ЛитМир - Электронная Библиотека
* * *

Сьюзен улыбнулась словам Дэвида, но мысли ее путались, оттого что рядом находился Кон. От его горячего взгляда у нее участился пульс. Она остро ощущала его присутствие.

Затаив дыхание, Сьюзен наблюдала за ним. Вот он повернулся — элегантно и одновременно стремительно — и стал у камина, опершись о каминную полку. Его загорелая рука, удивительно красивая, несмотря на небольшие белые шрамы, резко выделялась на белом мраморе.

Услышав сказанное Дэвидом, он улыбнулся, и это была открытая, искренняя улыбка, совсем непохожая на ту, какой он улыбался ей. Она напомнила Сьюзен прежнего Кона. Ах, если бы он снова улыбнулся ей, как прежде.

Но об этом нечего и мечтать. Она присоединилась к разговору о местных достопримечательностях и не позволила себе ни разу взглянуть на Кона, но все равно думала только нем.

Реакция у нее была чисто физиологическая, но ничего подобного она не испытывала в течение одиннадцати лет. Реакция была мощная, и ее невозможно было подавить усилием воли.

Сможет ли она расстаться с Коном, не испытав, как изменилось с годами желание двух людей, ставших взрослыми?.. И не хотела ли она подсознательно стереть из памяти воспоминания о лорде Райвенгеме и капитане Лавале, побывав в постели у Кона?

Когда Рейс и Карслейк принялись что-то горячо обсуждать, Кон воспользовался случаем, чтобы поговорить с Сьюзен.

— Брат у тебя превосходный молодой человек Де Вер в восторге от его административных способностей.

— Да, он очень неглуп, — ответила она и, отхлебнув вина, посмотрела не на него, а на брата.

— Он вроде бы прихрамывает, или мне это показалось? Он всегда прихрамывал?

Она немного помедлила, но пришлось ответить:

— Насколько мне известно, прошлой ночью он ввязался в драку. Из-за женщины.

— Он победил?

— Понятия не имею.

— Понятно. О таких вещах брат едва ли рассказывает старшей сестре. Ты не возражаешь, когда он покровительственно относится к тебе?

Она взглянула на него. Неужели он заметил ее раздражение?

— Так уж повелось, милорд. Эта одна из причин, объясняющая, почему я предпочитаю работать.

— Это очень по-американски. — Заметив ее удивленный взгляд, он пояснил: — Стремление к независимости. Чем же вы намерены заняться, когда покинете свою должность здесь, мисс Карслейк?

— Я еще не решила, милорд. Что вы думаете об американских Штатах, милорд? Полагаете, они смогут процветать и далее?

Потом она заговорила о разных формах правления, чем окончательно озадачила Кона. Ведь он умышленно предлагал ей шанс, а в ее словах не было и намека на желание пофлиртовать.

Неужели она надеялась, что ее красивая и возбуждающая внешность сама сделает за нее всю работу? Снова?

Э-э… нет. Он уже научен горьким опытом.

* * *

Когда пришла Дидди и объявила, что обед подан, Сьюзен, поблагодарив ее, оперлась на предложенную Коном руку и повела всех в столовую. За последние годы столовой пользовались редко, и она, несмотря на отполированную мебель и цветы, производила странное впечатление заброшенного помещения.

Массивная мебель темного дуба создавала мрачную атмосферу, хотя Сьюзен приказала сложить стол до самого малого размера и зажечь свечи. Даже стулья с резными спинками и обитыми красным бархатом подлокотниками и сиденьями были громоздкими.

Они уселись вокруг стола, словно судьи, собравшиеся рассмотреть дело об обеде. Как и во всех других комнатах нижнего этажа, здесь имелись застекленные двери, выходившие во двор, но сейчас они все были закрыты. Снаружи еще не стемнело, но два канделябра, отбрасывающие круги света, создавали впечатление тайного совещания.

Она почти ожидала, что Кон вот-вот стукнет молотком, призывая к вниманию, и обвинит Дэвида в том, что он является Капитаном Дрейком.

Но вместо этого вошла Джейн с супом. Сьюзен внимательно посмотрела, правильно ли все делается, потом попробовала, хорош ли суп на вкус, и отставила его в сторону. Сегодня она играла роль не экономки, а мисс Карслейк, и ее мысли были заняты совсем другим.

Дэвид втянул Кона в разговор о его доме в Суссексе. Сьюзен прислушивалась к разговору, вспоминая, что раньше он с большой теплотой рассказывал о своем доме. Она порадовалась тому, что эта любовь сохранилась. Значит, у него есть любимый дом и любимая женщина. Она искренне радовалась за него.

