ЛитМир - Электронная Библиотека

— Но золото графа принадлежит «Драконовой шайке», не так ли? Граф не выполнил свою часть этой сделки.

— Безусловно.

Значит, она имеет право взять золото. Правда, ей не хотелось забирать его у Кона. Вернее, не хотелось, чтобы Кон узнал, что она взяла его.

— Расскажи, что произошло прошлой ночью.

— Мы уже выгрузили половину груза, но были вынуждены остановить разгрузку, потому что на побережье рыскали люди Гиффорда. Вчерашняя драка заставила их всех слететься в эту часть побережья.

— А из-за чего была драка? Тебе тоже досталось?

— Пустяки. Не волнуйся. Напали на наших лодочников, Подозреваю, что это были люди из банды «Черные пчелы», но не уверен. Им удалось захватить несколько лодок, но без синяков и ссадин не обошлось.

— Гиффорд сказал, что знает некоторых из раненых. Это наши?

— Да. Я позволил ему подобрать их, потому что причину драки ничем не докажешь, а груз к тому времени мы успели припрятать. Там им окажут более профессиональную медицинскую помощь. А другая сторона своих раненых унесла с собой.

Сьюзен боялась, что Дэвид организует погоню за «Черными пчелами», чтобы проучить их, боялась, что его ранят, но понимала, что в таких делах от ее слова ничего не зависит. Дэвид уже не был ее маленьким братиком. Однако при обсуждении некоторых вопросов она имела право голоса.

— Насколько велики наши потери? И каково теперь наше положение?

— Около половины прибыли, но я об этом стараюсь не распространяться. Я откажусь от своей доли, и если ты сделаешь то же самое…

— Само собой разумеется, — ответила она, хотя подумала, что из-за этого у нее не будет денег, чтобы бежать отсюда. Если только не удастся найти деньги, спрятанные в Крэг-Уай-верне. — Но у шайки не останется резерва.

Они уже шли по лужайке, когда им пришлось посторониться, пропуская какого-то мужчину с тележкой. Они поздоровались, и мужчина, подмигнув, сказал:

— Жаркая ночка была вчера, а, Капитан?

Сьюзен судорожно глотнула воздух.

— Этот явно не знает о понесенных убытках. Но было бы лучше, если бы не каждый встречный знал о том, кто ты такой.

— Не будь дурочкой. Как бы мы могли работать, если бы люди об этом не знали? Другое дело, что никто из них ничего об этом не скажет.

— Все равно тот, кому надо, узнает. Перч знал, кто был Капитаном Дрейком, но он соглашался брать деньги за молчание. А Гиффорд брать не станет. — И она добавила то, что не следовало говорить: — Я не хочу, чтобы с ним что-нибудь случилось.

Дэвид остановился и пристально посмотрел на нее:

— С Гиффордом? Может, ты к нему неравнодушна?

Она почувствовала, что краснеет.

— Не говори глупости. Но он хороший человек, который просто пытается выполнить свой долг. Было бы жестоко убивать его.

— Уж не думаешь ли ты, что я превращусь в чудовище?

— Нет, но он встанет поперек твоей дороги… или поперек дороги твоих людей…

— Я не стану его убивать и не стану приказывать своим людям убить его. «Драконова шайка» так не поступает, Сьюзен. И ты это знаешь.

— Но я не хочу также, чтобы тебя повесили или сослали на каторгу!

— Не придумывай неприятности, нам их и без того хватает, дорогая. — Он взял ее под руку, понуждая продолжать путь. — Однако было бы очень кстати, если бы ты поскорее отыскала это золото. Как только мы реализуем вчерашний груз, мы сможем расплатиться с нашими инвесторами. Но как ты сама заметила, у нас не останется никаких резервов. Придется сделать еще рейс. В самое ближайшее время.

— Когда?

— Слишком скоро. У капитана Вейвасаура есть груз чая, который он не смог выгрузить там, где предполагалось.

— Его нельзя везти сюда. Луна с каждой ночью становится все полнее.

— У нас здесь пасмурная погода, поэтому есть шанс, что небо будет затянуто облаками…

— Опять шансы!

— Сьюзен, контрабанда — рискованное занятие.

— Именно поэтому я не хочу иметь с ней ничего общего.

— Нет, именно поэтому ты не хочешь, чтобы я принимал в этом участие. Перестань!

