомнения, ее родители захотят получить остальное. Это поможет им спастись от долговой тюрьмы. Хоть мне и противна мысль о подлоге, все же семья Клариссы, я уверена, найдет лучшее применение деньгам Деверила, чем он сам, — подытожила Бланш.

— И кто выиграет, если его состояние канет в бездонный карман королевской казны? Регент купит на эти деньги пару новых безделушек для своей коллекции, вот и все, — согласилась с ней Бланш.

Они понимающе переглянулись.

— Как вы думаете, можно это сделать? — спросила Бет.

— Вы расскажете Люсьену? — с любопытством спросила Бланш.

— Не знаю.

Раздался резкий стук дверного молотка. Агнес поспешила к двери.

— У меня такое чувство… — промолвила Бет.

— У меня тоже, — кивнула Бланш, хватаясь за сердце.

— Вас следует запирать на замок, — пробурчал Люсьен, входя в гостиную.

Он пытался выглядеть рассерженным, но у него это плохо получалось. В конце концов, он не выдержал и улыбнулся:

— Рассказывайте, что вы задумали? — Он уселся в кресло. — Только всю правду и ничего, кроме правды.

Бет решила, что не в ее интересах скрывать от него свой план, и коротко поведала о той авантюре, которую они с Бланш только что обсуждали.

— Боже мой! — потрясение воскликнул он. — Это как раз тот случай, когда муж берется за ремень, чтобы вправить мозги своей женушке.

— Разумеется! Ведь вы и мысли не допускаете, что у вашей женушки может быть своя голова на плечах, и причем не самая глупая!

— Да знаете ли вы, что за такие дела даже пэры королевства кончали свою жизнь на виселице! А то, что вас повесят не на обычной веревке, а на шелковой, вряд ли может служить серьезным утешением.

Он долго молчал, размышляя над словами Бет, и наконец улыбнулся.

— Это очень хороший план, — признал он. — Он гораздо лучше того, что предлагал Николас.

— Николас? — одновременно воскликнули женщины.

— Я только что от него. Правда, сначала я заглянул домой, где мне сообщили, что моя обессилевшая женушка умудрилась сбежать, не сказав никому ни слова.

— А что предлагал Николас? — с интересом спросила Бет, проигнорировав его последнюю фразу. — Почему его так занимает судьба Клариссы?

— Она его нисколько не занимает. Но у Николаса есть свои причины желать разорения Деверила. Поскольку теперь достоверно известно, что все его деньги находятся у него в доме в кованых сундуках, мы решили их оттуда забрать.

— Кража со взломом! Вы с ума сошли! — испугалась Бланш.

— Не совсем так. Мы заручились поддержкой пэра и члена парламента, чтобы в его доме не устраивали обыск до тех пор, пока в городе не прекратятся праздничные гулянья. Сегодня весьма удачный день для того, чтобы болтаться по улицам без сопровождения, не так ли? — Он многозначительно взглянул на Бет.

— Между прочим, я всегда ходила по улицам без сопровождения. А теперь мне бы хотелось знать, что вы решили предпринять со своими друзьями, а также почему вы не обмолвились мне ни словом по этому поводу?

— Бет, наши дела не имеют к вам никакого отношения! — отчеканил он.

— Правда? — возмутилась она. — Но вы даже не удосужились спросить у меня его имя! Я сказала, что Кларисса должна выйти замуж за мерзавца, а вы притворились, будто не знаете, кого я имею в виду.

— Но я и правда не знал, что речь идет о Девериле!

Бланш нетерпеливо вмешалась в разговор:

— Мы с вами говорили о подлоге, взломе и прочих противозаконных деяниях.

— Да, это верно, — кивнул Люсьен и повернулся к Бет: — По-моему, нам следует прямо сейчас отправиться к Николасу и рассказать ему, что вы задумали. Не нужно вмешивать в это дело Бланш, лучше ей оставаться в стороне.

Бет поднялась.

— Я пришла сюда в надежде, что Бланш мне поможет.

— У меня есть масса друзей, пользующихся дурной репутацией. В их число входит, как выяснилось, и Люсьен де Во, — хмыкнула Бланш.

— А также Хэл Бомон. — Он лукаво улыбнулся. — Он сейчас у Николаса! Почему бы тебе не поехать с нами?

— Мне нужно выучить роль к завтрашнему дню. — Бланш покраснела.

— Трусиха, — поддразнил ее Люсьен.

— Мы скоро снова увидимся, подруга. — Бет пожала руку Белой Голубке.

— Этого не будет, — возразил Люсьен.

— До тех пор, пока вы не станете миссис Бомон, — заявила Бет.

— Этого не будет никогда, — припечатала Бланш. Бет от души расхохоталась.

* * *

В доме Делани было, как всегда, многолюдно. Элеонора встретила Бет с круглыми от волнения глазами:

— Вы слышали? Они все с ума посходили. Когда-нибудь их всех повесят на площади.

70
{"b":"3463","o":1}