Приличия требовали, чтобы она уделила внимание также де Веру, сидевшему справа от нее.

— Надеюсь, вы довольны своим пребыванием в Крэг-Уай-верне, сэр?

— Ну-ну, перестаньте, милая леди. Вы сейчас мисс Карслейк, гостья.

Это был то ли упрек, то ли напоминание. А вернее всего, просто озорство.

Она проглотила еще ложку супа.

— Значит, я одна в двух лицах, мистер де Вер. Едва ли кто-нибудь сумеет заставить бездействовать часть своего существа по своему усмотрению.

— Иногда очень хочется заставить бездействовать некоторые части своего существа.

Он был прав.

— Может быть, это и можно сделать, если приложить большое усилие. — Она посмотрела на де Вера. — А вы, мистер де Вер, тоже двуликий Янус. Ваше лицо беззаботного, праздного человека меняется и становится серьезным, когда речь заходит о канцелярской работе.

— Вот и не угадали. Канцелярская работа заставляет меня хихикать от предвкушения удовольствия. В ней есть что-то завораживающее, вам не кажется? Особенно запутанные счета. Каждая статья представляет собой кусочек загадочной картины.

— Картины Крэг-Уайверна? Едва ли это стоит ваших усилий.

— Картина есть картина. Иногда мы складываем ее по кусочкам ради развлечения. Казалось бы, зачем разрезать картину на кусочки, чтобы потом кто-нибудь складывал их? Но чтобы сложилась картина, требуется время. Я складываю картину, которая составляет часть жизни Крэг-Уайверна, и она меня интересует. Как и вы, мисс Карслейк.

— Я? — удивленно переспросила она, оцепенев от страха.

— Вы. Вы поразительная женщина. Я уже говорил Уайверну, что вы мне напоминаете ангела эпохи Возрождения.

Она чуть не расхохоталась.

— И что он на это ответил?

— Разумеется, согласился. Ваши черты слишком красивы для мужчины. И слишком правильны для красивой женщины…

В это время вошла Джейн, чтобы убрать суповые тарелки, и это дало ей время подумать.

— Я могла бы воспринять это как оскорбление, мистер де Вер.

— Послушайте, я не так глуп, чтобы оскорблять вас в присутствии двух ваших горячих защитников! Ваша внешность очень привлекательна…

Его слова дали ей повод взглянуть на Кона и Дэвида, поглощенных разговором. Он назвал их ее «двумя горячими защитниками»?

— Но я думаю, что поступил бы неразумно, начав флиртовать с вами.

— А стоит ли быть благоразумным, сэр? За последнее время у меня очень мало возможностей пофлиртовать. — Она поставила локоток на стол и оперлась подбородком на ладонь. — И знаете что, в вашей внешности тоже есть чтс-то ангельское.

Она улыбнулась. Как давно она не играла в эту игру!

— Слишком красив, чтобы быть мужчиной? — пробормотал де Вер. Игра его не только забавляла, но и настораживала.

— Но несмотря на это, вы очень привлекательны.

Он усмехнулся:

— Интересно, чем занимаются два ангелочка, встретившись наедине? Может быть, нам следует узнать это, мисс Карслейк?

Она опустила руку и выпрямилась на стуле. Не могла она допустить игривости даже в шутку.

— Едва ли стоит пытаться, сэр. Я предполагаю, что ангелы молятся.

— Или танцуют на острие иголки, откуда можно легко упасть…

Она отвернулась и обнаружила, что Кон внимательно смотрит на нее и де Вера. Судя по всему, он слышал весь их разговор от слова до слова.

— Хочу предупредить вас, что де Вер — не граф, — любезно сказал Кон, глядя на нее холодным взглядом.

— Батюшки! Как же это я оплошала?

Его улыбка стала шире, но взгляд оставался холодным.

— Он наследник весьма неплохого поместья в Дербишире, правда, если его отец, который не одобряет поведение сына, не лишит его наследства. Если вы не остановили свой окончательный выбор на Уайверне, то, возможно, стоит попробовать.

32
{"b":"3464","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Книга челленджей. 60 программ, формирующих полезные привычки
Что можно, что нельзя кормящей маме. Первое подробное меню для тех, кто на ГВ
Элиты Эдема
Тайная история
Утраченный символ
Любовь яд
В тени баньяна
Жаба на пуантах