ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Квази
Любимое шитье к праздникам. Украшения, игрушки, подарки ручной работы
Самое главное о сердце и сосудах
Галстук для моли
Королевство гнева и тумана
Книга от насморка. О детском насморке для мам и пап
Айсберг на ковре, или Во что поиграть с ребенком
В постели с боссом
Карта дней

— Он, милорд. — Люсьен выдвинул вперед Николаса.

— Я мог бы догадаться, — пробормотал герцог. — Проследите, приятель, чтобы у всех кружки были полны до краев.

— Слушаюсь, ваша светлость. — Николас поклонился, коснувшись края шляпы. — Да благословит вас Бог. Долгих лет жизни вашей светлости…

— Довольно! — прервал его герцог, еле сдерживая улыбку. — Идите своей дорогой. — Он еще раз оглядел компанию, задержав оценивающий взгляд на Бланш и особенно на Бет. — В конце концов, разве все англичане — это не одна большая семья? — Он сделал попытку смягчить неодобрительно хмурившегося лорда Ливерпула.

— Я не могу считать своей семьей это отребье, — надменно процедил граф. — Сомневаюсь, что у них есть право голоса.

— Не будьте так строги. Кто знает, как могут измениться эти люди при удачном повороте фортуны. — Герцог повернулся к веселой компании. — Могу я надеяться, что при первой же возможности вы изменитесь к лучшему?

Они хором заверили его в этом.

— Не исключаю, Ливерпул, что когда-нибудь один из этих многообещающих молодых людей поселится в доме на Гросвенор-сквер.

— Вы с ума сошли! — возмутился Ливерпул. — Пойдемте, Белкрейвен. Нас ждет экипаж.

Герцог с улыбкой последовал за ним.

— Леди ничем не хуже молодых людей и тоже могут поселиться здесь, ваша светлость! — не удержалась от язвительного замечания Бет.

— Согласен. — Он повернулся к ней. — А ты девчонка не промах, да?

— Вся в отца! — бойко отпарировала Бет, уперев руки в бока.

— Не сомневаюсь. — Герцог перевел взгляд с нее на Люсьена. — Теперь уже нисколько не сомневаюсь.

Экипаж Ливерпула скрылся за поворотом, а молодежь быстро зашагала по направлению к Брук-стрит, где их ждал Том. Они увидели два экипажа. Из окна второго им помахала рукой Элеонора.

Николас, Люсьен, Бет и Робин сели в один экипаж, Хэл, Майлз, Фрэнсис и Бланш — в другой. На прощание они окинули взглядом дом Деверила и убедились, что там все спокойно. Охранники решили не поднимать скандал, когда поняли, что ничего не украдено и единственная неприятность, которая выпала на их долю, это шишка на голове Тома.

— Что ты здесь делаешь? — спросил Николас жену.

— Я не хотела пропустить такое развлечение. Все прошло удачно?

— Не совсем, но этот молодой человек нас выручил. — Он протянул мальчику монету, полученную от герцога. — Держи, ты ее заслужил.

— Спасибо, сэр!

— Только обещай, что не отправишься сегодня ночью гулять по городу, — погрозил ему пальцем Люсьен. — Юноши, которых ждут великие дела, ночью должны спать.

— Хорошо, — радостно согласился Робин.

— В твоей жизни произошла серьезная перемена, Робин, — наставительно продолжал Люсьен. — Да и ты тоже изменился. А поэтому перестань водиться с прежними дружками, иначе они в конце концов тебя ограбят, разденут и оставят голым.

— Это верно, милорд, — поразмыслив, произнес Робин. — Только очень трудно отвыкать от той жизни, к которой привык.

— Да, Робин, трудно, — согласилась Бет. — Но жизнь — это постоянные перемены. — Она взглянула на Люсьена. — И многие из них к лучшему, поверь мне.

— Правда, иногда ради этого приходится постараться. — Николас улыбнулся жене.

— Постараться — вот так? — Она пренебрежительно кивнула на его шутовской наряд.

— Отныне я буду смирен, как овечка. Мы закончили наши дела и можем теперь вернуться в Сомерсет.

Они добрались до дома Тома. Бет хотела переодеться, но Люсьен возразил:

— Ты можешь просто накинуть поверх платья плащ. Все равно нам придется пробираться к себе тайком.

— Хорошо, — согласилась она, оглядывая себя в зеркале. Она уже привыкла к своему маскарадному костюму, но теперь он стал ее тяготить.

Люсьен отсчитал десять гиней и протянул ей. Бет недрогнувшей рукой взяла монеты и сунула их за корсаж.

— Надо же хоть как-то отстаивать свою независимость, — объяснила она Николасу и Элеоноре, с удивлением взиравшим на эту сцену.

Люсьен прихватил узел со своей одеждой, и они направились к выходу, но на лестнице столкнулись с Бланш и Хэлом.

— Возьми с него деньги вперед, подружка! — крикнула ей Бланш.

— Уже взяла! — весело отозвалась Бет.

* * *

— А теперь мы можем вернуться в Хартуэлл? — спросила Бет, лежа в объятиях Люсьена.

— Да, но только после того, как тебя представят ко двору. — Он не дал ей возразить, закрыв рот поцелуем. — Я позволил тебе сыграть шлюху и даже не спросил, что сделал с тобой Том такого, отчего ты ударила его кастрюлей по голове. А теперь пришло время сыграть маркизу.

— Не вижу большой разницы между этими ролями. — Бет сильнее прижалась к его горячему телу.

— Думаю, королева другого мнения на этот счет. Ты можешь надеть платье Бланш и явиться в нем ко двору. Увидишь, что будет.

— Скажи, разве представителя высшей аристократии могут прогнать взашей по причине непристойного поведения? — хмыкнула она.

— Не знаю…

— Интересно, что скажет герцог? — Она погладила его по руке.

— Полагаю, ничего. Знаешь, я никогда прежде не видел, чтобы он так смеялся. Он очень изменился в последнее время. Мне кажется, мы все изменились с тех пор, как ты, Бет, вошла в наш дом.

— Надеюсь, к лучшему?

— Несомненно. Ты, как весеннее солнце, согрела промерзшую землю. Мать поет, отец смеется. А я… я восхищаюсь умом, силой духа и красотой своей подруги. Немногие мужчины могут похвастаться такой женой.

— Только умные, — тихо проговорила она. — А умные женщины не могут не оценить по достоинству таких мужчин, как ты, если они встречаются на их жизненном пути.

76
{"b":"3463","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Амигуруми. Милые зверушки, связанные крючком
Корги по имени Генри
Рождество и красный кардинал
Лолита
Воспитание сердцем. Без правил и условий
Я тебе не нянька!
Сто лет одиночества
Час перед рассветом
Как выжить в индустрии комикса