Его властный тон заставил ее замолчать. Он прав. Ее паника способна скорее погубить, чем помочь ему.

— Разумеется, мы не будем разгружать судно здесь. Чай легкий, так что можно будет использовать для разгрузки какое-нибудь труднодоступное место, например Ирландскую бухту. Мы ею не пользовались уже много лет.

У нее перехватило дыхание. Она понимала, что это всего лишь одна из многочисленных бухт на побережье. Тем не менее ей казалось предательством по отношению к Кону использовать для разгрузки контрабанды эту бухту, когда он находится здесь.

— Там очень трудно взбираться с товаром.

— Можно сбросить веревки и поднять чай с их помощью. Патрульным тоже трудно туда добраться. Или можно попросить Вейвасаура сбросить в воду тюки и поставить вехи, а потом подобрать груз с помощью лодок.

Дэвид с головой погрузился в свои планы, но Сьюзен знала, что Гиффорд будет, словно коршун, бдительно следить за побережьем.

— Дэвид, если я отыщу золото, ты сможешь повременить?

— Такой случай нельзя упускать. Отличный груз, уже готовенький, только и ждет, чтобы его забрали… Ну да ладно. Если ты найдешь деньги, то мы ляжем на дно на целый месяц, а то и на два. Тебе, наверное, будет труднее искать деньги, когда здесь живет граф?

— Не думаю, что его присутствие что-то меняет, разве только если они спрятаны под его кроватью. Но там их нет. Я уже проверила все такие места под прикрытием весенней генеральной уборки. Скажу откровенно, я считала, что найти их будет гораздо проще. Ведь он должен был иметь к ним свободный доступ, чтобы добавлять деньги или брать какие-то суммы.

— А может быть, он все деньги тратил на свои снадобья и прочий вздор, — с ухмылкой сказал он. Сьюзен показала ему однажды спальню графа с гирляндами сушеных фаллосов, и он чуть не умер со смеху.

— Не забудь, что я была его секретарем и знаю, сколько он тратил. Из того, что он получил от «Драконовой шайки» только за последние годы, где-то должно быть припрятано более двух тысяч золотом. Такую сумму нелегко спрятать, даже если рассовать ее по частям по всему дому. И я обязательно нашла бы хоть один из таких тайников.

— Может быть, есть какая-то потайная комната или тайник в стене? — высказал предположение Дэвид.

— Я уже думала об этом, но в доме очень мало деревянной обшивки.

— Через два дня я должен сказать Вейвасауру о своем решении.

— Два дня? Ладно. Я буду, не разгибая спины, искать какие-нибудь хитрые тайники. Кстати, Кон привез с собой секретаря.

— Кон? — с интересом переспросил Дэвид.

«Только бы не покраснеть» — подумала она.

— Когда-то я знала его под этим именем. Оно просто сорвалось у меня с языка. Послушай, его секретарь…

— Разумеется, у него есть секретарь.

Они начали крутой подъем к Крэг-Уайверну, и, возможно, именно поэтому у нее так сильно колотилось сердце.

— Он заставил секретаря просматривать все записи и документы. Что, если там встретится что-нибудь относительно контрабанды?

— Разве ты не знаешь?

— Граф был сумасшедшим и в отношении отчетности. Он писал для себя записочки на клочках бумаги и рассовывал их в самые неожиданные места. То же самое он проделывал и с письмами, которые получал.

— Сильно сомневаюсь, что Мэл писал ему письма.

— Я знаю. Но почему-то уверена, что этот де Вер обязательно что-нибудь раскопает.

— Будем решать проблемы по мере их возникновения, — улыбнулся он. — Что-то ты слишком нервничаешь. Это на тебя не похоже.

Ей снова захотелось сказать ему всю правду, но она должна была скрыть свое прошлое — по возможности все прошлое.

— Пора тебе прекратить свою работу, — сказал он. — Это неподходящее для тебя занятие.

— Если я не вмешиваюсь в твои дела, то и ты мне не указывай. — Она остановилась, чтобы отдышаться, хотя раньше у нее никогда не было потребности в этом. — Ты ведь и сам у него работаешь.

— Я управляющий его имением, — сказал Дэвид без малейших признаков одышки. — Это вполне подходящее занятие для джентльмена. Экономка — совсем другое дело. С тобой все в порядке?

27
{"b":"3464","o":1}